Прощальная гастроль артиста

Любимая фраза ректора Национального университета культуры звучит так: "Скромность — это самый короткий путь к бедности и забвению". Сам Михаил Михайлович далек от того, чтобы она была к нему применена. У него совсем другой стиль. Вообще Михаил Поплавский — явление уникальное, причем как в шоу-бизнесе, так и в политике. Впрочем, если приглядеться, особой разницы между этими видами деятельности нет. Особенно теперь, когда основные продюсеры готовятся ставить масштабное шоу "Парламентские выборы-2006". Но Михаил Михайлович не слишком любит обсуждать эту тему — говорит, ему в парламенте скучновато. Действительно, Верховная Рада часто не "дотягивает" до эпатажного стиля поющего ректора… Хотя, если бы энергию "Белого орла", да в предвыборных целях! Скучно бы точно не было. Впрочем, Поплавский намерен устроить такую веселую жизнь одесситам: если решит баллотироваться на пост мэра Южной Пальмиры. Повезет людям, поскольку "поющий ректор" наверняка сделает с Одессой то, что в свое время — с непрестижным "кульком", превратив за несколько лет институт культуры в университет международного класса. У него преподают самые высокопрофессиональные кадры, Поплавский не жалел денег на стажировки преподавателей в США, Англии, Германии. Как результат — выпускники его вуза сегодня нарасхват в туристическом, модельном, ресторанном бизнесе. Потому что делать людей красивыми тоже надо учиться. Студенты утверждают, что у Поплавского. Сам же Михаил Михайлович в беседе с журналистами "КТ" подробно рассказал о рецептах своего творческого и менеджерского успеха: "5 лет позора — а потом тебе никто не может отказать".

Михаил Михайлович, говорят, что с 27 ноября, после прощального гала-концерта, вы навсегда оставляете сцену и с головой уходите с большую политику. Это правда?

— Никто еще не знает, куда я ухожу… Даже я сам. Но сразу хочу сказать, что пиар-проект "Поющий ректор" реализован на двести процентов из ста возможных. Это был продуманный пиар-сценарий, который разработала моя команда креативных менеджеров. Сделан он был с учетом украинской ментальности, другими словами, был подобран именно такой вариант, который "съедят" именно в Украине, поскольку европейский или американский пиар существенно отличается от украинского. Он даже от российского отличается, хотя считается, что у нас общие славянские корни.

Кто был главным менеджером проекта "поющий Поплавский"?

— Сначала родилась идея. Когда после трех бурных судебных процессов я при мощной поддержке студентов, которые блокировали Верховную Раду и Кабмин, вернулся на должность ректора Киевского института культуры, выиграв суд у Министерства культуры, было понимание того, что Минкульт на этом не остановится и попытается любым способом удовлетворить свои амбиции. Другими словами, чиновники найдут, за что снять Поплавского. Поэтому менеджеры предложили мне очень смелый и довольно рискованный проект с названием "Поющий ректор". Я сначала покрутил пальцем у виска: все-таки до этого времени ректор ассоциировался с человеком важным, статусным, авторитетным, в возрасте… Да и никакой я не Ален Делон или какой-нибудь Шварценеггер. Скорее такой себе маленький "наполеончик". В общем, нормальные люди такого предложения никогда в жизни не приняли бы. Но они мне объяснили идею: это должен быть смелый шаг, который не вписывается ни в какие законы логики. Ректор выходит на сцену, поет, чем вызывает шок, стресс и неприятие. Чего мы, в конце концов, добились. Зато всем запомнилось!

Специально для меня Юрий Рыбчинский и Геннадий Татарченко написали имиджевую песню "Юный орел". Я, правда, не мог ее исполнить в первый раз без помощи "допинга". Дело было в Доме культуры завода "Арсенал". Говорят — выходи на сцену, а у меня будто ноги к полу приросли. Не мог преодолеть психологический барьер. Ну знаете, как самолет не может взять сверхзвуковой барьер. Тогда послали за коньяком…

И сколько понадобилось коньяка?

