Все будет хорошо

"Независимость — это рождение будущего". Такими бигбордами увешан центр Киева. Роды, судя по всему, идут тяжело. Беременность явно затянулась, и начались осложнения. Тему рождаемости продолжает публичная серия на тему: "Кохайтесь!". Ставится задача догнать и перегнать китайцев. Если не получается качественной независимости, то хоть количеством возьмем. И вот еще один образец наглядной предпраздничной агитации, размещенный около Верховной Рады: "До очередного акта самосожжения осталось 6 (5, 4…) дней". Сам акт приурочен ко Дню Независимости. Украины. Словосочетание "очередное самосожжение" слегка шокирует. Но, опять-таки, эта наша с вами Родина, которую, если помните, не выбирают. Аналогию с анекдотом про двух червяков, которые выползли из того, из чего они обычно выползают, считаю неуместной.

На заре независимости премьер-министр Леонид Кучма говорил депутатам: "Скажите, что мне построить, и я построю". К сожалению, вопрос Леонида Даниловича остается актуальным и по сей день. Мы как-то очень дуалистично развиваемся. Независимость или зависимость? Выбрали независимость. Теперь вот первый президент обещает отрубить себе правую руку. Ту самую, которая подписывала Беловежские соглашения. Потом возникла дилемма: Вашингтон или Москва? Решили обойтись многовекторностью. Потом Америка постепенно как бы уступила место Европейскому Союзу. Некоторое время независимая Украина болталась между тремя геополитическими центрами. Это только внешнеполитический аспект нашей свободы. А если взять экономику? Какая модель предпочтительнее: рыночная или командно-административная? Приватизация или реприватизация? Надо ли государство строить под руководящую личность или же эффективную систему управления, которая не будет зависеть от личности? Шли годы, и в полном соответствии с законом "исторической спирали" (в каждый период своего развития общество повторяет уже пройденный этап, только на более высоком уровне) на четырнадцатом году независимости вновь не утратил своего значения вопрос: что мы, собственно говоря, строим? Куда идем, и идем ли вообще?

Некоторые особенно одаренные товарищи могут возмутиться. Даже обвинить автора в легкой степени идиотизма. После "оранжевой" революции все точки над одной из приличных по смыслу букв расставлены. Идем, ясное дело, в Евросоюз. Россия — наш стратегический союзник, поскольку обязана снабжать нас дешевыми энергоносителями. Будем строить независимое европейское государство с развитой экономикой и высоким уровнем жизни. Победим бедность, наркоманию и коррупцию. Сделаем десять шагов навстречу людям. Собственно говоря, пока еще рано говорить о том, в каком направлении движется власть по отношению к народу. Есть основания утверждать, что их пути опять расходятся.

Дуализм верхов и низов по-прежнему сохраняется. Пенсию повышают. Зарплаты стараются хотя бы выплачивать. Только все дорожает. Наверное, "злобные реваншисты-олигархи" мешают нормально жить и развиваться. Так определены ли цели развития государства? А непонятно. Наследие прошлого на четырнадцатом году независимости не дает жить и работать по-европейски. Снова возникает дуализм: жизнь до революции и после.

В политологии есть такое понятие, как форма правления. Украина была президентско-парламентской республикой, а теперь, как советует спикер Владимир Литвин, нам надо тихо ждать нового года. Александр Мороз приготовил подарок для страны. Под названием конституционная реформа. Некоторым будет очень больно, но достанется всем. С 1 января вступают в силу изменения в Основной Закон. Проснулись утром — а у нас другая форма правления. Парламентско-президентская республика. Всего лишь переставили местами два слова, а суть кардинальным образом изменилась. Точнее, изменится.

Это то, что надо стране на четырнадцатом году независимости? В декабре прошлого года только члены фракции Юлии Тимошенко выступали против принятия так называемого компромиссного пакета (конституционная реформа + внесение изменений в закон о выборах президента). После инаугурации нового главы государства мнения разделились. Снова дуализм. Опять начали активно обсуждать, кто выиграет и кто проиграет от вступления в силу изменений в Основной Закон. Группа товарищей, не чуждых новой власти, продолжает настаивать на том, что конституционная реформа затеяна с одной-единственной целью — ограничить полномочия будущего президента Украина и гарантировать неприкосновенность олигархическим кланам. Поскольку с олигархами нам не по пути, то нужен президент. Именно он будет гарантировать неотвратимость реформ во славу гражданского общества, а также свобод и прав простого человека, фамилию которого пока никто не в состоянии назвать. Грубо говоря, всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, когда умеет защищаться. Нужен переходный период между неевропейским прошлым Украины и светлым будущим. Думаю, вы уловили ход мысли сторонников глубокой заморозки конституционной реформы.

Альтернативная точка зрения сегодня, к сожалению, активно поддерживается новой оппозицией, которую и оппозицией-то назвать сложно. Почему к сожалению? Ну что хорошего можно ожидать от "приспешников преступного режима"? Другими словами, "что может сказать хромой об искусстве Герберта фон Караяна, если ему сразу сказать, что он хромой"? Тем не менее стоит прислушаться и к другой точке зрения. У нас же вроде демократия. Или сразу в глаз? Не ясно. Основной креатив сторонников имплементации в жизнь изменений в Основной Закон сводится к следующему: конституционная реформа устранит угрозу установления в Украине авторитарного режима. Парламентско-президентская форма правления должна прийти на смену ручному управлению политическими и экономическими процессами. Институт президентства был необходим на этапе становления государственности. Теперь он (институт) свою функцию выполнил и нуждается в обрезании полномочий. Глава государства может проводить балансировку системы власти, пользуясь своим правом распускать парламент в предусмотренных новой Конституцией случаях, но не в состоянии вмешиваться в текущие политические и экономические процессы.

В принципе, особо дискутировать по поводу реализации или нереализации конституционной реформы не стоит. Пока не существует легитимного механизма ее отмены. Можно, конечно, послать всех вместе с реформой, но это недемократично. Однако проблема остается. По большому счету, вопрос заключается в следующем: как рационально распорядиться государственной независимостью? Ведь она уже не является основной целью. Пора подумать о средствах ее эффективной реализации. А вдруг, не дай Бог, опять авторитаризм начнется? Развитая президентская форма правления очень способствует росту субъективного фактора. Появляются фавориты. Начинают говорить о представителях ближайшего окружения главы государства. Знаменитый флорентиец Никколо Макиавелли в своем рекламно-политологическом произведении "Государь", написанном для Лоренцо Медичи, подробно описал технологию общения с потенциальными "агентами влияния". "Государю всегда следует советоваться с другими, но только в тех случаях, когда он сам этого хочет, а не тогда, когда этого хотят другие. Ему следует одергивать любого, кто попытается без спроса давать ему советы". Представляете, у Медичи не было секретариата или администрации. Но, думаю, он протащился от разработок мудрого флорентийца. Не могу удержаться, чтобы не привести еще одну цитату: "Государю, у которого не хватает мудрости, бесполезно давать хорошие советы, если, конечно, такой государь случайно не решит полагаться на мудрого советника, который сам будет принимать за него все решения". Я очень живо представляю себе этого мудрого советника. Однако, отмечает товарищ Макиавелли, "государю вскоре придет конец, поскольку сам советник сделался бы государем".

Это очень неплохая иллюстрация к теме выбора формы правления на четырнадцатом году независимости. С персонализацией власти в президентско-парламентской республике все более или менее понятно. Это уже пройденный этап. А как насчет авторитаризма при парламентско-президентской модели правления? Можно согласиться с Юлией Тимошенко, которая уже успела охарактеризовать новую конституционную реальность как "концентрацию власти в руках трех-четырех человек". Да, олигархи будут управлять новым составом парламента. В этом заключается еще один парадокс нашей независимости.

У нас появились свои, можно сказать, родные олигархи. Конечно, перед парламентскими выборами было бы неплохо взять их и посадить. В строгом соответствии с революционной логикой борьбы. Ведь больше половины населения страны ничего не имели бы против. Более того, людям подобная методика работы с "жирными котами" очень даже по душе. Семьдесят процентов граждан являются объектами борьбы правительства с бедностью. Бедные не любят богатых. Следовательно, народ хочет крови и зрелищ. На Европейскую площадь, переоборудованную в Колизей, выезжают гладиаторы на бронетранспортерах. Выпускают диких олигархов, и начинается коррида. Такой сценарий прошел бы на ура.

Но так почему-то не принято поступать в правовых государствах. Высоколобые аналитики начинают рассуждать о принципах функционирования гражданского общества, необходимости формирования политической культуры. "Бить не нужно, а не вникнут — разъяснять". Да какое гражданское общество? У нас народ! Народ сердцем чует, что ему надо. Вот именно это и пугает. Опять хочется почитать Монтескье. Он очень любил монархов. Говорил, что их власть от Бога. Однако на всякий случай власть необходимо делить на троих. То есть на законодательную, исполнительную и судебную. Если они (ветви) срастутся, то хана. По словам Монтескье, даже ангелы, попав во власть, могут превратиться в редких уродов.

Гражданское общество в Украине так и пребывает в зачаточном состоянии. Это объект научных исследований, смысл которых сводится к следующему: было бы не фигово, если бы оно (гражданское общество) появилось. Тогда демократия была бы гарантирована. А так всякое может случиться. И с этим выводом трудно не согласиться. Уж очень хочется воспользоваться манящим советом Никколо Макиавелли: цель оправдывает средства. Вы тут на минутку отвернитесь, мы по-быстрому обнулим приватизацию, кое с кем разберемся и все. Больше так делать не будем. Опять станем белыми и пушистыми. Как свидетельствует история, данный сценарий обречен.

Так куда идти? К президентской форме правления пойдешь — рискуешь нарваться на авторитарный стиль руководства. Возьмешь парламентскую модель — оживляются олигархи. Гражданского общества нет. Есть народ, который может все. Общий вывод: выбор невелик, но что-то делать надо. На самый крайний случай — принимать законы о Кабмине и президенте. Поэтапно проводить реформу власти. Но лучше сразу. Иначе через год 24 августа опять будем констатировать: рождается независимость. Послушаем концерт. Посмотрим фейерверк. По расположению членов власти в президиуме дворца "Украина", станем ли судить о влиянии тех или иных товарищей на первое лицо. Демократия — страшно неудобная "штука". На втором году правления очень хочется упростить систему власти. Выстроить единую вертикаль. Создать свободные СМИ, которые будут правильно понимать поставленные перед ними задачи. И не мучиться над проблемой закрепления европейского вектора развития. Но, как писал Макиавелли, "самый надежный и безопасный способ удержать рвение человека, достигшего в республике чрезмерного влияния — опередить его на том пути, по которому он взошел к вершинам могущества". Я так понимаю, что флорентиец намекал на конкурентную форму организации государственной власти.