Сеанс разоблачения

"Ее лицо было накрыто подушкой, а в руке она держала удостоверение народного депутата…" – так началась вторая серия закарпатского триллера: оппозиция против фашистских действий власти. Дата показа совпала с Днем защиты детей, но вместо прав ребенка в сессионном зале парламента защищали права народных депутатов. С помощью специальной следственной комиссии по правам человека, возглавляемой Виктором Мусиякой. Промежуточный отчет парламентских следователей, пытавшихся установить истину в делах Бориса Колесникова и экс-губернатора Закарпатья Ивана Ризака, изначально был запрограммирован как качественное политическое шоу. Сразу скажем: политизации работы комиссии избежать не удалось.

Как обычно, очень сложно удержаться на грани, отделяющей именно расследования от манипулирования общественным сознанием. Кроме того, надо учитывать, что речь идет о расследовании дел, связанных именно с политическими персонами – бывшим губернатором и одним из активистов СДПУ(о) Иваном Ризаком и главой Донецкого облсовета, руководителем самой большой ячейки Партии регионов Борисом Колесниковым. В общем, политический подтекст слушаний существовал изначально…

Напомним, что еще неделю назад более 150 нардепов поставили свои автографы под постановлением о проведении внеочередного сессионного дня, посвященного политическим репрессиям против представителей оппозиции. Однако на прошлой неделе собраться не получилось: Шуфрич в больнице, Ризак в СИЗО… Новые оппозиционеры постарались выжать максимум возможного из раскручивания закарпатского конфликта. С помощью телевизионных сюжетов и комментариев на тему о политической расправе над лидерами оппозиции разогревалось общественное мнение и готовилась "почва" для выступления в ВР. Плачущая Тамара Прошкуратова, Нестор Шуфрич с сотрясением мозга – это публичные образы, призванные вызвать сочувствие рядовых граждан к оппонентам действующей власти, применяющей против своих противников силовые приемы. А кроме того, посеять зерна сомнения в честности, открытости и моральности новой властной команды. Доклад комиссии Мусияки должен был стать кульминационным моментом этого политического шоу, как бы ни старался Виктор Лаврентьевич придать своему докладу чисто правовой оттенок, не вдаваясь в политические тонкости.

…История, как известно, повторяется дважды: почти год назад депутаты- "нашеукраинцы" организовали показ в парламенте "мукачевского триллера". События, связанные с выборами мэра закарпатского городка, стали детонатором конфликта между оппозицией в лице "Нашей Украины" и властью, которую в апреле 2004-го символизировал лидер СДПУ(о) и его политическая сила. На протяжении нескольких часов "нашеукраинцы" и представители БЮТ вдохновенно рассказывали о подробностях мукачевских событий. "И тут, значит, они меня спихнули с лестницы, я упал и ударился о перила…". "С особым цинизмом меня выкинули со второго этажа, хотя я показывал удостоверение народного депутата…". "Бритоголовые бригадиры" приехали лично поддерживать Балогу и Нусера…". Юрий Павленко в запале рассказывал всем желающим подробности своего избиения: сначала били эсдеки, потом донецкие, потом снова эсдеки… Или нет, это были криминальные личности, вызванные на подмогу мукачевским избирателям. Евгений Червоненко, как в всегда, приехал с видеокамерой – чтобы отснять особо циничные эпизоды надругательства над оппозиционными парламентариями, приехавшими наблюдать, как проходит избирательный процесс в одном отдельно взятом регионе. В результате монтажа получился душераздирающий фильм о "зверской расправе над оппозицией", показанный в зале ВР.

