Украинская драма?

От редакции: История со сменой руководства Национального академического театра имени Леси Украинки началась весной этого года. В театр пришли с проверкой представители Генеральной прокуратуры, которые изъяли для проверки всю хозяйственную и финансовую отчетность. А 24 марта появляется приказ Министерства культуры за номером 166, в соответствии с которым вводится разграничение должностей генерального директора и художественного руководителя.

Этот приказ вызвал возмущение ряда театральных деятелей, которые считали, что министерство пытается закрепить административный диктат над творческим руководителем. Дескать, при занятии "хозяйственных" должностей главным критерием будут не творческие успехи, а политическая лояльность к новой власти.

30 марта 2005 года артисты театра имени Леси Украинки обратились с открытым письмом к президенту Виктору Ющенко. Они писали, что на прошедших выборах руководитель театра, народный артист Михаил Резникович поддерживал соперника действующего президента, и для них стало шоком известие о начале проверок театра Генпрокуратурой.

20 апреля во время парламентских слушаний министр культуры Оксана Билозир заявила, что Михаил Резникович освобожден от должности генерального директора и художественного руководителя Театра русской драмы имени Леси Украинки. Более того, по словам министра, против Резниковича возбуждено уголовное дело. Его обвиняют в том, что, не получив разрешение на перевод в нежилой фонд собственности театра, он подписал договор с фиктивной фирмой об аренде с правом приватизации трехэтажного театрального общежития сроком на 25 лет.

21 апреля состоялось экстренное собрание творческого коллектива. Была принята резолюция, в которой выражался протест против незаконного увольнения Резниковича. "Считать единственным легитимным генеральным директором – художественным руководителем Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки Резниковича", подчеркивалось в документе, принятом единогласно. Был организован комитет по защите конституционных прав коллектива театра и его руководителя.

22 апреля под стенами информационного агентства УНИАН прошел митинг противников увольнения Михаила Резниковича. Митингующие скандировали: "Защитим права актеров!", держали плакаты "Руки прочь от Русской драмы" и "Резникович – наш руководитель".

24 апреля Подольский районный суд Киев признал незаконным увольнение Резниковича с поста директора и художественного руководителя театра. В судебном решении указывалось, что Министерство культуры и туризма не имеет права разрывать трудовое соглашение с Михаилом Резниковичем и освобождать его от должности директора театра.

26 апреля в рамках акции "День Чернобыля в украинской культуре", организованной сторонниками Резниковича, была принята резолюция с выражением недоверия министру культуры Оксане Билозир. 27 апреля Министерство культуры оспорило в Апелляционном суде Киева решение Печерского районного суда о запрете на увольнение с должности Михаила Резниковича.

4 мая Подольский районный суд Киева перенес слушание дела об увольнении директора театра имени Леси Украинки на июнь по ходатайству Министерства культуры и туризма. По словам начальника юридического управления Минкультуры Ларисы Петесюк, дело не готово к слушанию, и необходимость его переноса обусловлена тем, что министерство затребовало дополнительные доказательства, на изучение которых нужно время.

Такова хронология событий, связанных с увольнением Михаила Резниковича. Дело получилось громким и резонансным. У каждой из сторон конфликта есть свои версии происходящего. В редакцию поступил материал Ильи Фетисова, в котором излагается авторская интерпретация театральной драмы на основе целого ряда документов. Мы посчитали нужным его опубликовать. Одновременно приглашаем все заинтересованные стороны высказать свое отношение к данному материалу. Публикуем поступившую к нам статью с сокращениями.

Заговор обреченных?

Сколько существует театральное искусство, столько существуют притчи, анекдоты и курьезные истории о взаимоотношениях между актерами и режиссерами, театральными примами и премьершами. Как правило, они смешны, иногда поучительны, иногда трагичны. Однако утверждать, что все было именно так, не берется даже самый отчаянный историк театра. Но это что касается разговорного жанра. Совсем другое дело, когда о той или иной театральной ситуации могут поведать не только очевидцы, но и документы, молчаливые свидетели реальных событий, хранящиеся в архивах под толстым слоем исторической пыли. И, честно говоря, порой небезопасно сдувать вековую пыль с этих документов, поскольку они иногда хранят истории, которые сами участники событий вряд ли захотели бы вспоминать. И, уж тем более, предавать огласке. Времена, знаете ли, были разные, и выживать приходилось по-разному.

На пресс-конференции, состоявшейся в информационном агентстве УНИАН (апрель), о тяжелой, почти "концлагерной" жизни в "застенках" киевского Театра русской драмы имени Леси Украинки поведали бывшие его бывшие актеры – Ада Роговцева, Георгий Дрозд, Дмитрий Лаленков, Евгений Паперный, Виталий Борисюк, администратор Николай Юдов, а также Ольга Сумская и Антон Мухарский, которые продолжают там работать. Эти же фамилии можно найти и в числе лиц, подписавших известное письмо с претензиями в адрес Михаила Резниковича. Среди подписантов фигурирует и бывший директор театра Вадим Авдеенко, а также экс-режиссер Эдуард Митницкий. Мы неслучайно перечислили эти фамилии, так как именно они станут героями почти детективной истории, рассказать которую нам помогут те самые, покрытые пылью архивные документы, спокойно хранящиеся в театре.