— Грамм сто пятьдесят я тогда выпил. По-моему, коньяк назывался "Карпаты". Но все равно чувствую — не могу! Тогда добавили еще пятьдесят и барьер был взят. Когда человек выпьет, он чувствует себя нормальным, раскрепощенным и уверенным в своих силах. Это был мой первый выход на сцену как исполнителя, хотя задачи сделать из меня вокалиста не стояло. Важен был сам выхода ректора на сцену. Чтобы это воспринималось как поступок и пример студентам: "Делай со мной, делай как я, делай лучше меня!". Зато теперь у нас в Национальном университете культуры самый высокий конкурс при поступлении. И когда абитуриенты заполняют анкеты, то в графе "причины поступления" большая половина пишет: "Потому что там ректор поет". Я считаю, что это был нестандартный ход. И хотя сам проект "Поющий ректор" исчерпал себя еще года два назад, мы его успешно эксплуатировали все это время — просто нечем было другим заменить. Необходимо было постоянно держаться в поле зрения молодежи, создавать информационные поводы. Вы же заметили, как мы агрессивно ведем себя на медиа-поле — сразу идем в наступление.

У нас выходят и серьезные проекты. Например, "Крок до зірок": мы уже давно потеснили Юрия Николаева с его "Утренней звездой". И шестой год подряд делаем свой национальный продукт. Это качественный и дорогой проект. Никто не может сказать, что программа поиска и поддержки молодых музыкальных звезд себя исчерпала. Сегодня некоторые коммерческие каналы предлагают мне сотрудничество, но я твердо решил: программа такой государственной важности должна выходить на Первом национальном. Но хочется сделать что-то новое…

Это новое — политика? Или другой шоу-проект?

— Не исключено мое участие в культурных проектах международного класса. На днях мы провели переговоры с солистом группы "Модерн токинг" Томасом Андерсом. Речь шла о совместных мегапроектах, о культурном обмене между Германией и Украиной. Кроме того, я как продюсер хотел бы заниматься раскруткой перспективных исполнителей. У меня ведь есть опыт работы в шоу-бизнесе. Я прошел весь этот позор и сегодня знаю, как при минимуме денег сделать шикарный промоушн того или иного артиста. А с Томасом Андерсом должно получиться. Мы близки по духу и даже одного роста.

А что Михаил Поплавский делает в большой политике? Как вы себя чувствуете во фракции спикера Литвина — это тоже был пиар-ход? И есть ли у вас политическая перспектива?

— Должен вам сразу сказать: я член фракции Народной партии. Сейчас идут политические консультации и переговоры. Кто, с кем и куда пойдет, станет ясно приблизительно через два месяца. Есть несколько политических проектов, над которыми я и моя команда в настоящее время работаем. Один из них — баллотироваться на пост мэра Одессы. Это же выход к морям… Тем более, я родился в Одесской области, являюсь одесситом по духу и форме. По содержанию и по характеру. У меня одесская хватка. Думаю, что город у моря меня поддержит — ведь Одесса ждет новых героев.

Эдуард Гурвиц о ваших веселых планах знает?

— Я ему скажу. Но дело в том, что социологические исследования, которые недавно провели в Одессе, дали чрезвычайно любопытный результат: жители города не хотят избирать никого из представителей прежней мэрской когорты. Люди просто устали от скандалов и переделов: они хотят "свежей крови", нового человека. Необязательно им должен стать Поплавский, но это точно будут не Боделан и не Гурвиц. Третья сила, как модно сейчас говорить.

Значит, в парламенте вам не очень нравится?