А теперь сравните:

"Нестора Шуфрича стянули за ноги с кровати, ударили головой об пол и навалились сверху…". "Прошкуратова в это время тоже находилась на кровати Ризака – ее ударили по лицу, на нее упал человек в маске и заломил ей руки…" "Ивана Ризака без обуви вытащили в коридор и поволокли в направлении выхода из кардиоцентра…". Конечно, непонятно, что делали на одной кровати Тамара Прошкуратова (в наручниках), Нестор Шуфрич и бывший губернатор с гипертоническим кризом. Но факт остается фактом: к народным депутатам милиция применила "повышенную силу". Как это было, особенно эмоционально рассказала социал-демократическая дама. В отличие от Юлии Тимошенко, которая в аналогичных ситуациях демонстрировала мужество и выдержку (хоть убейте меня, я не сдамся), заслуженная учительница использовала эмоциональный подход. Получился такой себе симбиоз Лилии Григорович и Людмилы Кириченко. Очень женское выступление: "Меня спрашивают в милиции, сильно ли меня ударили. Не знаю – били меня впервые". Действительно, цепляет: женщина, в слезах, со следами побоев, на Библии клянется не говорить ничего, кроме правды. Неплохой прием, правда, заимствованный у Виктора Ющенко, который использовал Библию для совершения акта символической инаугурации зимой 2004 года в полутемном зале Верховной Рады.

По сравнению с выступлением Прошкуратовой блекнет даже страстный спич лидера фракции СДПУ(о) Леонида Кравчука, который заявил, что "не подписал бы Беловежского договора, если бы знал, что в независимой Украине будет твориться правовой беспредел. "Если бы я знал в 1991-м году, что будет так, как сейчас, что в зале будут унижать друг друга народные депутаты, что президент будет думать только о том, где сидеть, и в какой дворец переехать, что вместо демократии будет беспредел, я бы не подписал Беловежское соглашение, я бы скорее себе руку отрезал", – с трибуны признался экс-президент Украины. Видимо, события в Закарпатье оставили тяжелый след в душе первого президента. И не только у него. Фактически, все участники слушаний пришли к общему выводу: конституционные права находящихся под стражей Колесникова и Ризака были нарушены, они не должны находиться под арестом. Кроме того, пострадавшие во время ареста бывшего губернатора нардепы требуют "компенсации" в виде:

- отставки прокурора Закарпатской области;
- увольнения главного милиционера Юрия Луценко.

Конфеты фирмы "Рошен", которые глава МВД принес в палату избитому Нестору Шуфричу, видно, не помогли. Как и признание в превышении полномочий сотрудниками его ведомства: бить по голове народных избранников неконституционно. Ссылки на то, что милиция – это силовое ведомство, которое всего лишь исполняет судебные решения, не выглядят слишком убедительно. Хотя инцидент "с исполнением" в Закарпатье, по большому счету, является отражением сложных межведомственных отношений между главным милиционером и генпрокурором Пискуном. Кстати, ГПУ в отношении инцидента в Ужгороде возбудила уголовные дела по факту превышения служебных полномочий работниками правоохранительных органов, а также по факту вмешательства народных депутатов в деятельность милиционеров. Об этом в среду в Верховой Раде сообщил заместитель генерального прокурора Виктор Шокин. По его словам, уголовные дела возбуждены по указанию генпрокурора Святослава Пискуна после посещения им Ужгорода. Кстати, в отличие от Юрия Луценко, самому Святославу Михайловичу отставка не грозит, парламентарии требуют наказания всего лишь его подчиненного – губернатора области, где произошел инцидент.

Теперь – что касается выводов специальной следственной комиссии по правам человека. Попробуем коротко изложить содержание промежуточного отчета "следователей":

а) при составлении протокола о задержании Бориса Колесникова не указаны основания для его задержания, не указано место его задержания и не разъяснены причины его задержания, чем допущены нарушения Европейской конвенции о защите прав человека;

б) Юрий Луценко и его замы исказили факты, касающиеся пострадавших, по заказу главы областной администрации: "Ни у кого из потерпевших никогда не было выявлено телесных повреждений, которые являются характерными для огнестрельных или взрывных ранений". Кроме того, по сообщению коммунального предприятия "Международный аэропорт "Донецк", "никакой эвакуации из Донецка не было, и министр МВД не посылал самолет за свидетелями". Вывод? Изучение обстоятельств уголовного преследования главы донецкого облсовета указывает на наличие серьезных нарушений норм Конституции, норм Уголовно-процессуального кодекса и международных актов со стороны работников милиции и Генеральной прокуратуры. Исходя из этого, оснований для взятия под стражу Бориса Колесникова комиссия не видит. Проще говоря, Борис Колесников не является злостным преступником и в СИЗО находится незаконно. Надо отпускать;

