Острая бензиновая недостаточность

Бензиновый кризис Украина переживает не в первый раз. Если помните, летом перед президентскими выборами 1999 года очереди на заправках измерялись километрами, а многие путешественники "загорали" на автострадах, ведущих на юг (или с юга), возле неподвижных авто. В 1996-м нефтеторговцы бастовали (правда, только один день), протестуя против непрофессионально высокого отчисления в фонд ТЭК, которое в итоге отменили. Другие более мелкие кризисы стерлись из памяти народной, к сожалению, не научив ничему чиновников, ответственных за энергетическое благополучие родины.

И сейчас, отматывая назад дни и события, можно с уверенностью назвать причину, последствия и автора неудачных решений. Очевидно, что виновником случившегося является Минэкономики, установившее неправильный верхний предел цен. Если бы бюрократы из "доисторической" структуры ценового контроля объективнее высчитывали уровень цены и процент рентабельности производителей, до бензинового голода не дошло бы. Причин того, что произошло, несколько, и о главной справедливо сказала Юлия Тимошенко: за 14 лет независимости в стране ничего не сделано для создания национальной вертикально-интегрированной компании, которая могла бы стать серьезным оператором на рынке нефтепродуктов. Наконец, все ясно с последствиями, которые можно охарактеризовать как "оптимистическую трагедию", точнее драму. Позитив в том, что, получив оплеуху в виде кризиса, Украина больше не будет умиляться присутствию у себя транснациональных российских компаний и лелеять обманчивые надежды, будто с братьями-славянами всегда можно договориться о деньгах. Поэтому есть надежда, что хоть этот урок будет усвоен и работа по созданию собственной нефтекомпании пойдет ускоренными темпами. Давно пора!

Есть, конечно, и негатив. Он заключается в том, что цены на нефтепродукты удержать на нереально заниженном (силами "спецов" из Минэкономики) уровне не удастся, и даже при масштабной интервенции на рынок импортного сырья они будут расти. В глазах обывателя это может выглядеть как проигрыш правительства российским нефтетрейдерам. И чтобы сохранить лицо, власти нужно честно сказать народу, где были допущены ошибки, кто просчитался и кого за это накажут. Впрочем, на месте Сергея Терехина мы бы воспользовались случаем и ушли бы в отставку. Тем более что перемещаться ему недалеко — из Кабмина в Верховную Раду (депутатский мандат министр предусмотрительно не сдал).

Политическая кошка к экономической комнате

Напомним, как все начиналось. В апреле повысились розничные цены на бензин и дизтопливо. Причем вопреки расхожей версии это явление имело в своей основе не политические, а экономические причины: повышение цен на нефть на мировом рынке, увеличение экспортной пошлины в России и рост инфляции внутри Украины, а также инициированное экономическим блоком правительства изменение порядка взимания акциза, которое фактически привело к его увеличению в полтора раза. А также (и это особенно важно) введение НДС на импорт нефти. Специалисты, с которыми мы советовались, утверждают, что никакой установки российских властей дать прикурить "оранжевым" не было. Да и повлиять на российские коммерческие структуры, зарабатывающие деньги в Украине, Кремлю не так-то просто.

Говорить о политическом факторе можно было бы при условии межправительственных поставок, когда торговыми партнерами выступали бы два государства. В нашем случае все гораздо проще: есть бизнес, подчиненный логике прибыли, есть правила игры. Когда эта логика была нарушена "социалистическими" методами либерала Терехина и правила не понравились игрокам, они свернули пасочки и ушли. Правда, ушли недалеко, опять же по сугубо экономическим причинам — поверьте, что бензиновый "саботаж" в одинаковой степени убыточен как для покупателя, так и для продавца, и каждый день вынужденного простоя АЗС бьет по карману транснациональных гигантов с недюжинной силой. Поэтому они готовы договариваться на приемлемых условиях. Причем, по сложившейся в предыдущие годы традиции выхода из подобных кризисов, чем дальше зашел конфликт, тем выше уровень переговорных сторон. Не случайно договариваться с нефтетрейдерами и заниматься купеческим делом пришлось Виктору Ющенко — уровень Юлии Тимошенко россияне уже "перескочили", а что касается среднего звена на уровне Минтопэнерго и Минэкономики, то время, когда они еще могли "пожурчать" по душам с транснационалами, давным-давно пропущено. Теперь они их за партнеров не считают.

