Статьи
25.04.2005 04:22

Третий этап автономии

Крымская премьериада закончилась более чем неожиданно: новым премьером автономии со второй попытки стал лидер партии "Собор", соратник Юлии Тимошенко по блоку БЮТ, бывший винницкий губернатор и один из лидеров НДП Анатолий Матвиенко. Он оказался пятым по счету председателем Совмина Крыма — после Анатолия Франчука, Аркадия Демиденко, Валерия Горбатова и Сергея Куницына. Их опыт прихода в крымскую власть, управления местным хозяйством, проведения выборов и отношений с Россией и крымскотатарским населением придется изучать Анатолию Сергеевичу. Изучать внимательно, поскольку "остров Крым" — это горячая точка украинской политики, начиная с референдума о возврате автономии.

Именно тогда, 20 января 1990 года, Украине и подложили мину замедленного действия — Крымскую автономию, созданную не по национально-территориальному, а по административно-территориальному принципу, что не учитывает признанное в мире право народов на самоопределение. Это дразнит крымских татар и дает им вечные козыри. Это побуждает любую крымскую власть разыгрывать национально-этническую карту в зависимости от того, кого надо привлечь на свою сторону. Это позволяет центру использовать и тех, и других в своих интересах.

Те, кто определял лицо крымской политики в течение всего периода независимости Украины, пытались полностью контролировать политические и экономические процессы в автономии. Но назвать их самостоятельными фигурами все-таки сложно: например, сила и могущество г-на Франчука сильно зависели от места и роли президента, Сергей Куницын напрямую связывал свое политическое благополучие с социальной стабильностью и экономическими показателями АРК. Поэтому и "правил" Крымом так долго: с 1998-го по 2001-й и с 2002-го по 2005-й. Он и сейчас не пропадет: понятно, что должность президентского советника — лишь "переходник" к новому креслу — посольскому. Но вот сменщику Сергея Владимировича придется внимательно изучить опыт предшественника: если он хочет не просто удержаться в кресле премьера автономии и механически координировать процесс "передачи крымского хозяйства" на баланс новой власти, но и продемонстрировать определенный результат и выполнить поставленную при назначении задачу. Если, конечно, единственной целью его нахождения в крымской власти не является ослабление другого премьера — Юлии Тимошенко.

…Напомню, что Анатолий Матвиенко не фигурировал в списке потенциальных наследников Сергея Куницына. Его появление в роли кандидата в главы Совмина автономии было тем более непредсказуемо еще и потому, что фамилию Матвиенко называли в качестве потенциального "заменителя" другого политика — Александра Зинченко. Анатолий Сергеевич был одним из самых реальных претендентов на пост вице-спикера парламента, но в последний момент резко изменил направление амбиций. Голосование по кандидатуре заместителя Владимира Литвина должно было состояться в четверг, 21 апреля, а уже в среду Матвиенко выбыл из состава участников парламентского тендера. По уважительной причине: Верховный Совет Автономной Республики Крым дал согласие на его назначение председателем Совета министров автономии. За это решение проголосовал 61 депутат парламента автономии при необходимых 51. Правда, кандидатура Матвиенко прошла лишь со второго захода: на утреннем заседании он недобрал каких-то четырех голосов (блокировала фракция Льва Миримского. Но после обеда ВС автономии сработал как надо. Совершенно очевидно, что эти четыре часа были потрачены на сложные переговоры с крымским руководством и убеждение депутатов: как местных, так и тех, кто в ВР имеет влияние на голосование в парламенте автономии. В кулуарах Верховной Рады носился возбужденный остротой политического момента Лев Миримский. Напряженно следили за развитием ситуации в парламенте Крыма и коммунисты: они сделали ставку на силовика Геннадия Москаля, мотивируя это необходимостью наведения порядка на полуострове, ввергнутом в поствыборный хаос.

Действительно, при Москале Крым стал первым полигоном "зачистки" бандитских ОПГ, потом эта технология была применена милицейским генералом и в Закарпатье, и в Днепропетровске. Однако не только стремлением навести порядок в АРК руководствовались лоббисты нынешнего заместителя главы МВД. Назначение Геннадия Москаля на пост крымского премьера рассматривалось коммунистами и социалистами как расширение предвыборных возможностей: Крым всегда был наиболее восприимчив к программам левых сил и к идее "сильной руки" — путинская Россия все же рядом.