На пресс-конференции из уст представителей "восьмерки" прозвучало утверждение, что с уходом из театра Митницкого и приходом Резниковича там воцарилась казарменная атмосфера. Подтверждений тому, кроме ношения мифических тапочек, привести никто не смог (правда, непонятно, зачем на репетициях нужны сапоги). А вот архивы могут подтвердить факт изменения атмосферы в театре с приходом туда в 1993 году Эдуарда Марковича Митницкого.

Вот фрагменты из письма, написанного в 1994 году артистом Георгием Кишко (к сожалению, ныне покойным) и адресованного тогдашнему министру культуры Ивану Михайловичу Дзюбе: "Вельмишановний Іване Михайловичу! Вашим особистим рішенням у 1994 році без виборів у колективі художнім керівником і головним режисером к.д.а.р.д.т. ім. Л.Українки був призначений Е.М.Митницький, з приходом якого становище, атмосфера, взаємини в театрі докорінно змінилися. Замість очікуваної щоденної і творчої роботи з колективом, новий керівник театру відразу зайнявся грубим адмініструванням та інтриганством: без виборів чомусь призначено новий склад художньої ради театру, запроваджена неймовірна казармена система доган і стягнень, причому відчуваеться, що існуе чітке і спрямоване її спрямування – відстежувати, ловити та карати акторів, яких не бажае бачити в театрі пан Митницький, аби вловити їх, або спровокувати на найменше формальне порушення і негайно звільнити. Таким чином був фактично вигнаний з театру після сфальсифікованого порушення трудової дисципліни н.а. України Є. Паперний... Акторська трупа поділена Е.Митницьким на "своїх" і "чужих", на "білих" і "чорних"... За дивовижно короткий час п. Митницьким в театрі створена задушлива атмосфера заляканості, блюзнірства, взаємної недовіри, доносів, наклепів та пліток, в якій гине колектив... На зауваження одного з акторів театру, який відчув потворну атмосферу так званого обговорення (вистави), зазначив, що жити і працювати в атмосфері 37-го року неможливо, п. Митницький спочатку прилюдно образив колегу, вигнавши його з залу, розперезавшись до того, що погрожував, нібито його опонент не знає справжнього 37-го року. I такі ескапади залякування є нормою стосунків п. Митницького з підлеглими..."

Прервем цитирование этого письма и постараемся прояснить, что же произошло с Евгением Паперным двенадцать лет назад. Как утверждают очевидцы, тогда с категорическим требованием уволить Евгения Васильевича Паперного обратилась к Эдуарду Марковичу Митницкому Ада Николаевна Роговцева. По ее словам, Паперный позволил себе некоторые фривольные высказывания в адрес Ады Николаевны. Эдуардом Марковичем тут же было проведено расследование, и Паперный по требованию ведущей актрисы был уволен из театра. Поэтому сегодняшний альянс Роговцевой и Паперного в борьбе против Резниковича вызывает некоторое недоумение. Тем более что именно Резникович вернул его в театр. Или Евгений Васильевич не знает, чьими стараниями он был уволен из театра почти двенадцать лет назад.

А вот другой, более давний документ, датированный 1975 годом. Посвящен он деятельности Вадима Андреевича Авдеенко на посту заместителя директора театра. Небольшая цитата: "...С целью укрепления еще одного очень важного участка – должности зам. директора, который является номенклатурой Министра культуры УССР и отвечает, по распределению обязанностей, за производственно-финансовую деятельность, просим укрепить ее и освободить от работы на этой должности зам. директора тов. Авдеенко В.А. За последние 2 года тов. Авдеенко В.А. выполняя возложенные на него обязанности, проявлял недостаточно инициативы и настойчивости в выполнении отдельных важных заданий... Излишняя перестраховка и формализм приводят к излишним заседаниям и бумаготворчеству на имя директора и даже министра. Получая от меня задания, устные или по приказу, т. Авдеенко В.А. вместо того, чтобы выполнять, тут же строчит "служебную записку" и через секретаря приемной передает ее на имя директора, смысл их сводится к тому, что это он не должен делать, а это невозможно... Мания величия приводит к тому, что, не справляясь и со своими обязанностями, Авдеенко В.А. в беседах, а сейчас письменно требует, чтобы ему поручить еще и строительство корпуса, доплатив, а зам. директора по строительству переименовать в инженера и подчинить ему...