— Мне там скучно. Хотя как законодатель необходимую и важную работу я выполняю. А как же: ведь люди мне ее доверили! Вот недавно мы внесли на рассмотрение Верховной Рады Кодекс законов Украины о культуре. Это пакет из 13 законов. На чем там сделан акцент? На принципах, по которым работает весь мир: если меценаты вкладывают средства в развитие культуры, науки, искусства, поддерживают музеи и театры, то их коммерческая деятельность не облагается налогом. В таком случае гораздо активнее будут инвестироваться проекты по поддержке одаренных детей, способных художников и талантливых музыкантов — так, как оно и должно быть.

Но вас сразу обвинили в том, что вы хотите подмять под себя парикмахерский бизнес…

— Наш университет имеет эксклюзивную лицензию на подготовку модельеров-парикмахеров, дизайнеров причесок и этим проектом очень заинтересовались в Соединенных Штатах. Оттуда специально на переговоры со мной приехали специалисты… Я думаю, что пройдет время и меня будут вспоминать как "первооткрывателя" парикмахерского искусства. Как Юрия Гагарина, который первым покорил космос. Сегодня индустрия красоты развивается чрезвычайно активно, а в салонах красоты, в парикмахерских салонах высшей категории не хватает специалистов. Вы же, придя в салон-люкс, не захотите обслуживаться у девочки, закончившей ПТУ? Правда?

Парикмахер — это рабочая профессия. Окончив специальное училище, они могут и без высшего образования спокойно работать в рядовых парикмахерских. Однозначно. Мы же с вами говорим об элитных национальных кадрах, которые будут работать в индустрии высокой моды: стилисты-визажисты, косметологи-эстетисты, дизайнеры причесок. Это — высший пилотаж. Кстати, сегодня те, кто громче всех кричал о том, что я монополизирую отрасль, пришли учиться ко мне в Национальный университет культуры. Потому что курсы на скорую руку или безлицензионные конторы по обучению, открытые успешными "самородками", все-таки не дают качественного образования. И потом, без лицензии вас не возьмут ни в одно приличное заведение… Но лицензии должны быть не у Поплавского — в чем меня как раз и обвиняли. Это прерогатива Министерства образования. Но то, что Поплавский монополизировал парикмахерское искусство, — правда. Сегодня с высшим образованием на этом рынке работают только профессионалы "школы Поплавского". Я вложил серьезные средства в их подготовку: профессорско-преподавательский состав у меня стажировался в Англии, Америке, Франции, Германии, России.

Скажите, как складываются ваши отношения с Министерством культуры? Вы знакомы с новым министром?

— Больше всего в Игоре Лиховом мне импонирует его аполитичность — он не заангажирован ни одной политической силой. Лиховой — порядочный человек, настоящий профессионал. Так что я назначением главного культурного лица страны доволен.

Вы не боитесь, что Игорь Лиховой больше будет уделять внимания своей музейной отрасли, а не развитию шоу-бизнеса?

— Поверьте мне, что я не боюсь. И никто не возражает против поддержки и охраны памятников, заповедников: их надо реставрировать, вкладывать в это дело очень большие деньги. Я за то, чтобы возрождать историческую память страны, восстанавливать уникальные замки, которыми славится Украина. Но сегодня все упирается в финансирование: я как никто другой это знаю.

Такой яркий, шокирующий проект, как ваш, может быть "применен" в политике?

— Знаете, прежде всего необходимо понимать, что проект "Поющий ректор" — это блестящая актерская работа Михаила Поплавского. Это же не просто я вышел и запел. Я — актер, играющий свою роль. Так и политики должны себя вести, чтобы привлечь внимание общества… Вы же сами следили за моим творческим развитием: пять лет позора, зато теперь мы имеем элитное учебное заведение. Кто-то должен рисковать. Если человек не рискует, он не побеждает. Я, к примеру, мог стать министром культуры в 1994 году, моя кандидатура была согласована. Вы же помните то время: команду Леонида Кравчука полностью убрали, нужно было найти новых людей, а я являлся нейтральной фигурой — ректор столичного университета, доктор наук, профессор. В общем, по анкете подходил. Когда об этом узнал, то начал политическую борьбу, и меня с должности ректора сместили… Так вот, если бы меня тогда не сняли, не поставили, грубо говоря, в "позу ракетчика", то я бы, может, не состоялся как шоумен, менеджер, продюсер. Короче, как человек, который чего-то достиг. Я хочу сказать, что без поражений никогда не бывает побед. Мое поражение стало стимулом: оно заставило думать, изобретать, эпатировать. И, в конце концов, цель была достигнута.