Помимо креатуры коммунистов, на кресло Куницына претендовали еще несколько человек, среди которых — крымский депутат Анатолий Бордюга, во время выборов демонстрировавший открытые симпатии "оранжевому" кандидату, депутат-"нашеукраинец" Владимир Шкляр, долго колебавшийся между должностью премьера Крыма и руководителя местного отделения партии "Народный союз "Наша Украина". В конце концов он склонился в пользу координации деятельности партии, получив, по некоторым версиям, в качестве "довеска" крымский госкомзем. Еще одним соискателем традиционно был Андрей Сенченко, экс-вице-премьер полуострова, депутат крымского парламента, инициатор разделения полномочий между центром и Крымской автономией. Темной лошадкой списка сменщиков Куницына считался экс-руководитель крымской налоговой, экономический советник спикера парламента АРК Сергей Ляшенко — политик нераскрученный и способный, на первый взгляд, "удовлетворить" все политические группы АРК по причине своей нейтральности. Хотя и поговаривали, что его назначение лоббирует секретарь Совбеза Петр Порошенко. Правда, сам Петр Алексеевич открыто признал, что товарища Ляшенко он знает только по информации из досье, лично же никогда не встречался. И как выяснилось уже сутки спустя, говорил Петр Алексеевич чистую правду: бывший крымский налоговик никогда не являлся его креатурой, а был использован в качестве отвлекающего хода. Пока все обсуждали шансы прохождения через парламент спикерского советника, возникла кандидатура Анатолия Матвиенко, как бы спонтанно, накануне голосования. И спутала все карты и расчеты. Чувствуется рука опытного "разводящего"… Хотя и возникли сложности на уровне парламента АРК: согласно Конституции автономии, председателя Совмина назначает и отправляет в отставку местный парламент, кандидатура крымского премьера лишь согласовывается с главой государства. Поэтому действовать в этом случае посредством влияния на Президента Ющенко не удалось, но такие попытки и предпринимались (рекомендательное письмо Виктора Андреевича к спикеру Борису Дейчу рассмотреть кандидатуру "нашеукраинца" Шкляра). В итоге появилась громкая версия о добровольном сложении полномочий Сергеем Куницыным, и хотя пресс-служба премьера автономии до последней минуты не подтверждала информацию об уходе главы Совмина, вброшенная новость возымела свое действие, послужив фактором давления и на самого Куницына, и на крымский парламент, и на группы поддержки в Верховной Раде Украины. Стало очевидным, что силы, стоящие за Сергеем Куницыным (а это группы Миримского, Франчука, представители Меджлиса), проиграли и бороться за сохранение премьера, считавшегося успешным руководителем АРК, смысла нет.

И даже несмотря на это, премьерский блицкриг в Крыму не удался — в отличие от триумфального утверждения той же Юлии Владимировны. Понадобились дополнительные стимулы (срок продления полномочий крымских депутатов еще на год) для слома сторонников Леонида Грача, к примеру, или пророссийски настроенных депутатов Сергея Цекова. По большому счету, дело не столько в личности Куницына, сколько в поствыборном формате отношений между центром и автономией. Согласившись на все условия, выдвинутые Киевом, парламент АРК показал, что полномочия Крыма, утвержденные Конституцией, менее значимы по сравнению со столичными рекомендациями и в любой момент ими можно пренебречь в угоду высоким киевским интересам. Поэтому ситуация с отставкой Сергея Куницына и назначением на его место второго номера в списке БЮТ Матвиенко уже продемонстрировала неготовность крымской высшей власти к отстаиванию собственной позиции.

Мало знакомый с ситуацией во внутренней политике человек обязательно свяжет воедино фамилии Юлии Тимошенко и Анатолия Матвиенко. Хотя бы по той причине, что правая партия "Собор" входит в блок Юлии Владимировны, сам Анатолий Матвиенко прошел по спискам БЮТ в парламент (№2) и по квоте фракции возглавил профильный Комитет ВР по вопросам государственного строительства. То есть внешние формальности соблюдены, и большинство не слишком осведомленных в кулуарных тонкостях людей будут полагать, что битву за контроль над полуостровом у коммунистов и "нашеукраинцев" выиграла премьер-министр, поставив "на Крым" своего человека. Но на самом деле в случае с Матвиенко были открыты куда более давние "закоулки памяти" — времен работы Анатолия Сергеевича на посту губернатора Винницкой области, и времена эти совпали с периодом экономического становления человека, ныне возглавляющего СНБО.

