Как остановить Камазы?

Оказывается, в украинском политикуме, расколотом на власть и оппозицию и разодранном победной эйфорией одних, горечью поражения — других и общим стремлением к мести, есть и объединяющие моменты. Это смерть. И, слава Богу, не только в том смысле, что "все там будем". 25 марта — это очередная годовщина гибели лидера Народного руха Украины (НРУ) Вячеслава Чорновила. И большинство украинских политиков из разных лагерей (некоторые, правда, лишь к этому печальному дню) хотят знать, что же произошло на Бориспольской трассе в марте 1999-го. И, может быть, получить хоть призрачные гарантии того, что "случайные КамАЗы" в любую из ночей уже не выедут на дороги страны, лихорадочно готовящейся к новым выборам…

В начале марта сего года один из непримиримых критиков новой власти, нардеп Тарас Чорновил, сын погибшего, потребовал от объектов своей критики раскрыть дело об убийстве его отца. И, найдя убийц, доказать всему народу, что новая власть хоть в этом отношении — лучше старой. По словам депутата, при старой власти раскрыть убийство Чорновила было невозможно. У сына возникли сомнения и относительно новой: "Я знаю, что там есть какие-то зацепки и его ("дело Чорновила". — Авт.) можно довести до конца. Но я несколько дней звоню и Луценко, и Ющенко, и Генпрокурору, но ничего это не дает…"

Однако дало. Нынешний лидер Руха Борис Тарасюк сообщил общественности, что МВД и Генпрокуратура Украины намерены возобновить следствие по факту гибели Чорновила. Более того, глава МВД Юрий Луценко своим приказом назначил своим представителем в расследовании обстоятельств гибели лидера Руха Николая Степаненко, главу специальной комиссии, которую Рух создал для самостоятельного расследования смерти своего руководителя. В НРУ никто и никогда не верил, что смерть была случайной.

Странной была не только смерть лидера Руха, скоропалительно объявленная "несчастным случаем при ДТП". Жутко и мерзко развивались и все дальнейшие события, лакмусовой бумажкой высвечивая фальшь, предвзятость и нежелание правоохранителей видеть грубые и откровенные неувязки, нестыковки и странные совпадения в этом деле и отвечать на самые элементарные вопросы. От "Что делал груженный зерном КамАЗ на трассе ночью, и зачем он так резко решил развернуться перед снижающей скорость машиной лидера Руха?" до "Почему следователи после ДТП, напоминающего автомобильную "зачистку" неугодной части политикума, допустили еще и медикаментозный "падеж" основных свидетелей — водителя грузовика и его попутчика, у которых оказались такие слабые и подверженные инфарктам сердца, ставшие причиной их смерти через несколько недель после аварии?"

А как пытались тогдашние власть предержащие посочувствовать и засветиться в скорби вместе с украинским народом, который превратил похороны Вячеслава Максимовича в манифестацию протеста против режима — первый предвестник будущей антипрезидентской акции. А как торжественно в высоких кабинетах решили посмертно присвоить Чорновилу звание "Герой Украины". А как суетились руководители правоохранительных органов накануне каждой годовщины смерти главного руховца, имитируя активность, чтобы после этого вновь забывать о расследовании на следующие 12 месяцев. А как МВД или Генпрокуратура при смене руководства то закрывали дело, то открывали его для дополнительного расследования, как только градус народного недовольства начинал зашкаливать. А как экс-глава СБУ и тогда кандидат в президенты Евгений Марчук сначала возвестил общественности, что располагает пленкой с записями откровений убийц Чорновила, а потом, когда ему дали должность Секретаря СНБОУ, вдруг резко "потерял" ценное вещественное доказательство. А чего стоит только попытка уже при новой власти похитить у упомянутого выше Степаненко документы независимого расследования смерти лидера Руха: по его словам, сначала испортили авто, потом решили помочь исправить его, а когда исправляли, "тиснули" портфельчик с бумагами. Нехорошо все это выглядит. В любом случае, даже "по-пацански" нехорошо…

Сегодня вот делу Чорновила вроде бы опять дали ход. И очень хотелось бы, чтобы это не было очередной шумной кампанией "под дату". И не объяснялось слишком уж участившимися смертями тех, кто был либо важным свидетелем в так называемых резонансных делах, либо конкурентом в бизнесе или политике. Ведь если это так, то тогда всем нужно помнить, что КамАЗов в стране — море, а прекрасные лозунги борьбы с преступностью — это лишь слова, рассчитанные на электорат, а не подтверждающие торжество закона.

И в этом смысле, конечно, не может не поражать такая информация. В феврале прошлого года в городке Вишневое под Киевом местные депутаты вознамерились "восстановить" справедливость и под названием улицы Чорновила написать старое название "Советская". Чтобы она, значит, называлась "Чорновила—Советская". Или, к примеру, улица Леси Украинки — "Леси Украинки—Владимира Ленина". Потому что раньше такое название было. Свое решение депутаты Вишневского горсовета поясняли привычно — тем, что многие люди, мол, "тоскуют". Странная "тоска": так ведь можно вообще в маразм впасть "от имени народа". Особенно если вспомнить, что, например, после царизма в сталинское время или при фашистской оккупации улицы тоже переименовывали…

Однако следствие по делу Чорновила, похоже, таки будут расследовать. И руховские сыщики воспрянули духом, и полны решимости помочь новым следователям. Они объявили номер телефона: (044) 203-99-69, по которому просят позвонить свидетелей ДТП, в частности, водителя "Жигулей", которого бывший лидер НРУ Геннадий Удовенко просил вызвать "скорую помощь" и милицию в день аварии, а также водителя КамАЗа с кировоградскими номерами, который помогал растаскивать машину Чорновила и КамАЗ-убийцу. Есть в этом смысл: если уж власть у нас народная, то почему и расследование нельзя сделать народным?..