Рубикон для капитала

Сколько бы украинское правительство ни заявляло о своей нелюбви к слову "реприватизация", очевидно, что сам реприватизационный вопрос власть не закрыла. Более того, придумала механизм, как все же получить от крупных предпринимателей реприватизационные дивиденды. Теперь вместо "реприватизация" и "национализация" с подачи Кабмина будет принято говорить о "дооценке стоимости предприятий".

Как сообщила 11 мая премьер-министр Юлия Тимошенко, Кабинет министров готов подать на рассмотрение Верховной Радой Украины проект закона "О дооценке стоимости объектов права госсобственности, приватизированных с нарушением правил открытой конкуренции". Согласно данному законопроекту, процедуре дооценки подвергнутся предприятия, в приватизационном конкурсе которых присутствовали какие-либо дополнительные условия (квалификационные или инвестиционные). То есть фактически все крупные промышленные объекты. Этой процедуре будут также подвергнуты объекты, приобретенные структурами, аффилированными с лицом, которое управляло объектом на протяжении 360 дней до приватизации. Будут дооценены и допэмиссии. Сумма дооценки в случае принятия закона станет определяться на оценочном аукционе специально созданной комиссией. В ее состав войдут представители центральных органов государственной исполнительной власти, представитель Счетной палаты Верховной Рады (при его согласии) и представитель профсоюза дооцениваемого предприятия.

Предложенный в законопроекте состав аукционной комиссии, по сути, является филиалом Кабмина: реальный вес имеют лишь представители исполнительной власти. Счетной комиссии, судя по всему, отводится чисто номинальная роль. И для соблюдения демократичности процесса в комиссию введены члены профсоюза. Владелец самого предприятия в этой схеме никакой роли не играет. С таким же успехом сумму доплаты можно было бы назначать распоряжениями Кабинета министров.

Сама Юлия Тимошенко представила процесс дооценки весьма своеобразно: "Первое: для того чтобы не трогать всякие парикмахерские и другой средний бизнес, берем только предприятия с большим объемом производства. Второе: выясняем, был или не был проведен конкурс по этому предприятию. Или оно продавалось по закрытым конкурсам, либо через процедуру банкротства и т. д. Третьим критерием предлагается сделать год приватизации, например, если она состоялась после 1997 года. Четвертым критерием проведения дооценки предприятий может стать невыполнение инвестобязательств". Тут даже гадать не нужно, чтобы определить, против какой части украинского бизнеса направлен этот закон. Поскольку премьер выступила против "поименной" дооценки стоимости предприятий, вполне закономерно, что все те предприниматели, которые уже ощущали себя в списках на реприватизацию, переместятся в списки на дооценку. Причем, право выбирать "жертвы" и очередность "жертвоприношения" правительство оставляет за собой. Впрочем, правительство уже составило список предприятий, которые подвергнутся по версии правительства — повторной приватизации, по версии Президента — дооценке. По предварительной информации, основную массу внесенных в список объектов составляют предприятия горно-металлургического комплекса Украины.

Интересно то, что Юлия Владимировна собирается представить данный законопроект как панацею тем собственникам, чьи предприятия будут дооценены. "Я понимаю крупных владельцев, которые говорят, что не хотят идти на дооценку. Это похоже на мазохизм, когда сам докупаешь свой объект, к которому уже привык, с которым уже сросся всеми органами… Но какова альтернатива? Альтернатива — отдать объект и при этом еще и честь", — заявила премьер-министр. Тут следует пояснить, что Юлия Владимировна предлагает крупному бизнесу либо доплатить государству за свое предприятие, либо стать жертвой того передела собственности, который власть сама и породила в начале нынешнего года, инициировав неподкрепленную законодательно и не имевшую правил реприватизацию. Ибо Тимошенко уверена, что, отказавшись от схемы доплаты, владельцы предприятий "бесплатно потеряют свою собственность через суд".

Однако сомнительным остается факт, что Верховная Рада примет законопроект о дооценке предприятий в его нынешнем виде. Для этого есть несколько причин. Во-первых, депутаты-бизнесмены (а таких подавляющее большинство) вряд ли будут пилить под собой сук. И если для фаворитов прежней власти предложение Тимошенко может представлять определенный выход, то для предпринимателей, находящихся в рядах нынешней власти, станет настоящим дамокловым мечом. Так что решение Кабинета министров протолкнуть в Верховной Раде законопроект может оказаться причиной бунта депутатов.

Во-вторых, очевидно, что в преддверии парламентских выборов премьер хочет получить финансовый ресурс для своего блока. Однако представители различных партий в Верховной Раде вряд ли позволят Тимошенко использовать схему доплаты в своих интересах. К тому же в последнее время ходят слухи о возможном уходе Юлии Тимошенко с премьерского поста. При этом вся ответственность за ее "инициативы" и обещания ляжет на правительство и Президента. Заинтересованы ли депутаты в том, чтобы своими руками выдать БЮТ карт-бланш на выборы-2006?

Так или иначе, в политических играх нынешнего правительства пешками оказались представители крупного бизнеса, от качества отношений которых с государством, по сути, зависит состояние экономики страны. То, что правительство намерено данным законопроектом обозначить правила реприватизации и таким образом поставить точку в этом вопросе, особого значения больше не имеет. Нынешняя власть сама создала прецедент, перечеркнувший норму о том, что закон обратного действия не имеет. Так что, согласившись поддержать законопроект о дооценке сегодня, владельцы крупного бизнеса могут навсегда превратиться в дойных коров при любой украинской власти.