Хорошо, если у Анатолия Матвиенко все будет получаться — тогда лавры успеха достанутся и Юлии Владимировне, упрочив ее и без того высокий рейтинг. Но вероятности такого развития событий маловато, учитывая, что Крым представляет собой целый клубок не решаемых годами проблем: этнических, языковых, приграничных, экономических, социальных. В Крыму сейчас земельные захваты и подготовка к туристическому сезону, посевная и рост цен на продукты. А отношения с Россией? Как по заказу, в день премьериады прозвучало заявление депутата Госдумы России Виктора Алксниса о необходимости рассмотрения вопроса о возвращении Крыма России, если Украина вступит в НАТО. Естественно, сразу отреагировали крымские татары, потребовавшие объявить думца персоной нон-грата в Украине.

Это я к чему? К тому, что Матвиенко еще даже не вошел во вкус новой должности, а трудности уже начинаются. И чем больше их будет, чем сложнее пойдет урегулирование, тем сильнее это назначение ударит именно по премьеру Тимошенко. На что и было рассчитано.

Приход Анатолия Матвиенко в кресло руководителя Совмина автономии можно считать началом третьего этапа "завоевания" Крыма Украиной. После "мешковщины" (до 1995 года Крым во главе с местным президентом Юрием Мешковым всецело находился под влиянием российских политических и экономических интересов) и умеренной украинизации АРК, при президентстве Леонида Кучмы сопровождавшейся союзничеством с Меджлисом, экономическими разборками, войной между ОПГ ("Селем", Башмаки", "Имдат") за передел собственности, их последующими "зачистками" и усилением влияния центра на этот беспокойный регион. Третий этап — "закрепление" на полуострове новой власти и ее партии — характеризуется нестабильностью: АРК находится на грани нового передела (властного, экономического, партийного). Здесь много недовольных новой властью, и это единственные, хоть и временные союзники новой же оппозиции. Так что Матвиенко окажется в сложной ситуации: с одной стороны, ему придется находить общий язык с политическим и экономическим бомондом автономии, с другой — сразу же противостоять диверсификации оппозиционных настроений на полуострове. И это значит, что ему может понадобиться полный набор традиционных крымских приемов, поскольку обострятся сразу все проблемы — от внутрикрымских до борьбы за АРК в Киеве. Национальная карта

Впервые крымскотатарский фактор был использован еще в начале 90-х, когда на полуострове началось мощное пророссийское движение. Администрация Леонида Кравчука попробовала противопоставить пророссийским настроениям крымскотатарские национальные требования и стимулировала в связи с этим возвращение крымских татар. Они были нужны официальному Киеву как активный этнический союзник в борьбе с русским большинством населения автономии. И тактической цели киевские власти достигли: татарские лидеры оказались очень хорошими партнерами и эффективно противостояли в Крыму "русским", поскольку имели давнюю "обиду" на Россию. В 1994 году крымские татары сыграли ведущую роль в деле отстранения от власти пророссийски настроенного президента Мешкова, а лодка автономии была раскачана так сильно, что менее чем через год, в 1995-м, вообще была ликвидирована должность президента Крыма и изменена Конституция полуострова — в сторону большего его подчинения центральным властям Украины. Поняв перспективность этой игры, украинские власти стали делать все для того, чтобы привлечь на свою сторону симпатии коренного населения АРК: от решения жилищных вопросов до социальных надбавок и возрождения крымскотатарской культуры и образования. Но это была лишь временная передышка. Оппозиционный союз лидера Меджлиса Мустафы Джемилева с главой Руха Вячеславом Чорновилом, возникший пару лет спустя, был основан уже не только и не столько на общих антироссийских настроениях, сколько, в большей мере, на противоречиях с официальным Киевом. Власть попыталась "убить сразу двух зайцев" одним ударом — с помощью изменений в избирательное законодательство автономии: чистая мажоритарка с отменой квот для крымских татар. Это вызвало народные бунты: накануне выборов в марте 1998 года тысячи татар "легли на рельсы", перекрыв основные автомагистрали АРК и железную дорогу на Симферополь, совершили нападение на республиканский комитет Компартии Украины (именно коммунисты блокировали рассмотрение их вопроса в парламенте автономии), стали угрожать пикетированием избирательных участков и срывом голосования во многих районах Крыма. В результате столкновений пострадали люди, пролилась кровь, а лидеры национального движения намекали, что готовы применить оружие. В ответ центральная власть ввела в Крым танковую дивизию и перевела крымскую милицию на казарменное положение. Выборы прошли внешне спокойно, но в Верховный Совет не был избран никто из татар. Это был первый сильный признак охлаждения отношений между крымскотатарскими лидерами и украинским руководством. И как раз на этот период приходится усиление турецкого влияния на полуострове, чем не преминула воспользоваться Россия, немедленно создав по этому поводу "пугало" турецкой угрозы со стороны Крыма.

