Депутат-прагматик

Игорь Шкиря – депутат "бело-голубой" окраски, то есть принадлежит к политической команде, которую сегодня называют "новой оппозицией", переживающей в настоящее время болезнь роста. И хотя Игорь Николаевич достаточно критично относится к нише, которую заняла Партия регионов, он принял решение съезда ПР о переходе в оппозицию. Переход этот дался трудно и самой партии, и ее представителям: недаром же говорят о существовании двух линий в одной структуре – умеренной, настроенной сотрудничать с новой властью, и более радикальной, готовой взять реванш на парламентских выборах-2006. Сам Игорь Шкиря и не скрывает, что в партии есть проблемы…

Игорь Шкиря: "Новая власть повторяет ошибки старой"

Игорь Николаевич, может ли борьба за соблюдение прав и свобод граждан, пострадавших, по мнению оппозиции, от репрессий новой власти, сплотить "антиоранжевые" силы? Или же это временная акция, которая не будет иметь продолжения?

— Идея, необходимая для сплочения, найдется быстро. И борьба политических партий против произвола, преследования инакомыслящих способна объединить оппозиционные силы. Другой вопрос — кто готов объединяться и во имя чего? Силы, называющие себя оппозиционными, обязательно наберут внушительное количество голосов в свою поддержку — нравится это кому-то или нет. После президентских выборов, расколовших Украину на две части, почти половина избирателей готовы поддержать идеи оппозиции, поскольку новая власть не оправдала их ожиданий.

В отчете временной следственной комиссии парламента по соблюдению конституционных прав граждан внимание акцентируется на неправомерных действиях силовых структур. Что планирует делать оппозиция, если власть просто не отреагирует на такие выводы спецкомиссии?

— В последнее время власть открыто демонстрирует свое неуважение к депутатам, которые позволяют себе иметь свое мнение. Причем делает это зачастую более цинично, чем при экс-президенте Леониде Кучме. Я всегда утверждал, что власть, построенная на чрезмерном административном диктате и силовом давлении, никогда не будет стабильной. Сегодня новая команда повторяет ошибки старой. Зачастую в гораздо более тяжелой форме. Например, проблема депутатов-совместителей: сегодня 29 парламентариев, перешедших на постоянную работу в структуры исполнительной власти, категорически не хотят сдавать свои мандаты. Думаю, что люди, которые стояли на Майдане и поддерживали нынешнюю власть, не могли даже предположить, что всего через несколько месяцев она будет грубо нарушать законы, которые призывала защищать.

Кстати, о совместителях. Помнится, Андрей Клюев, работавший вице-премьером в Кабмине Виктора Януковича, тоже не спешил сдавать мандат. И потом, после выборов, благополучно вернулся в парламент. Имеете ли вы моральное право критиковать нынешнюю власть за то, что делали сами?

— Да, ряд парламентариев совмещали посты в правительстве с мандатами нардепов. Но это не было таким массовым явлением, как сейчас. Более того, главными аргументами новой власти, Майдана, были как раз честность, прозрачность, демократичность, верховенство права. И потом, вы посмотрите, что творится в сфере взаимоотношений по линии парламент—правоохранительные органы. Те, кто совсем недавно были народными депутатами, сегодня крайне неуважительно относятся к своим бывшим коллегам. Это еще раз свидетельствует о том, что принципы, задекларированные зимой 2004 года, были всего лишь привлекательными лозунгами для Майдана.

А в чем заключается неуважение? Вот министр внутренних дел Юрий Луценко навещал Нестора Шуфрича в больнице, обещает извиниться за неправомерные действия своих "орлов"…

— "Не суйте свой нос туда, куда не просят" — вот главный лозунг и руководителя МВД, и Генерального прокурора по отношению к тем, кто пытается препятствовать незаконным действиям власти. Конечно, прямо так не говорится, но суть именно такая: "Вы — народные депутаты, идите, принимайте законы, а мы без вас разберемся". Я вспоминаю, что еще год назад, когда нынешняя власть была оппозицией, она вела себя совершенно по-другому: считала необходимым вмешиваться в любую сферу, где, как ей казалось, нарушался закон. Причем действовали оппозиционеры гораздо более жесткими методами — ломали микрофоны в сессионном зале, срывали заседания, обливали оппонентов водой. Поэтому на выводы комиссии ВР по соблюдению конституционных прав граждан мы особо не рассчитываем: она пока действует не очень активно. Кроме того, им вставляют палки в колеса…

Так каков будет ваш следующий шаг?

— Думаю, должен состояться диалог власти и оппозиции, о котором так много говорил Президент Виктор Ющенко, к которому призывал спикер Владимир Литвин. Необходимо немедленно принять закон об оппозиции, чтобы выработать правила игры. На мой взгляд, это и будет движение вперед. А сегодня чиновники и министры пытаются обвинить оппозицию в "пособничестве преступникам"…. Так любого бизнесмена или государственного служащего, у которого нет депутатского удостоверения, можно посадить в тюрьму, сфабриковав дело за одну минуту. Мы это уже видели. Наш самый честный суд в мире примет то решение, которое нужно "заказчику"…

Выходит, что оппозиция не готова к активным, решительным действиям, массовым акциям протеста? Она стремится сесть за стол переговоров и относительно спокойно договориться с властью?

