Встреча с призраком

С Костей Важко мы в далекие перестроечные годы учились на философском факультете КГУ. Потом, как принято говорить в таких случаях, судьба нас разбросала. Важко "бросила" гораздо дальше, чем меня. Он оказался в Ирландии, где пребывает до сих пор. Встретились мы виртуально – в Интернете. Оказывается, Костя до сих пор пытается следить за событиями, которые происходят в Украине. Предложил написать. А почему бы и нет? Он находится в идеальных для обеспечения объективности условиях: маленькая страна, оторванность от украинских политических центров влияния. Заподозрить в выполнении "заказа" его практически невозможно. Судите сами.

Когда я впервые услышал о предстоящем подписании Меморандума о собственности, меня охватил трепет. Неужто и впрямь я вновь катастрофически ошибся в своем выборе? Неужто моя неприязнь к новому руководству Украины на поверку дня окажется ничем иным, как банальным проявлением ревности оставшегося не у дел? Трепет вылился в бессонницу, бессонница нехотя переросла в томительное ожидание текста. Когда текст наконец попал в мои руки, я стал жадно глотать скупые строки. Практически с первых же слов я внезапно почувствовал необычайное преобразование, и – как Алису в страну чудес – строки меморандума, одурманив, перебросили меня в годы моей молодости, за любимую университетскую парту, а предо мной... преподаватель научного коммунизма... Ну, да Бог с ними, с эмоциями-то...

Появление Меморандума о собственности является историческим событием хотя бы уже потому, что в документе "Верховная Рада и Кабинет Министров Украины в поддержку инициативы Президента Украины заявляют настоящим Меморандумом о своей совместной готовности: <…> действовать в вопросах приватизации исключительно в рамках Конституции и законов Украины". Вне всякого сомнения, "готовность действовать" еще не реальные действия, и "вопросы приватизации" далеко не исчерпывают всех направлений деятельности органов власти, но начинать где-то нужно. Возможно, лидеры будущего, в силу ли очередной инициативы или чувства долга, возьмут да и расширят принцип законности на все направления деятельности органов власти, может даже, от "готовности" и к действию-то перейдут, а пока... От добра добра не ищем – будем рады тому, что имеем.

В "исходящих" авторы знакомят нас со своим видением "долга украинского государства". В чем же он состоит?

Во-первых, это "утверждение конституционных прав и свобод человека". Формула хорошая, несмотря на бесплодность своей абстракции. Контекст тоже понятен. Бывшая оппозиция, взойдя на престол правления, пытается задекларировать свое качественное отличие от предшественников. Разочаровывает то, что нам все еще остается ждать политиков, видящих высший долг украинского государства в защите интересов своих граждан. Возможно, кому-то разница и покажется пустой придиркой, я же вижу здесь качественное отличие. Пренебрегая иностранными дотациями, обитатели украинского Олимпа находятся на содержании граждан Украины и именно их интересы должны отстаивать. В особенности хочется быть твердо уверенным, что лидеры государства об этом не забыли в дни, когда "объекты права собственности украинского народа", являющиеся, согласно Меморандуму, "общим завоеванием всех его поколений" (надеюсь, и будущие поколения охвачены этой формулой), оказались на "мировом рынке". Когда иностранные интересы получают концессии, за которые предстоит расплачиваться подрастающему поколению украинцев, мне небезразлично, упустило ли из виду интересы своих граждан правительство, утверждая права и свободы человека.

Во-вторых (и, на удивление, в-последних, видать, текст готовился впопыхах), это "обеспечение достойных социальных стандартов жизни" – трудно перевариваемая формула для истощенных желудков, готовых ко всему. Кто устанавливает эти "стандарты"? Когда эти "стандарты" становятся "достойными"? И почему они "социальные"? То, что долгом всех ветвей власти является улучшение условий жизни населения, не вызывает никаких сомнений. Почему же так и не сказать? Зачем прибегать к пустым формулировкам, вызывающим тошноту своей напыщенностью и... затертостью? Что за ними скрывается? Или за ними что-то опять пытаются скрыть?

Возможно, это от нежелания признаться в ограниченности возможностей любого правительства. Они ведь, как и мы, простые смертные и чудес творить не могут. Памятуя о павших на поприще популизма, торгуя необоснованными ожиданиями, стоит ли подхватывать эстафету? Долгом правительства является посильное улучшение жизни народа. Посильное – этого достаточно. Пусть станет лучше, не в соответствии с "достойными социальными стандартами", ежели такие и существуют, – просто лучше, чем было. И если каждый день чуть-чуть, но лучше, возможно, в будущем жизнь наших детей станет эталоном этих самых "стандартов" для всего мира. Пора нам закрыть идеологические пособия прошлого и отказаться от привязанности к бессмысленной фразеологии. Слова эти, пахнущие архивным духом стенограмм канувших в лету съездов, были рождены для того, чтобы объяснить, почему лучше не становится. Гоните этих бездушных призраков прочь! Или круг замкнулся? Не хочется в это верить.

В контексте улучшения жизни, популизма и наших детей вернемся к вопросу о приватизации. Корчить рожи и снисходительно насмехаться над упущениями других – дело нехитрое. А уж назвался груздем, то...