Отдельный урок получила Тимошенко. Его смысл в том, что безоговорочно доверять чиновникам вообще и Терехину в частности не стоит. Именно они поставили премьера в такие условия, что ей ничего не оставалось, как адресно "наехать" на Россию, тем самым еще больше усложнив и так непростые отношения Кабмина с Кремлем. Кто первый сказал, что нефтетрейдеры "брешут" и зазор для снижения цены реален, мы не знаем. Но вскоре сможем угадать по кадровым перестановкам в правительственном аппарате. На месте Юлии Владимировны мы бы такого не простили: за "базар" нужно отвечать. Причем самим, а не подставлять под раздачу женщину. Пусть даже и премьера.

От "зажима" до "отката"

К путаности и непродуманности решений привело наличие во власти двух фракций, одна из которых выступала за переговоры с россиянами, а другая — за силовое давление на них. 14 апреля "фракция переговорщиков" добилась, чтобы Кабмин на месяц ввел 15-процентное ограничение рентабельности НПЗ и такое же — торговой наценки на стоимость нефтепродуктов в рознице. Это решение было воспринято нефтетрейдерами спокойно, поскольку 15-процентный уровень рентабельности практически недостижим для отечественной нефтепереработки.

Однако тут на арене появились "несговорчивые" во главе с неугомонным Сергеем Терехиным. Сергею Анатольевичу показалось, что правительство "недокрутило краник" и оттуда еще прокапывают какие-то "левые барыши". Поэтому 14 апреля Минэкономики (действуя по принципу "одним махом — убивахом") своим приказом установило предельный уровень оптово-отпускных цен на дизельное топливо и бензин, которые реализуются на внутреннем рынке: дизтопливо — 2932 грн./т, бензин А-95 — 3528 грн./т, А-92 — 3481 грн./т, А-76(80) — 3455 грн./т. Вот тут-то поднялась настоящая буря.

Компании выразили обеспокоенность действиями правительства Украины, которое ввело регулирование цен, не согласовав при этом свои шаги с нефтепереработчиками. И в этом были правы: в Украине отсутствует правовая база, которая позволяла бы правительству издавать приказы о принудительном ограничении цен.

К тому же возникли процедурные разночтения. Минэкономики заявило, что приказ Кабмина о предельных уровнях цен на нефтепродукты вступил в силу с 15 апреля, а Минюст сообщил, что в этот день документ был только подан на регистрацию и в законную силу он вступает не ранее 25 апреля. Вообще, вопросов к юридической "чистоте" этого решения возникло немало. Минэкономики регулирует цены, только когда Антимонопольный комитет (АМК) подтверждает наличие картельного монопольного сговора. АМК проверку-то начал, возбудив против ряда компаний — ООО "Линос", ООО "ТНК-ВР Украина", "Лукойл Украина", ДП "Литаско-Украина" и ОАО "Лукойл-Одесский НПЗ" — дело по признакам злоупотребления монопольным положением на рынке нефтепродуктов. Но результатов еще не выдал. Более того, сейчас, когда экономическое ведомство пошло на попятную, факт картельного сговора, скорее всего, установлен не будет. И предельные цены на бензин могут быть отменены как неверный с правовой точки зрения шаг.

Впрочем, сейчас это не так важно, поскольку Минэкономики, обозрев рукотворный кризис в виде острой нехватки бензина А-95 и А-92 на заправках, смирилось с реальностью и повысило с 12 мая предельные уровни оптово-отпускных цен. Дизтопливо подросло на 3,6% — до 3039 грн./т, бензин А-95 — на 7%, до 3776 грн./т, а с учетом предельного уровня торговой надбавки в 13% розничные цены на эти нефтепродукты составят: на дизтопливо, поднявшись на 8,7%, — до 2,99 грн./л, бензин А-95 — до 3,20 грн./л. Кроме того, повысили предельную оптово-отпускную цену на бензин А-92 с 3481 грн. до 3528 грн./т, а розничную — с 2,95 грн./л до 2,99 грн./л, то есть на 1,4%. В то же время цены на бензин марки А-76 (80) сохранены: оптово-отпускная — 3455 грн./т, розничная — 2,85 грн./л.