Для т. Авдеенко В.А. органически неприемлемо нахождение в театре вечером, во время спектакля. ... Порученный ему по гастролям в 1975 г. в г. Севастополе участок был выполнен очень плохо и почти сорван. У него растет катастрофическое желание руководить из кабинета по телефону... В практику его работы все больше входит демагогия, выслеживание и допрашивание у подчиненных, почему приглашал директор, допросы подчиненных в недостойных формах о руководстве. Все это вносит нездоровую обстановку, мешает нормальной работе. Имели место случаи грубого обращения с главным режиссером, выслеживания, с кем говорил по телефону, куда ездил на машине театра... Этот вопрос просим решить без обсуждения в коллективе, без особых обсуждений с тов. Авдеенко В.А., так как он человек приспособленный к демагогическим настроениям, заведет новые письма и "доказательства", на разбирательства которых нужно будет потратить много месяцев. Просим приказом переместить его в другой театр или учреждение, но ни в каком случае не оставлять в театре...". Подписали это письмо директор, главный режиссер, председатель местного комитета и секретарь партийного бюро театра Ада Николаевна Роговцева. Как говорится, комментарии излишни. Непонятно только одно – неужели ненависть к Резниковичу так сильна, что смогла объединить людей в прошлом не очень-то жаловавших друг друга?

Вадим Андреевич Авдеенко все же был уволен из театра имени Леси Украинки. С ним не был продлен контракт. Правда, почти через тридцать лет после настоятельной просьбы Ады Николаевны, адресованной тогдашнему заместителю министра культуры Ярославу Витошинскому. Резникович не продлил с ним контракт по рекомендации первого заместителя начальника Главного контрольно-ревизионного управления при Министерстве финансов Украины Романива. По результатом проведенной в 1999 году проверки. Вот несколько цитат из этого документа: "Матеріали ревізії свідчать, що директор театру В.А.Авдєєнко (на якого згідно з п.2 укладеного 17.01.95 контракту покладено керівництво виробничою, планово-фінансовою і адміністративно-господарською діяльністю театру та відповідальність за її стан і наслідки) самоусунувся від виконання покладених на нього обов'язків та не приділяв належної уваги питанням правильної організацп бухгалтерського обліку і звітності, ефективного та раціонального витрачання державних та бюджетних коштів, збереження основних засобів та товарно-матеріальних цінностей..." Далее идет целый список нарушений на пяти страницах и предложение комиссии – "...Розглянути у встановленому законодавством порядку питання про доцільність подальшого перебування на займаній посаді директора В.А. Авдєєнко". Читая эти строки, можно с полным правом сказать: то, за что ратовала в 1975 году Ада Николаевна, свершилось в 1999 году. Но тогда возникает вопрос: а что их свело сегодня вместе?

Возникает и другой вопрос: каким образом в эту компанию попал бывший заместитель главного администратора театра Николай Александрович Юдов, который был уволенный за прогул? Если вы помните, то именно Николай Юдов был незаконно назначен госпожой Билозир на еще не успевшее остыть место генерального директора – художественного руководителя Театра русской драмы имени Леси Украинки.

Вот, о чем свидетельствуют все те же архивные материалы. Из докладной заместителя генерального директора театра В.Макаренко: "28 декабря 2002 года зам. главного администратора Юдов Н.А., будучи согласно графику дежурным администратором, отсутствовал на работе с 10 до 17 часов. Объяснительную записку Юдова Н.А. считаю неубедительной". Что же написал в свое оправдание Николай Александрович Юдов? Приводим текст с сохранением стиля и орфографии: "Утром 28.12.02 года поймал вора с телевизионной антенной в доме, в котором проживаю... Вызвал мастеров-антенщиков... Ремонтные работы зафиксированы в диспетчерской. Жалею, что не дозвонился к В.Д. Макаренко, предупредить о случившемся". И опять, как говорится, комментарии излишни. В выписке из протокола №1 заседания профсоюзного комитета театра имени Леси Украинки от 8 января 2003 года говорится: "Дать санкцию на увольнение заместителя главного администратора Юдова Н.А. по ст. 40 п.4 КЗоТ (отсутствующего на рабочем месте более 3 часов без уважительных причин)". Не прислушался Михаил Юрьевич Резникович к рекомендациям профкома и уволил Николая Александровича по его собственному желанию. Как не прислушался Михаил Резникович и к другому совету коллектива театра – уволить Ольгу Вячеславовну Сумскую за систематические прогулы. Целый том с выговорами и объяснительными записками самой Ольги Вячеславовны вскоре займет почетное место на архивной полке театра и будет покрываться пылью до поры, до времени. А там, поверьте на слово, уникальные документы времени.

Возможно, эти материалы так и будут пылится на своих полках, пока чиновники Министерства культуры не захотят полюбопытствовать, с кем на самом деле они идут в бой против театра? И нужно ли вести бой с коллективом одного из ведущих театров Украины, коллективом, который хочет лишь одного, чтобы ему не мешали нормально работать в творческой атмосфере, так тяжело созданной в последние десять лет Михаилом Резниковичем?

P.S. От редакции: складывается впечатление, что министра культуры Оксану Билозир во всей этой некрасивой истории просто подставили. Нет оснований считать, что она по своей воле влезла в театральные разборки.