Сторонник реприватизации

21 марта президент Украины Виктор Ющенко обратися к Верховной Раде с предложением назначить нынешнего председателя Специальной комиссии Верховной Рады по вопросам приватизации Валентину Семенюк главой Фонда госимущества. Таким образом, если парламент откликнется на предложение Ющенко, социалисты получат еще один портфель в новой власти, теперь уже место главного приватизатора страны. Валентина Петровна Семенюк, один из наиболее активных членов СПУ, по замыслу президента, должна сменить нынешнего главу ФГИ Михаила Чечетова.

Образно говоря, президент предлагает заменить "подъемный кран" олигархической приватизации на "бульдозер" социалистической реприватизации. Для того чтобы понять это сравнение, стоит вспомнить, какую роль в истории украинской приватизации сыграл Михаил Чечетов на посту главы ФГИ, а также роль Валентины Семенюк в украинской реприватизации.

"Большой приватизатор" Украины

Михаил Чечетов пришел в большую политику еще в 1994 году как депутат Верховной Рады. В 1998, не войдя в новый состав ВР, он попадает в исполнительную власть в качестве замминистра экономики, а в сентябре 1999 становится заместителем тогдашнего главы ФГИ Александра Бондаря. На нынешней же должности Михаил Васильевич находится с апреля 2003 года.

За годы своей работы в ФГИ Чечетов стал не только практиком, но теоретиком приватизации, неоднократно освещающим свое видение приватизации в украинских СМИ. Суть его приватизационной идеологии можно свести к следующим положениям: предпочтение национальному инвестору в тех случаях, когда речь идет о приватизации стратегических отраслей украинской экономики, и максимальное расширение круга приватизируемых объектов. К примеру, в своей статье "Доходы бюджета или эффективный менеджмент: текст и подтекст приватизации", опубликованной в "Зеркале недели" от 30.09.2000 года, он заявляет: "Работники Фонда способны обеспечить максимальное поступление в бюджет денежных средств от приватизации при условии, если у высших органов государственной власти хватит политической воли выставить на приватизационный "прилавок" наиболее прибыльные, инвестиционно привлекательные стратегические объекты и предоставить возможность специалистам Фонда госимущества, как того требует принятая Верховной Радой программа приватизации, провести по ним открытые тендеры".

Заняв пост руководителя ФГИ, Михаил Чечетов уже на практике стал воплощать свои теоретические изыскания. Так, если в неудачном приватизационном 2002 году поступления от продажи госимущества составили всего 606,6 млн. грн., при плане в 3 160,04 млн. грн., то в течение 2003 года, уже после назначения Чечетова главой ФГИ, приватизация принесла 2 175,1 млн. грн. при плане в 2 003 млн. грн. А прошлый 2004 год стал рекордным в истории украинской приватизации, поступления от которой составили 9 582,4 млн. грн., из которых 4,26 млрд. грн. было выручено от продажи "Криворожстали". Теория массовой приватизации вылилась в миллиардные поступления в бюджет. Достичь этого удалось в основном за счет продаж крупных стратегических предприятий, среди которых, кроме бесспорного лидера "Криворожстали", такие как Днепродзержинский меткомбинат (ДМК) и холдинг "Павлоградуголь".

Воодушевленный рекордами Чечетов и на 2005 год строил не менее амбициозные планы. К примеру, на пресс-конференции, проходившей в ФГИ в декабре 2004 года, он заявил: "Семь миллиардов гривен от приватизации в 2005 году – это реально, можем и восемь, а можем даже повторить рекорд этого года". Высокие поступления Чечетов намеревался обеспечить за счет продажи нескольких стратегических предприятий, таких как "Укртелеком", Одесский припортовой завод, Северодонецкое объединение "Азот", "Ровенькиантрацит" и ряд других. Однако последние политические события говорят о том, что если эти планы и будут воплощаться в жизнь, то, вероятнее всего, уже не Михаилом Чечетовым.