в) изучив материалы, связанные с задержанием и арестом Ивана Ризака, а также исследовав конкретные обстоятельства уголовных дел, комиссия пришла к выводу, что обстоятельства задержания бывшего закарпатского губернатора и определение в отношении его меры пресечения в виде содержания под стражей являются чрезмерными: "Не учтен ряд обстоятельств, которые позволяют безошибочно брать человека под стражу".

Что делать? По мнению Виктора Мусияки, ситуативные меры в виде избирательных наказаний и показательных увольнений не помогут. Надо всю систему менять. В смысле, систему государственной власти. Проще говоря, необходимо срочно проводить политическую реформу, что поможет устранить имеющиеся "пробелы" в законодательстве, принять ряд законов, которые сделали бы невозможным своеволие правоохранительных органов, а также осуществить полноценное реформирование судебной системы, предложив механизм ответственности судей перед законом. Таким образом, главный вердикт комиссии: от дела Колесникова – к конституционной реформе. Собственно говоря, ради этого все и затевалось.

Из остальных "последствий" слушаний можно отметить следующие.

Первое: доклад Мусияки выявил, как лакмус, неконсолидированность парламентских сил, обозначив отсутствие сильного большинства. ВР четко поделена на две части, и это убедительно доказало отсутствие единой позиции при рассмотрении вопроса об инциденте с народными депутатами в Ужгороде. Такая расстановка сил невыгодна, прежде всего, для спикера, вынуждая его определиться. До сих пор Владимиру Михайловичу удавалось удерживаться на грани, играя роль главы всего парламента, однако теперь ему предстоит сделать непростой выбор. Открыто перейдя на сторону коалиции победителей, Литвин будет автоматически привязан к предвыборному блоку, получившему название "каневской тройки", и не сможет вести самостоятельную игру, опираясь на парламент. Поддержав же оппозицию, спикер и его сила рискуют быть "раздавленными" новой властью, тем более, есть отличный повод для смещения – ротация президиума ВР.

Второе: откровенно "попал" министр МВД Юрий Луценко. Фактически он признан главным ответственным за нарушения, допущенные при аресте Бориса Колесникова и Ивана Ризака.

Третье: это первая акция, продемонстрировавшая возможности и силы оппозиции. Без особых спецэффектов и шумового сопровождения был достигнут неплохой результат: на парламентском уровне доказана неправомерность действий МВД и прокуратуры, а обвиняемым Колесникову и Ризаку практически вынесен оправдательный приговор. Эти люди ни в чем не виноваты, власть сводит с ними счеты. Иными словами, с помощью парламентского следственного инструмента удалось доказать, что новое моральное руководство страны организовало политические репрессии против инакомыслящих. Удачный ход. Пригодится в качестве консолидирующей идеи для разрозненной пока оппозиции. Впрочем, если объединение не удастся, эсдеки и сами смогут отлично использовать этот "материал" для предвыборной пиар-раскрутки. Народ любит обиженных, избитых и притесняемых. Кстати, сеанс разоблачений не закончен: комиссия Мусияки продолжает работать (за пролонгацию деятельности парламентских следователей проголосовало 257 законодателей), и работа эта не в плюс новой власти. Которая, кстати, попыталась перекрыть негативный эффект от слушаний более значимыми социальными делами. "План поступлений в бюджет перевыполнен на 186 миллионов гривен, бюджетная резолюция, где заложен прожиточный минимум в размере 500 гривен, одобрена Кабмином и президентом, бюджетный дефицит не будет превышать 2% ВВП, а сам ВВП вырастет почти на 10%", – бодро рапортует правительство в лице Юлии Тимошенко. Грамотный ход: депутаты выясняют личные обиды, а правительство думает, как повысить благосостояние всего народа.