А чего в вашем проекте было больше — выверенного подхода или интуиции?

— Интуиции. Команда командой, пиар пиаром, но если ты не чувствуешь ситуации, то таких дров наломать можно! Но мы не стояли на месте, все время двигались вперед, учились на своих ошибках. Если анализировать наши достижения с точки зрения развития шоу-бизнеса в Украине, то без лишней скромности скажу: лучшего шоу, чем мое, не сделал ни один заслуженный или народный артист Украины. Все потому, что я помню мудрый совет одного старого раввина: "Евреи, не жалейте заварки!". Я ее никогда не жалел, только "заварка" в этом случае — полная самоотдача, энергия, энтузиазм. Кроме того, артисты у нас как живут? От выборов до выборов. Заработал "бабки" — вложил в дом, в машину. А в клипы никто не хочет вкладывать… И это проблема, о которой многие не хотят говорить. А вот мы вкладываем. И опять же, песни я выбираю интуитивно, те, что чувствую душой и сердцем. Вот, например, песню "Дорогі мої батьки" мало кто помнил. А что сделал я? Вложил деньги в аранжировку, потом поехал к маме в село, взяли самогоночки, огурчиков, сала… Так мамины подружки после парочки стопок да под эту песню начали целоваться, брат соседку давай обнимать. Или возьмите "Росте черешня в мами на городі" — ее пел Анатолий Горчинский, а песня на слова Николая Лукива. Сам автор ее исполнял под гитару, а мы дали этой песне чуть больше энергетики, душевности — и она заиграла новыми красками.

Знаете, Марк Бернес говорил: "Я вам расскажу песню". Так вот, я тоже не пою песни, я их рассказываю. Мой формат — это украинский ретро-шансон в исполнении Поплавского. Эта ниша никем не заполнена. Без ложной скромности вам говорю. Импотенция в шоу-бизнесе уже десять лет длится: выпустят девочку или мальчика, в которых вложили деньги обеспеченные родители, помелькали они на экранах с полгода — и все, нет их. А если Юрий Фалеса профессионально занимался Ани Лорак, то виден и результат. Должен развиваться институт продюсерства, эти люди должны быть с мозгами и отличной интуицией. И с чувством ответственности: ведь на исполнителя, выступающего на сцене, смотрят миллионы зрителей! Их нужно уважать.

Какие свои клипы вы считаете самыми удачными?

— "Росте черешня в мами на городі", "Дорогі мої батьки", "Здраствуй, рідне село"… Кстати, если вы помните сюжет, то там я домой в село еду на электричке. Писали даже, что я специально электропоезд купил, чтобы к себе в село ездить. Но для шоу-бизнеса подобные сплетни — нормальное явление. Принцип работы команды Поплавского следующий: говорите обо мне, что хотите, только фамилии не перепутайте. Мне еще очень актуальным кажется замечание Линкольна: "Я делаю все, что в моих силах, и даже больше. Если результат будет позитивным, то вся критика потом не будет иметь никакого значения".

Судя по всему, ваш последний концерт будет представлять собой нечто особенное?

— Не последний надо говорить, а прощальный. Я же не умираю.

Но петь вы больше не будете? Даже за деньги?

— Знаете, я нигде за деньги не пел. Я единственный из артистов, кто "осилил" несколько туров по Украине. Причина-то в чем? Выборы у нас чуть ли не каждые полгода. Бесплатных зрелищ много, народ ими накушался, вот и не хочет потом идти на платные концерты. А Поплавский в течение последних семи лет проводил масштабные всеукраинские туры: "Пісня об'єднує нас", "З любов'ю до України", "З добром до людей", "Я — українець".

