Странный предмет

Логика победивших революций, даже мирных, такова, что они требуют от своих организаторов и лидеров определенного радикализма. Он и порождает лозунги вроде "грабь награбленное" или "отнять и поделить". В Украине революция ознаменовалась появлением, так называемых "черных списков". Сначала их создавала "Пора", причем параллельно две сразу. Потом дело дошло до новой революционной власти. Речь зашла о "черном списке" предприятий, подлежащих реприватизации.

Президент Ющенко и глава СНБО Порошенко утверждали, что такой документ есть и будет, премьер-министр Тимошенко вместе с министром экономики отрицали его существование. И только вице-премьер Кинах, словно Винни-Пух, бормочет под нос: "Список он очень странный предмет, вчера еще был, а сегодня уж нет…"

Анатолий Кириллович на протяжении 20 дней наиболее рьяно доказывал, что список, состоящий из 29 предприятий, приватизированных с нарушениями законодательства, оформлен и готов к исполнению. На этой почве он даже серьезно поссорился с Юлией Владимировной, до сих пор утверждающей, что его ни в каком виде не существует.

Между тем, 12 мая именно Кинах открыл марафон подтверждений и опровержений, заявив на открытии заседания рабочей группы по рассмотрению проблемных вопросов приватизации, что Кабинет министров сформировал окончательный вариант перечня из 29 предприятий, законность приватизации которых будет проверяться. При этом Анатолий Кириллович также сообщил, что окончательный вариант перечня проблемных предприятий передан на рассмотрение руководства государства. По его словам, таким образом завершен первый этап инвентаризации стратегических предприятий Украины.

Тогда же он заявил о том, что установление законности в сфере приватизации будет проходить с соблюдением верховенства закона, равенства всех перед законом и защиты прав инвесторов, а также, что окончательное решение относительно проблемных вопросов в сфере приватизации будет приниматься судами.

На следующий день наличие списка подтвердил президент Украины Виктор Ющенко. "Такой список есть и состоит из 29 предприятий – если быть точным. Сейчас идет финальная процедура по его окончательному согласованию, где свои позиции выскажет генеральный прокурор, министр внутренних дел и глава Службы безопасности. После этого мы его обнародуем, и вы будете знать этот закрытый список", – сообщил он 13 мая на пресс-конференции. При этом Виктор Андреевич отметил, что, кроме самого списка предприятий, будет также обнародована процедура проведения новых конкурсов по их продаже. В частности, речь идет о том, будут ли нынешние владельце этих предприятий иметь право выкупить их. "Я еще не определился в этом вопросе", – сказал президент по этому поводу.

Отметим, что на сегодняшний момент Виктор Андреевич уже определился и на пресс-конференции 18 мая сообщил, что схема реприватизации будет выглядеть следующим образом: "Для собственника это будет дооценка, для других – новое участие в тендере".

В этот же день о списке снова рассказал и Анатолий Кинах. На этот раз в комментарии "Известиям". При этом его слова вошли в противоречиес произносившимися параллельно словами Ющенко относительно открытости перечня. Хотя он сослался на единую с президентом позицию. "У нас единая позиция с президентом: не оглашать названия предприятий, работать без политического пиара", – сказал тогда Кинах. В этот день кто-то из них лукавил, и ситуация так и не прояснилась.

Наконец, 15 мая факт наличия "черного списка" подтвердил секретарь Совета национальной безопасности Украины Петр Порошенко. В вечернем эфире телеканала "1+1" он сообщил, что в соответствии с поручением президента подготовлен список из 29 предприятий, которые могут быть реприватизированы, после чего он будет выставлен на рассмотрение СНБО.

На следующий день, в понедельник, свой комментарий по этому вопросу впервые дала Юлия Тимошенко. В ходе пресс-конференции она категорически опровергла наличие каких бы то ни было перечней, а также указала на то, что их и не будет. При этом премьер отметила, что выступает против этого. "Я против любых списков, потому что от них немного отдает тенденциозностью. Почему предприятие А попало в список, а предприятие В – нет? Это может происходить только на основании решения суда”, – отметила Тимошенко. Она отметила, что решать, были ли ошибки при приватизации предприятия, может только суд, но никоим образом не правительство. Но добавила, что правительство уже разработало законопроект об оценке имущества, подчеркнув, что "это совсем иная категория, и там тоже нет списков".