В общем, детонатор под "пороховую бочку" был заложен еще с тех времен, и периодически находятся силы, которые его "поджигают" — с целью использовать Меджлис для решения внутриполитических и геополитических вопросов. Все-таки крымские татары представляют собой хорошо организованную силу, способную противостоять местным и центральным властям. Они сплочены и имеют многолетний опыт борьбы за свои права. На территории Крыма Меджлисом создана жесткая вертикаль подчинения, что позволяет ему беспрепятственно проводить свою политическую линию и максимально четко осуществлять руководство на местах. Многие даже говорят, что на сегодняшний день Меджлис — параллельное правительство в Крыму, один из центров влияния. И новому премьеру автономии придется это учесть.

Новая экономическая политика

До сих пор экономика Крыма выживала во многом благодаря зонам приоритетного развития, которыми был покрыт весь полуостров: "Порт-Крым", ТПР "Керчь", СЭЗ "Сиваш". Благодаря их деятельности, налоговым преференциям в Крыму наметилась тенденция экономического роста. Но вряд ли ей суждено будет усиливаться, учитывая жесткую политику Юлии Тимошенко в отношении "налоговых оазисов". Скорее всего, очень скоро в автономии начнется процесс ликвидации СЭЗ, и об экономической стабильности придется забыть. А значит, будет падать уровень доверия к действиям власти. Это же элементарно: чем выше экономические успехи, тем уверенней себя чувствуют те, кто пришел к рулю после выборов-2004. А если такой уверенности нет, то придется действовать иными методами…

Еще один повод для беспокойства Анатолию Матвиенко наверняка обеспечит главный милиционер Юрий Луценко: в его "черной папке" большинство дел "посвящено" раскрытию преступлений связанных с незаконной приватизацией крымского курортно-санаторного комплекса: "Артек", Гурзуф, лучшие ялтинские здравницы. Всплывет фамилия Максима Курочкина, а там рукой подать до масштабных конфликтов с серьезным российским бизнесом, поскольку многие объекты в АРК выкуплены россиянами. Вряд ли в случае земельного и имущественного передела можно будет ожидать стабильности на полуострове. Хотя бы потому, что аналогичная ситуация сложилась на полуострове в 1997—1998 годах, когда по Крыму прокатилась волна громких убийств (глава местного ФГИ Алексей Головзин, заместитель министра курортного дела Дмитрий Гольдич, зампред главы крымского правительства Александр Сафонцев), и все они так или иначе были следствием экономических разборок и передела сфер влияния. Под выборы, между прочим.

Партийная жизнь

Одной из основных задач нового предсовмина автономии будет подготовка Крыма к новой избирательной кампании — и административно, и финансово. Сделать это весьма непросто, даже несмотря на внушительный опыт партстроительства у самого Матвиенко и его союзников в регионе: лидером местного НСНУ, видимо, станет член политсовета партии Владимир Шкляр. С другой стороны, этот тандем будет "подпирать" нынешний глава налоговой Валерий Пробей-Голова, курировавший в Крыму избирательную кампанию Ющенко.