Ну это вы под "оранжевую" революцию расстарались…

— Программа разрабатывалась еще летом 2004 года. Просто она "легла в строку" событий, президентских выборов. Это моя интуиция: люди хотели гордиться Украиной, своей нацией, своими лидерами.

То есть политики вам не платили за цикл "Я — українець". А ваш "перевод" на украинский классики еврейского жанра "Хава нагила" кто спонсировал?

— Этот проект полностью оплатили еврейские организации. У меня было единственное условие: исполнить "Хава нагилу" на украинском языке. Они неделю думали, потом дали согласие. Ну евреи же не дураки? Потому что нигде еще эту еврейскую песню на украинском языке не исполняли. Мне даже президент Израиля прислал приглашение с предложением приехать с концертами. Дело в том, что никто до нас так не экранизировал "Хава нагилу" — просто пели на свадьбах, на днях рождения. А мы? У нас же целое кино получилось, с хореографической постановкой, с показом национальных обрядов.

Может быть, ваша команда поможет ставить клипы и политикам? А то иной раз посмотришь это короткометражное политическое кино — плакать хочется…

— Моя команда не делает клипов для других. Я делаю их для себя и под себя. Я выступаю как актер. У меня действительно высокопрофессиональная команда: сценаристы, режиссеры, аранжировщики, стилисты, балетмейстеры. Я следую их сценарию, но в творческую "кухню" не лезу. Я ведь еще должен найти финансирование и не "пожалеть заварки".

В чем фишка вашего прощального концерта?

— Сейчас рассматривается вопрос о том, чтобы я и Томас Андерс выступили вдвоем. Это действительно будет интересно. Но все равно самым важным из всех искусств является фуршет. Мы обычно снимаем зал в "Руси" и гуляем до поздней ночи, вот тут и начинается настоящая тусовка. А концерт— это так, прелюдия…

Но где вы берете средства на такие прелюдии? Спонсоры жертвуют? Или коллеги-депутаты?

— У меня есть свой бизнес. Я же не совсем бессребреник. Занимаюсь, например, и ресторанным бизнесом: на 252-м километре автобана Киев—Одесса расположен мой ресторан "Батьківська хата", пользующийся большой популярностью. Назван он в честь моего отца, уже, к сожалению, покойного. Постарался создать там интерьер как в доме, в котором я родился. Повесил на стенах портреты матери, отца, братьев. Даже запах "воссоздал" — свежего сена, грибов.

Ресторан специализируется на украинской кухне: одних вареников тут подают 24 вида! Повара я перекупил из "Царского села", администратора — тоже. Были в моем ресторане и министры, и депутаты, и Президент Виктор Ющенко — все оставались довольны кухней и качеством продуктов. Я запретил, чтобы мясо для шашлыков держали в холодильнике — все свежее, парное, с рынка — прямо на стол. И всегда есть у гостя выбор: ему в нашем ресторане предложат 14 видов шашлыка. Никаких консервантов, все натуральное: огурчики, помидоры, капуста квашеная, яблоки моченые. А еще я недавно с подачи Юрия Кармазина оценил моченые арбузы — с утра это самое то.

Кроме ресторанного бизнеса у меня есть сеть придорожных отелей и заправки на Одесской трассе — "Ятрань" называются. Я и мои братья взяли кредиты и вложили их в свою "малую родину", дали родному району 250 рабочих мест. Чем плохо? Не надо куда-то ездить, вкладывать свои средства в заграничное: можно продуктивно работать и здесь, в Украине. Этот семейный бизнес приносит доходы, и часть из них я вкладываю в развитие своих творческих проектов.

Ваши вложения в бизнес уже окупились?

— Нет еще. Понадобится не меньше пяти-шести лет для этого. Но я считаю, должен оставить память о себе. Чтобы люди говорили: о, это сделала семья Поплавских.

