Радио "Га-га"

Юлия Тимошенко возглавит избирательный список партии "Наша Украина", приватизированный в свое время предусмотрительным и хозяйственным министром финансов Виктором Пинзеником. Чемпион мира Виталий Кличко планирует стать мэром Киева. Вместо денежного залога вводится новая форма выхода из СИЗО на поруки – 150 опекунов с мандатами. Партия промышленников и предпринимателей первого вице-премьера Анатолия Кинаха возрождает вместе с лидером НДП Валерием Пустовойтенко совместный фракционный проект с далеко идущими электоральными последствиями. Это был короткий перечень топ-гипотез последних нескольких дней. Если не облом, можете кликнуть и почитать об этом более подробно.

Тимошенко и две "Наших Украины". Накануне запланированного на 9 июля съезда партии "Народный Союз "Наша Украина" шустрые ребята из информационного агентства "Главред" (некоторые из которых зарабатывают себе на жизнь бегом по непересеченной местности на марафонские дистанции) выдали оригинальную гипотезу насчет появления призрака пропрезидентской партии. Если не растекаться мысию по древу и прочим, малоприспособленным для этого местам, то суть гипотезы на грани слуха сводится к следующему: есть одна партия, которая официально зарегистрирована в Министерстве юстиции. Она называется "Наша Украина". Но это не та "Наша Украина", которая у Ющенко. Нет, она, конечно та, только переименовались не те. Просто руководство партии "Реформы и порядок" проявило творческую смекалку и волю к приватизации популярного у избирателей брэнда "НУ". Тот, который с подковой. Пока перед президентскими выборами десяток партий-основателей блока "Наша Украина" пытались изобразить стройное идеологическое и политическое единство, "реформы" взяли и возглавили процесс. Собрали бумажки и стали "Нашей Украиной". Не один десяток соратников готов был задушить их в объятиях за этот мужественный шаг, но поздно. Кондуктор дал свисток, и поезд ушел.

Потом была "оранжевая революция" и все такое. Казалось, что мест на всех хватит. Потом казаться перестало. А брэнд тихонько лежит себе, приватизированный. Дожидается своего часа. Есть же не просит. И час настал: умные ребята стали создавать единую пропрезидентскую партию. Сразу столкнулись с проблемой другой "Нашей Украины". Вышли из положения не очень элегантно, с помощью громоздкого словосочетания "Народный Союз "Наша Украина". По умолчанию подразумевалось, что использоваться будут лишь последние два "раскрученных слова". Всем партиям, желающим влиться в ряды пропрезидентской партии, предложили самоликвидироваться. Некоторые обиделись и откололись (Украинская народная партия). Другие неторопливо стали распускаться, периодически восклицая: "На фига это надо?". Собственники брэнда из числа знатных пчеловодов (пчелка – типа эмблема партии "Реформы и порядок", ставшей "Нашей Украиной") тихо молчат. Они как бы готовы распуститься и влиться, но не торопятся. В это время началась игра в "тройку": создание единой коалиции из пропрезидентской партии, Народной партии Владимира Литвина и блока имени Юлии Тимошенко. Популярна стала гипотеза о том, что Юлия Владимировна пойдет на выборы самостоятельно. Дескать, не с руки такой красивой женщине среди мужиков толкаться.

И когда дискуссия на тему – "пойдет или не пойдет?" – перешла в разряд вялотекущей, появилось обострение в виде заныканного брэнда. Представляете, какая может появиться прелесть? Тимошенко во главе "Нашей Украины". На парламентских выборах будут две "нашеукраинские партии", одну из которых возглавляет Ющенко, а другую – Тимошенко. "Разводка" очень элегантная. В прежние времена можно было бы сказать – дело не обошлось без участия кризисного менеджмента в лице эсдеков. Но времена меняются. Теперь все сводится к проискам разных групп из окружения главы государства.

В общем, версия оригинальная, однако бесперспективная. Естественно, акции Юлии Владимировны повысятся. Вся Франция валялась у ее ног, судя по репортажам некоторых впечатлительных журналистов. Добавьте к этому еще и сюжет с "затерянной "Нашей Украиной". Красивый сюжет, но на любителя.