— Мы, в отличие от бывшей оппозиции, куда больше думаем о стране, о ее будущем и настоящем. Прекрасно понимаем, к чему могут привести подобные массовые акции. Поверьте, организовать блокирование органов власти, палаточные городки — это не такой уж сложный вопрос. Особенно учитывая настроения людей, живущих к востоку от Киева.

Почему новая власть так себя ведет? Это стремление отомстить, свидетельство собственной неуверенности или понимание слабости оппозиции, которая не в состоянии дать отпор?

— У меня создается впечатление, что новые руководители самого высокого ранга продолжают пребывать в революционной эйфории и не могут простить обид, нанесенных во время избирательной кампании. Опять же действовать подобным образом власть вынуждает откровенный страх за свое будущее. Создается впечатление, что прикладываются большие усилия для того, чтобы растоптать всех, кто может хоть слабо возражать. Чтобы любой ценой победить на выборах-2006 и уже окончательно закрепить свой успех. И еще безнаказанность. У власти появилось ощущение всемогущества: столько откровенных нарушений законов, перегибов, кадровых скандалов, а общество им все прощает. Отсюда и желание мстить дальше, отвоевывать экономические, политические, административные позиции. Знаете, есть пример Леонида Кучмы, который после десяти лет своего правления сумел оставить много своих соратников, способных сказать о нем хорошо…

Давайте поговорим о внутренних проблемах Партии регионов. Правда ли, что в ваших рядах наметился раскол на два крыла, одно из которых поддерживает экс-вице-премьера Николая Азарова, второе — бывшего кандидата от власти Виктора Януковича?

— Не могу сказать, что в партии и во фракции такой проблемы не существует. Но вопрос о расколе в рядах регионалов является либо надуманным, либо провокационным и свидетельствует о внешнем факторе "воздействия" на Партию регионов с целью ее раздробления и ослабления. Разумеется, в ПР есть различные мнения и позиции. Одна часть членов партии согласилась с решением съезда о переходе в оппозицию, другая — не поддерживала такую позицию. И сейчас представители этого крыла говорят, что решение о переходе ПР в оппозицию было принято под давлением. Но такая дискуссия — это нормальное явление для партии и фракции, которые строились "под власть", чьи лидеры занимали высокие посты. Многие члены Партии регионов руководят крупными промышленными предприятиями, имеют серьезный бизнес, и значит, очень уязвимы. Однако поверьте: наша партия имеет внушительные ресурсы, и если кто-то думает, что определенные заминки и периоды молчания означают потерю влияния, мощи и силы, то это мнение ошибочно.

А вы сами к какому крылу принадлежите?

— Я принадлежу к той части партии, которая для достижения победы на парламентских выборах в 2006 году готова вести работу прагматично. Поэтому одна из моих основных задач, а также задач коллег по партии заключается в том, чтобы найти рациональное зерно у представителей двух платформ, и все это положить на алтарь победы.

Но вы оппозиционер?

— Подчиняюсь решению съезда Партии регионов.

Вы верите в то, что Партия регионов сможет объединиться в оппозиционную коалицию и на выборах-2006 противостоять блоку власти, в который войдут партии Президента, спикера и премьера?

— Ситуация после выборов президента разделила страну на два конкурирующих лагеря. Думаю, инерция президентских выборов сохранится, и парламентская кампания, по сути, будет борьбой двух мощных блоков. Другое дело, какова будет их конфигурация. Очень многое также зависит от расстановки сил в провластном лагере.

Вы уверены в прочности "каневской тройки" (Тимошенко—Ющенко—Литвин)?

— Не уверен. И, думаю, само место для объединения — Канев — было выбрано ошибочно, поскольку в 1999-м мы уже наблюдали создание "каневской четверки", а затем ее распад. Власть рискует повторить эту ошибку. Тем более что в самой партии власти НСНУ существуют как бы две "Наши Украины". Кроме того, еще есть несколько мини-групп, которые хотели бы получить больше влияния на решение кадровых вопросов, формирование избирательного списка. Опять же, многое зависит от того, кто возглавит список НСНУ. С Виктором Ющенко во главе это будет одна сила, без него — совсем другая, куда менее влиятельная структура. И тут возникает вопрос: имеет ли право Президент Украины возглавлять партийный список? В таком случае мы априори не можем говорить о прозрачных и честных выборах, поскольку админресурс будет открыто работать на победу лишь одной партии. Такого не позволял себе даже Леонид Кучма, когда создавался блок "За единую Украину!".

Какой процент способна набрать оппозиция на выборах, учитывая административный ресурс новой власти и разрозненность, слабость протестных сил?

— На сегодняшний день нет никакого партийного решения по поводу коалиции. И поэтому говорить о едином оппозиционном союзе нельзя. Более того, большинство моих коллег-депутатов склоняются к мысли о том, что на выборах Партия регионов должна действовать самостоятельно, не повторяя ошибок прошлых парламентских (блок "За ЕдУ!") и президентских выборов. Если мы говорим о Партии регионов, идущей на выборы отдельно, то я могу спрогнозировать ей 20% голосов. Это реально. Но не исключаю и того, что если все оппозиционные силы объединят усилия, то нынешняя власть может и не получить контрольного пакета голосов в следующем составе парламента.

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко, Александр Юрчук