Парад идей

Тема цен на нефть будоражит сознание правительственных чиновников уже второй месяц. Но если премьер Юлия Тимошенко решает проблемы ценообразования административными (пусть далекими от монетаризма, зато достаточно эффективными) методами, то министр экономики Сергей Терехин попытался блеснуть эрудицией и предложить нечто более изящное. Например, привязку внутренних цен к мировым и использование Одесса-Броды для хранения нефтяного резерва. Специалисты уже обхихикивают его идеи на полную катушку…

Для начала – то, что сообщил Сергей Анатольевич. По его словам, Кабинет министров завершает разработку механизма установления цены на нефтепродукты на внутреннем рынке в зависимости от стоимости нефти на мировом рынке и планирует огласить его уже на этой неделе. "Мы установим зеркальный механизм ценообразования, который базируется на внешних факторах", – заявил министр экономики журналистам. И добавил, что за базу может быть установлена нынешняя цена бензина А-95 на уровне 3 гривны за один литр, а затем с лагом около двух недель после изменения цен на мировом рынке, в частности, на площадке Platt‘s, будет устанавливаться сроком на месяц или два внутренняя фиксированная цена.

Звучит красиво, но… В мире существуют как минимум две ведущих информационных агентства, специализирующиеся на нефтяных котировках –Platt's и Petroleum Argus. Но цены на них, как правило, отличаются, поэтому возникает вопрос, почему выбрана именно Platt's? К тому же средняя мировая цена на нефть сорта Urals вообще не соответствует данным обоих агентств и зависит от котировок на двух различных рынках – средиземноморском и северо-западноевропейском. А Украина, точнее ее НПЗ, пригодны исключительно для переработки российской нефти: так у нас делали оборудование еще в незапамятные советские времена.

Второй вопрос вызывает идея устанавливать цены с лагом в две недели и держать их месяц. Дело в том (даже обыватели это уже заметили), что цены на нефть имеют нехорошее свойство меняться ежедневно. Причем, не только возрастать, но и падать, как было доказано в последнее время. Поэтому если гипотетически предположить, что Сергей Анатольевич зафиксирует нам мировую цену на основе данных престижного аналитического агентства, а через день на Нью-йоркской бирже черное золото обвалится, страна останется в, мягко говоря, пролете.

Пойдем дальше по существу. В беседе с журналистами шеф Минэкономики выдвинул еще одну неизбитую идею. Он подчеркнул, что описанный выше механизм фиксирования цены будет введен до формирования государственного резерва нефти и нефтепродуктов, который бы позволял осуществлять рыночные интервенции для регулирования цены. По его словам, создание такого запаса уже началось, однако существует проблема хранения.

Ну, на счет создания госрезерва и мест "компактного пребывания нефтяной заначки" у нас комментариев нет. Хотя ряд специалистов не видит особых проблем в том, где разместить "топливный загашник", если он появится. Есть мысль использовать с этой целью резервные мощности воинских частей, советские нефтебазы, которые коль не пустуют, то уж точно не загружены в полном объеме. В общем, варианты есть, и при некоторой изворотливости в плане поиска финансирования решить проблему хранения государственных нефтезапасов не так уж и сложно. Но мы сосредоточились на данном аспекте не потому, что он был упомянут г-ном Терехиным, а в связи с выдвинутой им неизбитой идеей.

Звучит она так: в качестве резервуаров для хранения таких запасов рассматривается нефтепровод Одесса-Броды. Мы говорим идеей, поскольку по нашим неподтвержденным данным ничего подобного пока не рассматривается. Похоже, только чиновникам Минэкономики, утомленным напряженной работой в праздничные и выходные дни, пришла в голову больная идея поставить крест на нефтепроводе (пусть и не самом блестящем, но все же при определенных условиях перспективном проекте) и превратить его трубы в хранилище. Аналитики уже спорят, какими выражениями прокомментировал бы подобное новшество украинский шеф "ТНК-ВР" Александр Городецкий. Ведь не в том вопрос, как гнать нефть – аверсом или реверсом. Рано или поздно мировая конъюнктура подскажет правильный ответ в данном споре. А в том, что для хранения 90-дневного объема потребления нефти хватит и нескольких десятков нефтебаз, а не многострадального трубопровода, который является аргументом в многочисленных переговорных баталиях геополитического характера.

Но если нефтяной госзапас – это вопрос завтрашнего или даже послезавтрашнего дня, то вопрос цены нефтепродуктов на внутреннем рынке в июне беспокоит общественность уже сегодня. Сергей Терехин дал на него довольно оригинальный ответ: "Придется двигать вместе с Platt‘s". По его словам, повышение Россией с 1 июня экспортной пошлины на нефть со $103 за тонну до рекордно высоких $136 за тонну отразится на цене не так существенно, как конъюнктура мирового рынка.

Ответ, мягко говоря, спорный, вызвавший удивление специалистов. Дело в том, что повышение пошлины автоматически вызовет рост цен до $33 на тонне, в то время как отклонение в цене нефти на мировых рынках без воздействия фискальных и прочих факторов меняет цену не боле чем на $1-1,5 за баррель.

Кстати, министр финансов Украины Виктор Пинзеник сказал журналистам, что такое повышение Россией пошлины не позволит удержать нынешние цены на нефтепродукты на украинском рынке. И тут с ним трудно не согласиться. В то же время Сергей Терехин высказал мнение, что до конца года ожидается снижение цены на нефть на мировом рынке.

Опрошенные нами эксперты рынка уже назвали подобное заявление безответственным. Прогнозировать, что будет с ценой уже не позволяют себе крупнейшие мировые операторы. Причина в том, что на стоимость черного золота влияют слишком много факторов: от соотношения спроса и предложения и технических возможностей добывающих стран увеличить объемы, до проблем логистики. Поскольку "откопать" лишние сотни тысяч тонн еще реально, а вот увеличить их транспортировку на существующих мощностях мало реально. И это сдерживает добычу. Поэтому размышления о росте или снижении цен, не сопровождаемые основательными аналитическими выкладками, в устах столь уважаемого чиновника, ответственного за экономическое прогнозирование в государстве, немного напоминает гадание на кофейной гуще. И теоретизирование в стиле "есть ли жизнь на Марсе".

Что же касается практики, то Минэкономики, установившее до 1 мая предельный уровень оптово-отпускных цен на дизельное топливо и бензин, реализуемые на внутреннем рынке, продлило такое ограничение до 1 июня. С учетом установленных предельных цен и рекомендованного Минэкономики предельного уровня торговой надбавки (13%), розничные цены должны составлять: дизтопливо – 2,75 гривен/л, бензин А-95 – 2,99 гривен/л, бензин А-92 – 2,95 гривен/л, бензин А-76(80) – 2,85 гривен/л.