Другой путь

Последние события внутри украинской власти свидетельствуют о наличии двух точек зрения относительно будущего развития внутренней политики Украины. Наметились два основных подхода к данной проблеме: революционный и умеренный. Сторонники первого считают, что необходимо радикально решать экономические проблемы: революция продолжается, только в другой форме. А умеренные настаивают на том, что следует стремиться к стабилизации ситуации в Украине, переходить от бурных баталий к мирной жизни.

Умеренная постреволюционная политика востребована не только украинским обществом. В целом ряде влиятельных западных СМИ появились статьи, которые свидетельствуют о том, что международная эйфория от "оранжевой" революции постепенно утихла, и стали высказываться опасения относительно ухудшения инвестиционного климата. Собственно говоря, по большому счету и революции не произошло. Состоялась смена власти. Революция происходит лишь тогда, когда движущая сила — в данном случае украинская буржуазия — достигает своей цели. Пока же можем говорить лишь о незавершенном процессе. Зарубежные аналитики все чаще критикуют последние действия новой украинской власти в экономической сфере. Звучат такие определения, как "разочарования", "возврат к старому" и т. д.

Поистине, новой власти, и в первую очередь, Президенту, необходимо демонстрировать свою эффективность, оправдывать надежды избирателей, стабилизировать экономику, улучшать инвестиционную привлекательность государства, трансформировать экономические успехи в социальные наработки. Однако в данном случае наблюдается конфликт базовых интересов. Глава государства действительно настроен проводить умеренную, миротворческую политику. Премьер-министр же настойчиво стремится укрепить свой имидж лидера революции. Такое позиционирование предполагает наличие образа врага, с которым, естественно, необходимо бороться. Ранее главным "злодеем" считался Кучма, а теперь — "злобные олигархи". Преимущества данной технологии заключаются в том, что все неудачи нового правительства списываются на старый режим, отсутствие заслуг — на саботаж представителей проигравших в ходе президентской кампании элит.

Еще одна особенность позиционирования главы правительства заключается в том, что она эффективно использует незавершенность революционного процесса. Есть возможность превратить буржуазную революцию в пролетарскую. Первым такой вариант удалось реализовать Ленину. Возникает закономерный вопрос: а зачем это надо? Ответ достаточно простой — близятся парламентские выборы. Наибольшую активность во время электоральной кампании проявляют, как правило, не буржуа, а малообеспеченные слои населения, для которых изменение состава парламента — шанс улучшить свое материальное положение. Поэтому премьер и ведет сегодня ярко выраженную социальную политику в ущерб национальной буржуазии. Достаточно привести в пример новый вариант бюджета, последние экономические инициативы Кабмина, рассчитанные на оказание адресной помощи социально неблагополучным слоям населения. Причем делается это, повторим, в ущерб представителям малого и среднего бизнеса. В предвыборных условиях отлично работает доктрина социальной справедливости, сформулированная Полиграф Полиграфовичем Шариковым: "Все у всех отнять и между всеми разделить". При желании этот тезис можно сократить просто до: "Все у всех отнять". С долями, как говорил один из высокопоставленных чиновников, разберемся потом. Но ведь данная доктрина, используемая Кабмином, априори деструктивна. На ум приходит один анекдот, популярный лет пятнадцать назад, в эпоху развала СССР. Старая графиня в октябрьские дни 1917 года посылает свою служанку узнать, что за стрельба на улице. "Это революционеры, мадам", — отвечает служанка. — "И чего же они хотят? За что выступают?" — "Они хотят, чтобы не было богатых". — "Странно… Мой дед-декабрист пошел в Сибирь ради того, чтобы не было бедных…".

Позиция "чтобы не было богатых", которой отдает предпочтение один из самых ярких лидеров "оранжевой" революции, безусловно, будет пользоваться популярностью. Хотя… Нескольким группам влияния все же будет позволено быть богатыми — несмотря на то, что их бизнес также развивался не совсем честно и не совсем чисто. Я имею в виду так называемых "оранжевых" олигархов.