То, что искал и не нашел в Меморандуме, это декларацию принципа подхода к приватизации. До сегодняшнего дня, обозревая шумиху вокруг этого процесса, складывается впечатление, что, помимо желания досадить политическим оппонентам (которыми ради общей картины можно и пренебречь), подход к приватизации базируется на принципе обналичивания государственного имущества в целях поиска средств для решения наболевших социальных проблем. При подходе к приватизации "Криворожстали", например, слишком часто используется аргумент возможности получить большую выручку при проведении нового конкурса. Конкретику этого случая оставив в стороне, должен опротестовать сам принцип подхода.

Переход от централизованного планового государственно-капиталистического строя бывшего СССР к рыночной экономике, основанной на принципе частной собственности, не имеет исторических аналогов в отношении сложности и противоречивости процесса, в особенности учитывая уровень индустриального развития государства. В одной статье не исчерпаешь спектр проблем, связанных с этим переходом. Вернусь лишь к национальному интересу, поскольку, несмотря на риторику, он, похоже, утратил значение формирующей постоянной в экономической политике правительства, оказавшись разжалованным в ранг политической переменной, главным образом зарезервированной для политических баталий и пресловутым восточным соседом.

Мир полон противоречий. Не обошли они стороной и формирование политики приватизации. Неизбежно государство, помимо средства для достижения "достойных социальных стандартов жизни", является источником средств поддержания указанных стандартов жизни (или приближающихся к ним) для тех, в чьем облике его абстрактность обретает человечность (наши политики и чиновники госаппарата). Эта "человечность" неоднородна. В то время как чиновники проводят значительную часть своей жизни, продвигаясь по лестнице бюрократической карьеры, в демократическом обществе вознесение и падение политиков зависит от эмоций и настроений избирателей в относительно краткосрочном масштабе. Принимая во внимание то, что, не успев вырваться из перипетий прошлых президентских выборов, Украина стоит на пороге парламентских, нетрудно предположить, что, защищая свою завоеванную позицию, новые лидеры могут подвергнуться искушению пренебречь долгосрочными перспективами ради сиюминутного повышения доходов населения, тем самым обеспечив защиту своего положения на предстоящих выборах. Ни для кого не секрет, что прежние власти нагло и безответственно прибегли к подобному шагу, пытаясь спасти свои места. Не прошло, но наследие осталось. Приватизация представляется многим как возможный выход из ситуации. Обналичив государственное имущество, отдав его тем, кто заплатит больше, может привести к выручке ресурсов, столь необходимых для обещанных социальных выплат. Эта политика также может оказаться дорогостоящей в долгосрочной перспективе. Почему?

Потому что именно в силу природы централизованного госкапитализма приватизатор сталкивается с проблемой практического отсутствия относительно платежеспособного внутреннего частного интереса. "Относительно" здесь неспроста. Со времен развала СССР ситуация изменилась. Появился платежеспособный (зачастую в глазах обывателя весьма значительный) внутренний частный интерес, готовый приобрести имущество государства. Но эта значительность по-прежнему несопоставима с платежеспособностью внешних частных интересов, зачастую располагающих также иными механизмами влияния. В этой связи подход к приватизации не может сводиться к простому аукциону. Главенство принципа защиты национальных интересов над желанием решить краткосрочные проблемы, которые могут оказаться дорогой утратой для будущих поколений, обретает критическое значение. Иными словами, в поисках инвестиций не стоит стремиться к вырождению в нацию наемных рабочих, только потому, что деньги нужны сейчас.

Очень часто мы слышим о грехах наших капиталистов и это параллельно откровенному унизительному заигрыванию с иностранным капиталом. Почему? Оффшоры замучили? Так потусторонние инвесторы тоже из кожи вон не лезут пополнять бюджет. Если ни у кого, кроме меня, это не вызывает отвращения, то Бог с ним, чувства, они – чувства, и как с ними совладать?!

В отношении приватизации же я искал в Меморандуме нечто вроде следующего:

При подходе к приватизации правительство должно исходить из принципов долгосрочных перспектив экономического развития украинского общества и, учитывая реальную историческую ситуацию, при принятии решения будет отдавать предпочтение внутреннему капиталу, при условии максимального учета интересов трудовых коллективов подлежащих приватизации предприятий и перспектив социального развития соответствующего региона. За рамками формирования общей нормативно-законодательной базы процессов приватизации политическое вмешательство в конкретные случаи правительство считает недопустимым.

Искал и не нашел... А жаль.

P.S. Авторам Меморандума хотелось бы дать совет. Фраза "гарантируя и обеспечивая нерушимость права собственности, приобретенного на законных основаниях, учитывая общественный протест против нарушений в процессе приватизации, выполняя волю украинского народа к восстановлению справедливости и законности" больше пугает, чем обнадеживает тех, на кого пропагандистский трюк Меморандума был рассчитан – участников "мини-Давоса". (Кому первому пришла в голову эта аналогия? Почему мы должны быть карликовой версией их, кем бы там они ни были?) Участники-то этого мероприятия не за "справедливостью" и "волей народа" приехали, а оценить перспективы получения прибыли. Да и не "одним из ключевых элементов формирования и развития современной рыночной экономики" является частная собственность, а сутью и духом рынка, экономики, гражданского общества и демократии... Но об этом, может, в другой раз... А пока... Прощайте, товарищ преподаватель научного коммунизма!