17 мая участники этого малопонятного хоровода зашли на второй круг – Анатолий Кинах вновь заявил о наличии перечня предприятий, подлежащих реприватизации. Во время встречи с европейскими инвесторами в Брюсселе он прямо сказал: "Определен ориентировочный список из 29 стратегических предприятий". На этот раз он четко противопоставил себя премьер-министру, забыв слова о суде и законности. В частности, рассказывая о причинах, по которым то или иное предприятие привлекало внимание рабочей группы, он указал на то, что это: нарушение законодательства в ходе приватизации, несоблюдение принципов равноправной конкуренции, вероятность занижения стоимости, сомнения по выполнению инвестором условий покупки, несовершенный менеджмент. "Уверен, что в таких случаях должно вмешиваться правительство", – без обиняков заключил вице-премьер.

Более того, видимо, дабы не быть голословным, в тот же день в интервью российскому деловому изданию "КоммерсантЪ" он назвал несколько предприятий, якобы наличествующих в "черном списке". Это Николаевский глиноземный завод, "Ривнеазот" (параллельно он сообщил, что по этим двух предприятиям уже была проведена проверка, и она не выявила серьезных нарушений), северодонецкий "Азот" и Черноморский судостроительный завод.

Вместе с тем, от себя он добавил, что не разделяет точки зрения главы НАК "Нефтегаз Украины" Алексея Ивченко о необходимости реприватизации "Укртатнафты" и Лисичанского НПЗ, в очередной раз указав: "Должен действовать четкий правовой механизм. Пока соответствующая инстанция не приняла решения в рамках действующих законодательств, ни в коем случае нельзя ставить вопрос о том, что это предприятие приватизировано с нарушением закона".

В тот же день его слова снова были опровергнуты. На этот раз министром экономики Сергеем Терехиным. Отвечая на вопросы журналистов, он прямо заявил: "Нет, списка нет…". И добавил, что был "не меньше удивлен, чем премьер-министр, заявлением господина Кинаха". Дело в том, что, по словам Терехина, в соответствии с распоряжением Кабинета министров, законом о дооценке и разработкой критериев дооценки занимается Министерство экономики. Оно подготовило этот законопроект, но он только проходит процедуру согласования.

А 18 мая существование списка вновь подтвердил Петр Порошенко. Отвечая на вопрос о на тот момент уже четко очерченных противоречиях в заявлениях членов правительства и представителей власти относительно этого вопроса в ходе пресс-конференции он заявил: "Такой список есть... Он был подготовлен по указанию президента". После чего добавил новую деталь – дескать, хотя сейчас в нем всего 29 предприятий, но позже этот список может быть расширен. В то же время он категорически выступил против его обнародования до проведения всех проверок и вынесения соответствующих судебных решений.

И в этот же день этот факт снова был опровергнут Юлией Владимировной. На этот раз она указала на то, что Кабинет министров Украины на своем заседании не рассматривал и не утверждал списка предприятий. "Я хочу сейчас официально заявить, что правительство никаких списков не принимало. На заседании правительства такие списки не рассматривались. Я, как премьер-министр, не знаю, откуда он появился, я прошу его серьезно не принимать", – сказала она на пресс-конференции.

Более того, комментируя информацию с названиями конкретных предприятий, обнародованную накануне первым вице-премьером, она заявила: "Это немножко попахивает коррупцией". И вновь подчеркнула, что, по ее собственному мнению, такие предприятия должны определяться только решением суда.

В то же время, комментируя по просьбе журналистов заявления президента Украины о том, что уже в течение двух дней может быть опубликован список предприятий на дооценку, Тимошенко сказала: "Я поддерживаю заявления президента о том, что через несколько дней будет определен перечень предприятий, которые подвергнут дооценке… Действительно это можно будет прогнозировать к тому времени". Она также добавила, что процесс дооценки предприятий закончится до конца 2005 года.

Таким образом, Юлия Владимировна четко очертила свою позицию, но опровергла свое утверждение о том, что никакие списки составляться не будут. Вышло, что будут, но не реприватизации, а дооценки. То есть собственникам оставят их предприятия, но попросят доплатить энную сумму к той, что уже была уплачена при покупке того или иного объекта. При этом, правда, так и осталось неясным, по каким критериям будет происходить этот процесс. Ведь состояние, в котором объект находился при покупке, далеко не всегда соответствует состоянию, в котором он пребывает сейчас.

После двухдневного затишья, последовавшего за заявлением Юлии Владимировны, 20 мая дело обрело новый оборот.