Киевский нокаут чемпиона. Опять-таки накануне партийной конференции городской организации "Нашей Украины", запланированной на эту субботу, появился концептуальный слух насчет планов сделать Виталия Кличко киевским головой. Смеяться не надо. Лучше проанализируем очень сухие факты, обильно политые волной слухов. Факт первый: в следующем году состоятся выборы столичного градоначальника, но не факт, что Сан Саныч Омельченко примет в них участие. Факт второй: преемника у Омельченко пока нет. Вроде бы есть Владимир Яловой, который сейчас исполняет обязанности главы партии "Единство". Однако "единая" структура находится сегодня в разобранном состоянии, поскольку то ли должна влиться в "Нашу Украину", то ли продолжить свое дальнейшее существование. Налицо работа центробежных сил, которые подогреваются минимум тремя игроками. Факт третий: есть лидер фракции "Наша Украина" Николай Мартыненко, которого, если выражаться старым, совковским языком, "планируют" на должность Омельченко. Вот в связи с этим очень интересно, а кто возглавит городскую организацию "Народного Союза "Наша Украина": Омельченко или Мартыненко? Это пока два реальных кандидата, которые символизируют столичную проблематику. Выборы киевского партийного босса "НУ" могут слегка прояснить интригу, связанную с избранием киевского головы. Но все равно, как отмечают люди, приближенные к политической кухне, окончательный ответ на данный вопрос можно получить лишь осенью нынешнего года.

Если сложить три факта вместе, то версия насчет Кличко уже не кажется такой уж и фантастической. Все знают, что Сан Саныч давно дружит с братьями-боксерами. Это уже даже стало предметом кавеэновских шуток. Виталий внес свой вклад в дело "оранжевой революции", проведя бой с политкорректной ленточкой в трусах. Непонятно, правда, зачем это все нужно самому Кличко? И согласится ли он участвовать в выборах, не получив поддержки президента? Однако версия интересная и заслуживает внимания.

"Депутатский залог". В данном случае речь идет не о версии, а о реальных планах. Оппозиция с помощью блокирования парламентской трибуны добилась включения в повестку дня работы сессии законопроекта о выпуске на поруки под гарантию 150 депутатов. Понятно, что проект разрабатывался под конкретный случай – задержание Колесникова. Однако, если подобный прецедент возникнет, то появится интересная форма денежного залога: депутатский. Достаточно договориться с народными избранниками, возможно, небезвозмездно, то есть почти даром, и любой может выйти из СИЗО. При этом сами гарантодатели не несут никакой ответственности за подопечного. А если он решит скрыться из поля зрения бдительных правоохранительных органов? Парламентариев же нельзя привлечь к ответственности. Они же неприкасаемые (за исключением Нестора Шуфрича). Да и со справедливостью дело обстоит не лучшим образом. Одни могут "подписать" 150 депутатов, а другие даже одного, самого захудалого парламентария убедить не в состоянии.

Пустовойтенко + Кинах = дружба. Валерий Павлович и Анатолий Кириллович очень похожи ментально. Оба были экс-премьерами, придерживаются примерно одинаковых экономических взглядов, но в свое время оказались по разные стороны баррикад. В результате Пустовойтенко вынужден отбиваться от следователей Генеральной прокуратуры, которые приставали к нему с вопросами по поводу "Укрзализници", а Кинах стал первым вице-премьером. Но, несмотря на это, они очень похожи. Валерий Павлович и в политической коалиции, спешно созданной под кандидата Виктора Януковича, был "чужим среди своих". А Анатолий Кириллович в последнее время все чаще и чаще исполняет роль "белой вороны" в правительственной команде как бы единомышленников. Одно время промышленники и эндэписты дружили партиями в форме единой фракции. Теперь, похоже, этот союз может снова возродиться. "Промышленники" Кинаха демонстрируют редкую независимость от правительства. Например, они очень обидели соратников Виктора Андреевича, проголосовав против поправок в бюджет-2005. В свою очередь, Пустовойтенко сегодня нуждается в партнере на выборах. Не исключено, что подобный альянс оформится ближе к осени.

И, наконец, еще одна версия, которая не анонсировалась. Конституционную реформу, похоже, остановить уже не удастся. Осенью (18 октября) заканчиваются полномочия девяти судей Конституционного суда. В настоящее время в КС работают 14 хранителей основного закона. Через несколько месяцев их останется пятеро. А решения Конституционного суда считаются правомочными, если на них присутствуют не меньше 12 судей. При этом, по иронии судьбы, блокирующий пакет "акций" находится в руках парламента. Поясним, в чем суть вопроса: 18 посадочных мест в КС заполняются в равной пропорции президентом, парламентом и съездом судей. По шесть человек. При существующем раскладе глава государства и съезд судей вряд ли решат проблему кадрового наполнения КС. Поэтому некому будет признать конституционную реформу неконституционной (простите за невольный каламбур). Некому будет провести экспертизу другого варианта внесения изменений в Основной закон, если бы он появился. И вряд ли КС успеет рассмотреть представление президента Леонида Кучмы насчет необходимости одобрения решений референдума парламентом (это еще один из вариантов блокирования реформы). Остается только политическая воля и революционная целесообразность. Категории не юридические, но эффективные.