"Большая приватизация – это большая политика", – утверждает Чечетов, и теперь интересы большой политики, вероятно, будут стоить места работы "большому приватизатору" Чечетову. Начавшийся политический процесс вокруг детища Михаила Васильевича – приватизации "Криворожстали" – и его принадлежность к проигравшей на выборах стороне (Чечетов является членом Политбюро "Партии Регионов"), скорее всего, сыграют негативную роль в его карьере главного приватизатора страны. Кроме того, убежденный сторонник большой приватизации, Чечетов еще в августе 2004 года, в ответ на декларации тогдашней оппозиции о грядущем пересмотре итогов приватизации, заявил: "Никакой реприватизации не будет, даже само слово "реприватизация" наносит Украине ущерб". Теперь же, когда генеральной линией государства постепенно стала реприватизация, "большой приватизатор" Чечетов становится неудобным для новой власти.

ФГИ как эпицентр реприватизации

Кандидатура Валентины Семенюк на пост главы ФГИ совсем не случайна. Депутат трех созывов, а с 2002 года еще и глава парламентской комиссии по вопросам приватизации, социалистка Семенюк является одним из самых последовательных сторонников ренационализации в Украине. По словам самой Валентины Петровны, за принятие закона о реприватизации она выступает еще с 1994 года. За время своего председательствования Семенюк уже успела основательно набить руку в приватизационных скандалах, которые периодически вспыхивают в Украине. В самом же громком скандале украинской приватизации, который разгорелся вокруг меткомбината "Криворожсталь", Валентина Семенюк также играет одну из первых ролей. Напомним, что еще в начале июня 2004 года, то есть до окончания конкурса о продаже комбината, Валентина Семенюк и ее доверенное лицо Ирина Назарова спровоцировали судебный процесс, на котором оспорили законность приватизации меткомбината. Этот процесс, приостановленный летом прошлого года, был возобновлен уже после смены власти в стране и длится по сей день.

Кроме того, в пользу выбора президентом Валентины Семенюк очевидно говорит то, что она социалист и взгляды у нее социалистические, то есть отличаются принципиальным непринятием приватизации стратегических предприятий. Так, в интервью газете "День" от 5 июля 2002 года, она, кроме всего прочего, говорит: "Есть государственное имущество, и государство должно четко зафиксировать за собой это имущество не только решениями Кабмина, но и законодательно. Зафиксировать объекты стратегического назначения, объекты жизненной необходимости и не выносить их на приватизацию". "Криворожсталь" как раз и является объектом группы "Г", то есть объектом, имеющим стратегическую важность для государства. Кроме "Криворожстали", Семенюк как частное лицо оспаривает приватизацию "Укррудпрома", Николаевского глиноземного и Черноморского судостроительного заводов, а также Никопольского завода ферросплавов. Задачей максимум Валентины Семенюк, естественно, является национализация "украденных" олигархами предприятий.

Семенюк с ее последовательной антиприватизационной позицией является редким представителем нынешних провластных политических сил, способных довольно четко и последовательно сформулировать: кого, за что и как следует реприватизировать. В условиях, когда ни президент, ни премьер не могут публично озвучить свои реприватизационные планы, колеблясь от нескольких десятков до нескольких тысяч кандидатов на реприватизацию, Валентина Сменюк окажется тем человеком, который примет ответственность за судьбу "неправильных" предприятий на себя.

На фоне отстранения президента от реприватизационных вопросов, попыток премьера Юлии Тимошенко переложить ответственность за передел имущества на суды и Генпрокуратуру, о чем она заявила 20 марта в эфире "1+1", ФГИ под руководством Валентины Семенюк может стать именно тем госорганом, который поднимет знамя борьбы с "нечестно" приватизированной собственностью. Естественно, в границах интересов новых украинских властей. И, возможно, случится так, что после небольшой социалистической революции в приватизации, когда шум вокруг перераспределения собственности утрясется, на ее место придет новый приватизатор. И уже он будет играть по новым правилам новой власти.