Сначала заместитель министра промышленной политики заявил, что его ведомство не принимало участия в составлении списка из 29 предприятий. А потом на арене появилась глава Фонда госимущества Валентина Семенюк, которая вдруг решила обнародовать справку о ходе судебных дел относительно объектов приватизации, подлежащих возвращению в государственную или коммунальную собственность. В ней, в частности, указывается: "В целом перечень объектов приватизации, которые подлежат возвращению в государственную и коммунальную собственность (то есть объектов, в отношении которых осуществляется работа по разрыванию договоров купли-продажи и последующие мероприятия относительно их возвращения в собственность государства), по состоянию на 01.04.2005 года включает 191 единицу"! Далее приводится список, в котором фигурируют ОАО "Черноморский судостроительный завод", ОАО "Криворожсталь", ОАО "Никопольский завод ферросплавов", ОАО "Укррудпром" и т.д.

Таким образом, пока Кабинет министров, президент и секретарь СНБО выясняли, существует ли пресловутый список из 29 предприятий, ФГИ с переменным успехом работал по своему, большему в 6 раз. В то же время эта информация прошла почему-то относительно незаметно: без лишних вопросов и комментариев.

Между тем, 22 мая, пребывая в Каневе, президент Виктор Ющенко в интервью журналистам в очередной раз подтвердил существование перечня из 29 предприятий и заявил, что он будет обнародован на этой неделе. При этом Ющенко начал оправдываться: "Поверьте, та работа правовая, которая была проведена, процедурная работа – это не делается за одну неделю. Я сам понимаю – эта тема уже, возможно, несколько затягивается, и нужно как можно скорее ее решить, чтобы поставить точку и чтобы у бизнесменов сердца успокоились". И успокоил: "Мы сейчас в финальной части этого вопроса". Однако уже четверг, а никаких публикаций пока так и не было.

Зато 25 мая, то есть вчера, Юлия Владимировна во время совместного заседания правительства и комитета Верховной Рады по вопросам промышленной политики и предпринимательства в очередной раз опровергла существование "списка-29". По ее словам, "в правительство эти списки не поступали, и вообще их не существует".

При этом она призвала правительство и владельцев предприятий к компромиссу: "Давайте найдем путь, который не разрушит ощущения справедливости у 49 миллионов украинцев и, в то же время, обеспечит стабильное развитие для экономики страны", – сказала премьер. И пригрозила: если подобный компромисс не будет найден, то нынешних владельцев металлургических предприятий "буквально порвут в клочья во время корпоративных конфликтов". Обращаясь к участникам заседаний, в том числе владельцам металлургических предприятий, она по обыкновению прямо спросила: "Вы что, не знаете, как происходит передел?" И добавила: "Если вас устраивает ситуация, когда вас будут мочить под одеялом, то правительство не будет в это вмешиваться".

И вот сегодня Анатолий Кириллович Кинах после 4-х заявлений о наличии "черного списка" и почти 10-дневного молчания по этому вопросу вдруг решил согласиться с премьер-министром и заняться самоопровержением. "Я хочу официально заверить, что никакого "черного списка" в Украине не существует", – сказал Кинах, добавив: "Есть проблемные вопросы приватизации отдельных стратегических предприятий. Например, у "Криворожстали" в момент приватизации явно была занижена стоимость, на другом предприятии инвестор не выполняет своих обязательств – не создает рабочие места и не организует конкурентоспособную работу предприятия". Он согласился, что "в этих случаях государство обязано вмешаться и восстановить законность, чтобы стратегические предприятия работали эффективно как составная часть системы национальной безопасности Украины", но, как и в первый раз, подчеркнул, что "эти действия осуществляются строго в рамках закона".

И все. Круг замкнулся. В сложившейся ситуации взаимоотрицания кто-то в любом случае говорил неправду. Публично. Анатолий Кириллович фактически признал, что это он. Списка не существует. Однако в таком случае нужно признать, что и президент с секретарем СНБО были нечестны. Впрочем, от них пока никаких комментариев не поступало, а на этой неделе есть еще три полных дня для того, чтобы перечень, если он существует, как и пообещал президент, все же оказался опубликован.

Революция требует радикализма, который в головах возбужденных масс часто ассоциируется со справедливостью после лет беззакония. Однако времена меняются, мир не стоит на месте, и сегодня, вместо радикальных действий, можно ограничиться лишь их имитацией. "Черные списки" "Поры", каких-то пару месяцев назад заставлявшие нервничать солидных чиновников и депутатов, уже канули в Лету. О них забыли еще до того, как они оказались составлены. Безусловно, в данном случае речь идет о куда более серьезных вещах, больших деньгах, собственности, но гарантий того, что все не закончится тем же, нет. По крайней мере, до тех пор, пока те, от кого это зависит, не определятся, наконец, список – он странный или все же обычный, конкретный предмет.