"Война" как стимул компромисса

Не преминули воспользоваться бензиновой паникой и импортеры. Как обычно водится в таких ситуациях, они быстренько пролоббировали в Верховной Раде снижение акциза и отмену ввозной пошлины на высокооктановые виды бензина и дизельное топливо. За принятие законопроекта "О внесении изменений в некоторые законы Украины" во втором чтении проголосовали 310 напуганных кризисом парламентариев. Фактически они постановили вернуться к той системе налогообложения, которая была раньше. Т. е. ставка акцизного сбора на бензины А-92Ек, А-80Ек, А-98Ек, А-92Ек, АИ-93Ек, А-95Ек, А-72, А-76, А-80, А-98, А-90, А-91, А-92, АИ-93, А-95, А-96 — на уровне 60 евро за 1 тыс. кг (ранее ставка акциза на эти бензины составляла 20% от оборота с цены реализации без НДС, но не менее 60 евро за одну тонну). Ставка акцизного сбора на дизельное топливо — 30 евро за 1 тыс. кг (ранее — 10% от оборота с цены реализации, но не менее 30 евро за тонну). Парламент также решил установить нулевую ввозную пошлину на бензины А-92Ек, АИ-93Ек, А-95Ек, А-90, А-91, А-92, АИ-93, А-95, А-96 (до этого 15 или 40 евро за 1 тыс. кг) и на дизельное топливо (прежде 1,5 евро за 1 тыс. кг).

Таким образом, был отменен комплект фискальных новаций, инициированных тем же Минэкономики. Вопрос, чем их компенсировать в бюджете (а сумма акцизных потерь тянет на $380 млн.), обошли стыдливым молчанием. Вместе с тем пошлина — приятная деталь деловой жизни импортеров, но не решение проблемы: объемы импорта нефтепродуктов весьма ограничены. Завозят в основном А-98, поскольку в Украине он не выпускается (отечественные технические мощности на западную бензиновую элиту не рассчитаны). Импортировать же дизтопливо при условии недогрузки мощностей на отечественных нефтеперерабатывающих заводах — все равно что кушать в ресторане, когда дома полный холодильник.

Да и не факт, что снижение налогов в условиях ограничения отпускных цен на нефтепродукты соблазнит импортеров увеличивать поставки. Фискальные расходы у них все равно большие, поэтому стоимость литовского, к примеру, бензина марки А-95 меньше 3,55—3,60 грн./л не получается. В связи с вышесказанным рассматривается возможность смешивать дорогой импортный бензин с низкосортным украинским, получая в результате более дешевый "компот", о качестве которого мы умолчим.

Нефть — дело за малым

Ужаленные кризисом чиновники взялись за авральную работу над ошибками. Проснулись "крепкие хозяйственники" из Минтопэнерго: министр Иван Плачков сообщил о закупках в июне дополнительно 300—500 тыс. тонн казахской нефти (подписывать контракты погнали нефтепереработчиков).

Правда, специалисты смотрят на эту "беготню с канистрой по миру" скептически. Чем искать нефть в Гондурасе, лучше загрузить ею собственные мощности. Тот же Кременчугский НПЗ простаивает из-за недостатка сырья. Но купить больше нефти у добытчиков сложно — надо договориться о ее прокачке трубопроводами государственной российской компании "Транснефть", которые имеют ограниченные возможности.

И вот тут-то открывается широкое поле для переговорного процесса на высшем уровне между российским и украинским президентами. Только они могут договориться об увеличении квот на прокачку нефти. Сегодняшняя квота (с учетом реэкспорта), установленная двусторонним соглашением на уровне примерно 22—23 млн. тонн, по сути, является минимальным пределом потребностей Украины в импорте сырья. Если бы Виктору Ющенко удалось убедить Владимира Путина открыть пошире "нефтяную дверь", проблема решилась бы автоматически: операторы сами бы погнали сырье на заводы. Другое дело, неизвестно, что попросит взамен Владимир Владимирович. Не отказываться от ЕЭП, соглашаться на газовый консорциум, перестать здороваться с Бушем?

В любом случае, без сырья абсолютно правильная идея создания вертикально-интегрированной компании на базе НАК "Нефтегаз" за счет государственных долей "Укрнефти" и "Укртатнефти" с сетью собственных заправок останется мертворожденным проектом. Кстати, пока Виктор Андреевич успокаивает нефтетрейдеров, Юлия Владимировна обещает развернуть программу по строительству тысячи госзаправок в течение 2—3 месяцев. По ее словам, компания "Укрнефть" уже объявила конкурсы и на эту сеть есть деньги. Для окончательного преодоления синдрома острой бензиновой недостаточности осталось самое малое: найти нефть. Много нефти. Так, чтобы хватило на всех…