Однако, несмотря на весомость данных постов и их роль в строительстве партии власти, нельзя не учитывать сильные позиции в автономии коммунистов Грача, "русских" Цекова, татар Джемилева и экономических "заправил" Миримского. Это как минимум четыре мощных центра влияния на ситуацию, и каждый из них будет отстаивать свой кусок крымского электорального пирога — теми методами, которые сочтет нужным или которые уже использовались в периоды смены власти в АРК. Тут новичкам будет очень трудно пробиться: во-первых, акции партии власти (да и любой политической силы, кроме КПУ и "русских союзов") в Крыму ценятся низко. Во-вторых, именно здесь чрезвычайно крепки позиции оппонентов проющенковской политической силы. Виктор Янукович получил на полуострове 82% голосов в поддержку, и это не дутая цифра. Кроме того, жителям автономии, где каждый второй является русским, особо близки идеи бипатридизма и равного статуса для русского и украинского языков. Вряд ли комиссарам новой власти удастся моментально переориентировать большинство крымских избирателей, особенно если учесть, что партия "Собор", которую пока возглавляет новый премьер автономии, является праворадикальной структурой. Учитывая первые после назначения Матвиенко критические высказывания в его адрес со стороны лидеров КПУ и СПУ, вряд ли и левые окажутся удобными союзниками главы Совмина. С легкостью можно прогнозировать парламентские атаки на премьера Крыма со стороны местных коммунистов и активные контрдействия на партийном фронте, тылы которого обязан обеспечивать Анатолий Сергеевич.

Зато на этом фоне вполне может возрасти популярность Юлии Тимошенко, стремящейся наладить контакты с Россией, пытающейся лично коммутировать с Владимиром Путиным и заявляющей о готовности сохранить проект Единого экономического пространства. Так что задача Матвиенко — не только помогать наращивать партийную мускулатуру "Народного союза "Наша Украина" в автономии, поднимать авторитет новой партии власти, но и нейтрализовывать попытки своей киевской коллеги создать себе имидж политика, дружественного России.

Отношения с Россией

Крым, который советские руководители передали от России Украине в 1954 году, — это единственный регион Украины, где подавляющее большинство населения — этнические русские. По этой (и не только) причине полуостров всегда находился в зоне особого внимания России. Самыми яркими моментами такого внимания к АРК стоит считать эпизоды с Константином Затулиным (в 1996-м руководство Украины приняло решении об объявлении его персоной нон-грата за высказывания о том, что Крым и Севастополь имеют российский статус) и инцидент с Косой Тузла накануне парламентских выборов в России и президентских в Украине. Совсем недавно российский корабль "случайно" пересек украинскую водную границу в районе Феодосии. Разобрались (на уровне СНБО), извинились, но осадок остался. Потому что понятно — такие "нечаянные" вторжения, неосторожные высказывания являются тестом на прочность украинско-российских отношений, поиском "слабого звена".

Совсем свежий пример: день утверждения нового главы Совмина полуострова совпал с открытием торжеств по поводу 222-й годовщины присоединения Крыма к Российской империи, организованных Российской общиной автономии. Россию не может не беспокоить курс Украины на вступление в НАТО, ведь в таком случае военные базы Альянса окажутся прямо под носом у нашего стратегического партнера. Поэтому уже запущен пробный шар: раз вы вступаете в НАТО, то Крым должен перейти к России — в качестве предохранительной меры. В общем, механизм разогрева украинско-российского приграничного противостояния уже запущен. И это только начало. Задача новой крымской власти — не допустить распространения "пожара". Опыт той же Тузлы показал, что все развивается очень быстро. И от того, кто будет контролировать полуостров, зависит и стратегия развития отношений с Россией. Сегодня на роль такого стратега явно претендует Петр Порошенко — ему и по должности положено.

Но у Петра Алексеевича есть серьезный конкурент — Юлия Тимошенко, которая также пытается получить монополию на российскую дружбу. Пока у секретаря Совбеза получилось "отстранить" ЮВТ от визита в Белокаменную и первым организовать прорыв на российском направлении. Вполне возможно, что Президент Ющенко решит этот скрытый спор по уже сложившейся традиции, назначив специальным представителем в Крыму человека, являющегося его личной креатурой, и это "третья сила" будет "держать баланс" в АРК.

Вопрос только в том, возможно ли удержать баланс, находясь на вулкане этнических, административно-территориальных и геополитических противоречий. По крайней мере, этот регион должен быть объектом пристального внимания украинской власти. В отличие от восточных регионов страны, где разговоры о федерализме и автономии так и оставались разговорами, в Крыму уже были реальные прецеденты. И не один раз…

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна