Приватная эмиссия

Одним из наиболее распространенных способов отчуждения государственного имущества остается дополнительная эмиссия акционерных обществ, при которой пакет акций, пребывающий в госсобственности, уменьшается до размера бюстгальтера Дюймовочки. Еще в феврале правительство Украины ограничило отчуждение или передачу в аренду любого государственного имущества, в том числе на региональном уровне, без согласования с ним. Собрания акционеров в компаниях с госдолей, на которых принимаются решения о дополнительных эмиссиях акций, в результате чего уменьшаются размеры госпакета, были названы Премьером "оформлением хищения", а всем инициаторам подобных действий были обещаны судебные преследования.

Недавно Фонд государственного имущества Украины подал в Киевский апелляционный хозяйственный суд апелляцию на решение Хозяйственного суда г.Киева от 6 июня, которым Фонду было отказано в удовлетворении иска к ЗАО System Capital Management, "Донгорбанку" и Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку с требованием запретить осуществление любых действий, направленных на проведение дополнительной эмиссии акций ОАО "Северный горно-обогатительный комбинат" и "Центральный горно-обогатительный комбинат".

ФГИ также подал аналогичные исковые заявления в Хозяйственный суд Киева об отмене решений собраний акционеров о допэмиссиях акций ОАО "Южный горно-обогатительный комбинат" и ОАО ГОК "Сухая Балка". Правда, дата заседания по этим искам еще не определена.

Недавно на Интернет-ресурсе "Прометалл" был размещен материал "Металлурги спасаются допэмиссиями", в котором приводились сведения по эмиссиям, произведенным в 2004 году на 14 предприятиях отечественного горно-металлургического комплекса. Большая их часть оказалась подконтрольной группе "Приват".

Так, в результате допэмисии уставный фонд Запорожского завода ферросплавов увеличился на 85,709 млн. грн. (или в 1,8 раза); Стахановского завода ферросплавов – на 120,349 млн. грн. (или в 6,2 раза); Марганецкого ГОКа – на 122,996 млн. грн. (или в 1,5 раза); Орджоникидзевского ГОКа – на 184,034 млн. грн. (или в 1,3 раза); "Сухой Балки" – на 36,71 млн. грн. (или в 16,6 раза); "Баглийкокса" – на 60 млн. грн. (или в 3,3 раза); "Днепрококса" – на 26,052 млн. грн. (или в 3,3 раза); Днепродзержинского КХЗ – на 60,116 млн. грн. (или в 3,4 раза).

Суммарное увеличение уставного фонда составило 695, 966 млн. грн.

Годом ранее подобные мероприятия были осуществлены на Ингулецком ГОКе и ОАО "Нефтехимик Прикарпатья". В результате на "Нефтехимике" доля государства в акционерном капитале должна была уменьшиться с 25% до 0,8%. Более 24% акций "ушло" в руки частных инвесторов, большинство из которых (около 48% акций) аффилированы с "Приватом".

Фонд госимущества отреагировал на эти действия более чем недвусмысленно. "Как в случае с Ингулецким ГОКом, так и в случае с "Нефтехимиком Прикарпатья" речь идет не о реальных инвестициях, а о попытке в условиях несовершенного законодательства максимально размыть государственную долю в этих стратегически важных предприятиях, фактически бесплатно лишить государство права влиять на них", – утверждал тогда глава ФГИ Михаил Чечетов. Возможные потери государства от этих допэмиссий были оценены в 600 - 750 млн. грн., а результатом служебного расследования "по горячим следам" стали увольнения чиновников Минпромполитики и ФГИУ, допустивших принятие соответствующих решений.

Легкость, с которой "Привату" удается обходить законодательные рогатки, объясняется уникальным опытом группы в деле срыва собраний акционеров и отсутствием в стране закона об акционерных обществах. В частности, для реализации механизма дополнительной эмиссии на "Нефтехимике Прикарпатья" был использован "карманный" регистратор, который, несмотря на все оформленные в соответствии с действующим законодательством полномочия государственного представителя, просто не допустил того на собрание акционеров предприятия.

А собрание акционеров ОАО "Укрнафта" не удавалось провести около двух с половиной лет. Конфликт между государственными акционерами в лице НАК "Нафтогаз Украины", владеющего контрольным пакетом "Укрнафты", и "частными собственниками" завершился закреплением за "Приватом" права на управление крупнейшим отечественным нефтедобытчиком. "Единственным вопросом, в котором еще не чувствуется изменений и каких-то инициатив ФГИУ, является управление госпакетами акций и все, что связано с корпоративным управлением. Решение этой темы для них еще впереди", – комментировал происходящее глава парламентского комитета промполитики Юрий Ехануров. "Приват" же использовал предназначенные полномочия строго по назначению – объявил о проведении дополнительной эмиссии "Укрнафты", увеличивающей уставный фонд в 132 раза, причем ее условия приводили к размыву всех "неприватовских" пакетов акций.

Скандалы, сопровождавшие собрания акционеров Южного и Центрального ГОКов в 2002-2003гг., также были связаны с необходимостью провести на них выгодные "Привату" решения, для законного отстаивания которых группе просто не хватало голосов. Не брезговал "Приват" и подлогом, что ярко проявилось уже в нынешнем году, когда при попытке захвата Никопольского завода ферросплавов представители группы пытались убедить всех, включая Премьера, что единственным законным регистратором ОАО НЗФ является близкая "Привату" компания.

Впрочем, проблему "неудобных" регистраторов в прошлом году группа пыталась разрешить радикально: поставив под свой контроль Межрегиональный фондовый союз – единственный действующий в стране депозитарий. Попытка была пресечена после того, как обнаружилось, что в результате очередной допэмиссии (ох уж эти эмиссии) доля "Привата" может превысить дозволенный уставом максимум в десять процентов…

Информация "Прометалла" выглядит особенно интересной в контексте заявленной властями реприватизационной кампании на предприятиях ГМК, так как при столь значительном увеличении числа акций появляется реальная возможность перераспределения активов как между собственниками того или иного предприятия, так и в пользу третьих лиц. Метод "размывания" госпакета через проведение дополнительной эмиссии акций активно использовался еще в период вручения этих пакетов в управление, а уж с началом "большой" приватизации, он стал едва ли не главным. Схема такой "тихой приватизации" выглядит просто: через собрание акционеров проводится решение об объявлении дополнительной эмиссии для пополнения оборотного капитала, а поскольку в бюджете средства на выкуп акций не предусмотрены, то ценные бумаги позволяется приобретать посторонним. Не исключено, что этими "третьими лицами" окажутся именно оффшорные компании. Ничего удивительного – еще в бытность главным налоговиком страны, Николай Азаров заявлял, что 77,8% предприятий горно-металлургического комплекса Украины являются собственностью оффшорных фирм.

Если это произойдет, то возможность реприватизации имущества "Привата" будет сведена к нулю – Президент и правительство неоднократно заявляли о гарантиях защиты иностранных инвестиций в Украине. Не случайно на трех из восьми упомянутых „приватовских” предприятий – Запорожском заводе ферросплавов, Стахановском заводе ферросплавов и "Сухой Балке" – допэмиссии были проведены... в декабре 2004 г.