Что удалось вам сделать для семейного бизнеса — понятно. А что смог сделать поющий ректор для института, который еще десять лет назад презрительно называли "кульком"?

— Знаете, ныне покойный экс-вице-премьер Иван Курас в качестве эксперимента дал разрешение нам на открытие конкурентоспособных перспективных специальностей с их последующим лицензированием. Это был революционный прорыв, потому что без лицензии ты не имеешь права работать. И сегодня у нас готовят эксклюзивных специалистов в сфере шоу-бизнеса, модельной индустрии, дизайна интерьеров и ландшафтов. Наш вуз готовит и менеджеров по туризму, и спецов в деле отельного и ресторанного бизнеса.

Мне, конечно, легче было решать многие организационные и финансовые вопросы, поскольку меня узнавали. Ко мне, может, по-разному относились, но помогали всегда. Посмеются, а потом денег дадут на эти проекты. Например, серьезную помощь в деле "подъема" предоставили банкиры: Федор Шпиг ("Аваль"), братья Буряки (Брокбизнесбанк), Игорь Гиленко ("Надра"), Василий Горбаль (Укргазбанк). А потом мы же их активно рекламировали, причем нестандартно.

Насколько велика разница между прошлым и нынешним творческим и техническим состоянием вашего учебного заведения?

— Судите сами: когда я только пришел ректорствовать, то в институте было всего три факультета — библиотечный, культурно-просветительской работы и народно-художественного творчества. А сегодня у нас пять мощных институтов в структуре Университета культуры и восемь факультетов. Полностью модернизировали учебный процесс. Первыми создали на образовательном рынке мультимедиацентр. Мы идем в русле рыночных преобразований и все же стараемся опережать и время, и другие вузы. Раньше "кульком" (Киевский институт культуры) детей пугали: мол, будешь плохо учиться, тебе дорога только туда. Анекдоты ходили. А что сейчас? Сегодня у нас в университете учатся более 8 тысяч студентов, а когда я стал ректором, их было меньше тысячи.

Есть ли у вас в вузе коррупция? Преподавателям взятки дают?

— Не дают. Мы как раз проводили сессию студенческого парламента по этим вопросам и пришли к выводу, что это — вчерашний день. Я им так и сказал: ребята, имейте честь и достоинство. Все равно вы предмет сдадите, но не начинайте жизнь свою с обмана. Бывают в жизни разные ситуации, но я в таких случаях всем предлагаю обращаться лично ко мне — всегда что-то придумаем вместе. Да, были у нас некоторые не слишком честные, скажем так, преподаватели. Но мы ими усилили другие вузы. Тех, кого поймали "на горячем", вернули с полдороги и деньги раздали студентам-заочникам. Вы же поймите, страдает репутация и преподавателя, и учебного заведения: ведь если кто-то кому-то даст, завтра весь Киев об этом знает. Ничего не скроешь. Так зачем нам позориться?

Чем вы привлекаете преподавателей? Высокой зарплатой?

— Зарплата у нас, действительно, одна из самых высоких. Причем среди высших учебных заведений не только Киева, но и Украины. Чтобы профессор хорошо работал, ему нужно достойно платить — это аксиома. Мы чрезвычайно дорожим нашими кадрами. Это как в бизнесе: прежде чем получить результат, нужно в него что-то вложить. Мы, прежде всего, "вкладываем в мозги": приглашаем лучших специалистов, обеспечиваем их жильем, хорошей зарплатой.

Мы на протяжении всей беседы говорили о том, как окупились вклады в вас лично. Есть ли у вас смена? Какие-то молодые таланты, в которых вы готовы вложить средства?

— У меня на примете есть пять-семь исполнителей, в которых я намерен вкладывать и усилия, и финансы. Люди это молодые, не особо раскрученные, хотя они уже проявляют себя. Но пока о деталях говорить не стану: это отдельный проект. Однако смею вас уверить — вы о них скоро услышите.

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко, Александр Юрчук