Чужой среди своих?

Министр топлива и энергетики Иван Плачков, выступая в июне в парламенте, назвал в числе основных недостатков энергетической отрасли отсутствие эффективной системы управления. Как заметил министр, отечественный ТЭК развивался долгие годы без наличия у государства должного стратегического видения, при этом сама отрасль была разделена на различные группы влияния. С управленческим кризисом Плачков попал в точку. Остается лишь добавить, что с начала 2005 года проблема неэффективного государственного менеджмента в базовой отрасли экономики лишь обострилась. Об этом красноречиво свидетельствуют результаты полугодичной деятельности Минтопэнерго.

О каких достижениях с начала 2005 года вещают общественности чиновники на пресс-конференциях? Об усилении государственного управления в энергетике? Отрадно слышать, но результаты работы приватизированных энергокомпаний в первом полугодии по-прежнему на голову превышают показатели предприятий госсектора.

Об увеличении прибыльности предприятий ТЭКа и объемов перечислений в бюджет? Бюджетные дыры закрывать, конечно, нужно, однако превращение отраслевых энергомонополий в "дойных коров" бюджета при этом оборачивается соответствующим сокращением производственных отраслевых программ.

О дальнейшем повышении уровня расчетов за электричество? Так это скорее инерционный процесс, связанный с непосредственной деятельностью энергопоставщиков, а не госуправленцев.

О борьбе с нецелевым использованием средств облэнерго? Дело, безусловно, нужное, однако перед тем, как сказать "так зарабатывать нельзя", не мешало бы объяснить, "как зарабатывать можно". Ибо закон экономической мотивации в рыночной экономике пока никто не отменял. Мало требовать от энергопоставщиков честной работы. Вместе с этим на украинском энергорынке пора бы уже внедрить прозрачную и равноправную для всех участников процедуру установления тарифов на передачу электроэнергии, которая бы давала поставщикам возможность работать с достаточной рентабельностью.

О каких результатах действий правительства в первом полугодии энергетические чиновники говорить не любят?

Список весьма длинный. Это полный провал на переговорах с Туркменистаном и потеря для страны выгодных условий расчетов за туркменский газ. Скандал с восемью миллиардами "ворованного" российского газа и наметившееся противостояние с Россией в газовой сфере. Кризисы на рынках бензина и коксующегося угля, спровоцированные экстремистской ценовой политикой правительства. Прекращение экспорта электроэнергии в Россию и, как результат, снижение доходной части "Энергоатома". Невразумительная для специалистов популистская тарифная реформа в электроэнергетике, ведущая к дальнейшему удорожанию киловатт-часа для промышленности. Полугодичное "топтание на месте" правительства в вопросе структурных реформ в угольной промышленности и, как следствие, возвращение к структуре управления отраслью конца 90-х. И, наконец, фактический развал Министерства топлива и энергетики как единого государственного центра, отвечающего за соблюдение энергетического баланса в стране и единую энергетическую политику.

Сложно предположить, какими мотивами руководствовался президент Виктор Ющенко, подписывая указ о воссоздании Министерства угольной промышленности. Можно утверждать лишь одно: ставить подпись под документом Виктору Андреевичу было приятно.

К идее возрождения Минуглепрома президента подталкивал Плачков, который теперь сможет избавиться от угольной головной боли. О воссоздании угольного профильного министерства ратовали профсоюзы горняков, представители региональных госадминистраций, чиновники различных мастей и калибров. Кому-то из лоббистов будет приятнее ходить за бюджетным подаянием в здание под вывеской Минуглепрома, кто-то продвинется в карьере, а кто-то просто получит работу. Аппарат-то в Минуглепроме будет побольше, чем в департаменте угольной промышленности Минтопэнерго.

Между тем, очередная смена вывесок вызвала аплодисменты далеко не у всех экспертов отрасли. Дело в том, что интересы угольщиков и энергетиков, являющихся основными потребителями энергетического твердого топлива, совпадают разве что на праздничном концерте в День энергетика.

Чего хотят тепловые энергогенерирующие компании? Покупать уголь высокого качества и по низкой цене. А еще приобретать топлива ровно столько, сколько нужно электростанциям, а не сколько желают отгрузить угольщики.

А чего хотят со своей стороны угольные компании? Наверное, обратного.