Итак, Президент все чаще выступает за мировые соглашения с бизнесом, глава Кабмина — против. Это, отметим, далеко не первый конфликт интересов. Напомню, что сначала яблоком раздора стал нефтяной кризис, относительно которого Президент и премьер-министр заняли кардинально противоположные позиции. Но тогда многие еще сомневались в существовании разногласий, списывая все на возможную игру в "доброго" и "злого" следователей. Второе яблоко раздора — КМК. Опять же лидер государства за мировое соглашение, глава Кабмина — против.

Президент обозначил свою позицию четко: реприватизации в промышленности не будет, будет доплата. Один из ближайших соратников Ющенко, человек с действительно аналитическим складом ума — Александр Морозов — предложил даже добровольную доплату. О том, что не существует списков подлежащих реприватизации предприятий, заявляет Анатолий Кинах — первый вице-премьер правительства. Анатолий Кириллович также настаивает на доплате. Специалисты из Министерства финансов утверждают, что в бюджете нет средств на то, чтобы вернуть Индустриально-металлургическому союзу — нынешним владельцам "Криворожстали" — внесенные в прошлом году средства (а это около миллиарда гривен!). Но премьер непреклонна: нет, "Криворожсталь" должна быть отнята, ее необходимо поскорее выставлять на повторные торги — даже не дожидаясь попытки обращения нынешних владельцев в судебные инстанции высшего уровня, не говоря уже о международном суде (в котором государству Украина вряд ли удастся выиграть).

Позиция Президента продиктована в первую очередь желанием учитывать государственные интересы Украины. Более того, он понимает, что прецедент с КМК откроет дорогу к массированному переделу в экономической сфере в Украине. Обеспокоенность происходящими процессами уже высказывает ряд народных депутатов, которые все более открыто критикуют новую политику украинских властей. Накануне выборов Президенту не с руки ссориться с парламентом. Именно этим вызвано его стремление подписать между парламентом и Кабинетом министров мировое соглашение, которое, как считают эксперты, могло бы предотвратить и реприватизационные процессы в стране. Эта идея пока не воспринимается Тимошенко.

В случае подписания мирового соглашения может быть достигнута стабильность как в политике, так и в экономике. Государство получает стабильное развитие, гарантами которого выступают и Президент, и Верховная Рада, и Кабинет министров. Основой этой стабильности является неприкосновенность бизнес-интересов, а также отказ от революционных методов в экономике и от передела собственности. Государство же получает так необходимые сейчас деньги и улучшает инвестиционный климат.

Но в том-то и дело, что это соглашение невыгодно премьеру, которая может на выборах рассчитывать на поддержку протестного электората. Для успеха в своей электоральной среде главе Кабмина необходим экшн. Именно поэтому вполне возможно, что Кабинет министров будет всячески критиковать мировое соглашение или же вносить в него поправки. Для Юлии Тимошенко важно войти в историю не только человеком, лишившим олигархов в 2000 году влияния на энергетическую систему, но и премьером, отнявшим у олигархов "Криворожсталь". Более того, это будет главный козырь в избирательной кампании Тимошенко.

Вполне возможно, что премьер будет специально настаивать на том, чтобы мировое соглашение не было достигнуто. Таким образом Юлия Владимировна как бы спровоцирует собственную отставку и к осени сможет превратиться в нового лидера новой оппозиции. При этом у нее будет важный аргумент, который будет железно работать: "Я хотела, мне не дали".

Главе государства вскоре придется определяться. С одной стороны, есть интересы украинской бизнес-среды и буржуазии, требующей стабильности в обществе. С другой — интересы соратников по коалиции. Вполне возможно, что некоторое время ему удастся еще балансировать между различными интересами, играя в арбитра нации. Но чем ближе к выборам, тем труднее будет лавировать и занимать двойственные позиции. Тем более что и число яблок раздора, равно как и число недовольных, будет увеличиваться.