"Проблема поиска оптимального энергобаланса в стране с воссозданием Минуглепрома сохранится и обострится. Поскольку у Минтопэнерго и угольного ведомства интересы по своей сути антагонистичны", – прокомментировал ситуацию один из экспертов.

Что будет делать угольный министр, когда генкомпании вдруг откажутся брать кредиты для того, чтобы купить угля столько, сколько шахтам нужно продать? Наверное, пойдет к премьер-министру Юлии Тимошенко с просьбой повлиять на Плачкова. Как поведет себя Плачков, приехав по вызову премьера на соответствующую беседу?

Наверное, Плачков, если он действительно эффективный министр топлива и энергетики, отвечающий за тепловую генерацию, должен отстаивать, в первую очередь, интересы своего подведомственного хозяйства.

Однако что в такой ситуации должна делать Тимошенко, оказавшись между руководителями двух антагонистичных ведомств? Исходя из каких приоритетных государственных интересов она будет принимать решение? И как определить порядок этой приоритетности? С кем еще дополнительно должен посоветоваться премьер? И как найти оптимальное взаимоотношение между ценой электроэнергии, выручкой угольных компаний, социальными проблемами Донбасского региона и электоральными настроениями за несколько месяцев до парламентских выборов?

Тимошенко однозначно решение примет. Кому-то из министров оно может не понравиться. Какой остается выход? Обращаться с жалобами к секретарю СНБО Петру Порошенко или к самому Ющенко?

А может быть, всех рассудит министр экономики Сергей Терехин, ведомство которого, по мнению первого заместителя министра топлива и энергетики Юрия Продана, способно отвечать за энергетический баланс в стране?

"До драки, конечно, не дойдет, однако терки и препирательства между двумя ведомствами однозначно будут", – считает эксперт.

А вот, во избежание терок и препирательств, и было в 1999 году создано Министерство топлива и энергетики на базе трех энергетических ведомств. Для того, чтобы решения в отечественном ТЭК принимались не в режиме чиновничьего "ручного управления", а исходя из принципов экономической обоснованности и долгосрочной прогнозируемости.

Образовавшийся вакуум во властной вертикали после распада Минтопэнерго в правительстве подумывают заполнить должностью вице-премьера по ТЭК. Задумка весьма резонная, поскольку с образованием Минуглепрома в стране не остается человека, отвечающего напрямую за весь ТЭК.

На сегодняшний день государственная управленческая вертикаль в отрасли окончательно разбалансирована. Есть два министерства. В управлении одного – государственные предприятия угольной отрасли. Чем управляет другое – непонятно, поскольку и НАК "Нефтегаз Украины", и НАК "Энергетическая компания Украины", и даже госпредприятие "Энергорынок" (монополист по оптовой закупке электроэнергии) подчинены напрямую Кабмину.

Плачков, правда, добивается переподчинения НАКов Минтопу. Однако добивается он этого с первого дня работы в кресле министра.

Остается лишь надеяться, что Ивану Васильевичу не заблагорассудится, к примеру, воссоздать бывший Госкоматом. Потому что Ющенко, судя по всему, подобный проект указа, не вникая, подпишет. Ведь президент страны, по словам Виктора Андреевича, энергетикой заниматься не должен.

Непонятно и само стратегическое видение правительства дальнейших структурных реформ в ТЭКе. С одной стороны, власть с воссозданием Минуглепрома заявляет о ликвидации НАК "Угольная компания Украины" как излишнего управленческого звена. С другой же, Минтопэнерго заявляет о необходимости усиления НАК "Энергетическая компания Украины", смысл существования которой еще более неясен, чем угольного НАКа.

Неудивительно, что структурно-организационная и управленческая неразбериха в украинском ТЭКе на фоне отсутствия целостной Энергетической стратегии развития страны порождает на свет непродуманные и популистские правительственные решения. Как то – введение единого розничного тарифа на киловатт-час или преждевременное прекращение экспорта электроэнергии в Россию.

Руководители правительства и эксперты считают, что должность вице-премьера по ТЭК в Кабмине мог бы занять экс-вице-премьер Виталий Гайдук. Плачков ранее подтвердил, что Гайдук может действительно войти в состав правительства Тимошенко. При этом министр охарактеризовал Виталия Анатолиевича, как высококвалифицированного специалиста. Сможет ли Гайдук в случае своего назначения внести упорядочивающую струю в бессистемную энергетическую политику сегодняшнего правительства – вопрос открытый.