Валерий Коновалюк: "Реваншизм и оппозиционность —это разные вещи"

Все в этой жизни имеет обратную сторону (даже Луна), поэтому необходимо знать точку зрения и представителей оппозиции, даже если она выглядит все еще несколько непривычно и до конца пока не сформировалась. Единая партия власти создана. А будет ли сформирована единая оппозиция? Необходимые ингредиенты в наличии. Есть, например, Партия регионов, которая после длительных колебаний объявила о переходе в "конструктивную оппозицию". В "классическую оппозицию" перешли объединенные социал-демократы, а "трудовики" Сергея Тигипко пытаются "квалифицированно" оппонировать действующей власти.
Наше внимание привлек "регионал" Валерий Коновалюк.

Несмотря на определенные разногласия с руководством Партии регионов, он все же не покинул ее ряды, а пытается убедить партийный истеблишмент в необходимости модернизировать идеологию оппозиции. Человек пытается мыслить креативно, что само по себе достаточно интересно. В этой связи довольно пессимистические размышления мятежного "регионала" выглядят весьма интересно. Будет ли создана единая оппозиция? Расколется Партия регионов или выдержит предвыборные испытания? Легитимен ли съезд партии Ющенко? Как будет формироваться избирательный список "Панасоника"? Вопросов много. И главное, ответы тоже есть.

Валерий Ильич, Партия регионов наконец-то объявила о своем переходе в "конструктивную оппозицию". Она будет действовать самостоятельно или же в составе оппо-коалиции?

— Формат оппозиции должен строиться не на персоналиях, а на соответствующей идеологии. Сегодня многие политики растеряны, и это состояние негативно влияет на ситуацию. Новая власть уже допустила ряд серьезнейших ошибок, которым можно было бы дать принципиальную оценку. Это и противоречия внутри правительства, и кадровые назначения, и невыполнение предвыборных обещаний. Но такая оценка не была сделана. Да, Партия регионов приняла решение о переходе в оппозицию. Однако сегодня это решение необходимо наполнить соответствующим содержанием.

Предложения, направленные на модернизацию и обновление ПР, были не совсем адекватно восприняты партноменклатурой. Нужно учитывать, что партия, возглавляемая премьер-министром, не смогла избежать засилья людей, которые были ориентированы исключительно на власть. Сегодня условия изменились. Если партия не станет усиливать свои позиции, выступать с четкими программными заявлениями и проектами, то, думаю, будет очень сложно говорить о полноценной оппозиции. И я боюсь, что в ближайшее время мы не увидим структуры, способной качественно оппонировать действиям власти.

И единой оппозиционной коалиции тоже не будет?

— Думаю, пока не будет. Ближе к осени, когда стартует парламентская избирательная кампания, ситуация может измениться. Необходимо понять, что сегодня может объединить различные политические силы в одно оппозиционное крыло.

Например, жажда реванша…

— Реваншизм и оппозиционность — это разные вещи. Те, кто рассчитывает, что удастся сохранить рейтинг, продемонстрированный во время президентской избирательной кампании, глубоко ошибаются. Противостояния, которое возникло в канун выборов главы государства, больше не будет, так как изменилось само общество. Необходимо учитывать, что и новая власть способна действовать быстро и эффективно. Поэтому нельзя два раза подряд использовать одни и те же лозунги и подходы. А такое желание есть. На мой взгляд, сегодня нет основы, на которой могли бы объединиться все оппозиционные партии. Идут консультации, дискуссии по этому поводу. Насколько они будут эффективны — говорить очень сложно. Есть и отдельные персоны, которые всю жизнь находились при власти и подстраивались под любую власть. Им будет трудно понять, что такое настоящая оппозиция. Планируется провести в апреле второй этап съезда Партии регионов, после которого станет более понятным, в чем же именно заключается наша оппозиционность.

Кстати, вы до сих пор связываете свое политическое будущее с ПР?

— Я вышел из состава политсовета лишь по одной причине: не была даже рассмотрена политическая стратегия Партии регионов. Хотел, чтобы были услышаны голоса представителей районных и городских партийных организаций, нашего актива, простых людей. Кстати, практически все, кто выступал на съезде, подтвердили необходимость реформирования как самой партии, так и формирования абсолютно новых принципов ее работы, обновления ее идеологии, политической программы. Думаю, на следующем этапе съезда, после рассмотрения соответствующих документов, и определится, какой же Партия регионов будет завтра. От этого, кстати, зависит не только мое членство в ПР.

Вы допускаете, что может быть раскол в Партии регионов?

— Раскол — это не совсем точное понятие. Просто есть определенная позиция ряда представителей ПР. Раскол произойдет тогда, когда усилится конкуренция накануне парламентской кампании, и Партия регионов будет выглядеть не столь убедительно, чтобы претендовать на серьезный электоральный результат на выборах. Думаю, что привязываться к рейтингу Виктора Януковича партии будет очень сложно, поскольку сегодня другая политическая ситуация. Когда Виктор Федорович баллотировался в президенты, то его электоральная база состояла из сторонников тех же коммунистов, социалистов, аграриев. В период парламентских выборов каждая политическая сила станет претендовать на свой электорат.

Выходит, что и единого лидера оппозиции тоже не будет?

— Я не могу принимать решение вместо Виктора Януковича. Только у него есть такое право. Вопрос в следующем: на кого он будет опираться, каким образом станет формировать коалицию, которая на сегодняшний день достаточно неоднородна? Нельзя идеологически объединить людей с достаточно полярными взглядами и мнениями.

Нынешняя власть, как это ни парадоксально, не имеет в парламенте структурированного большинства. Если разобраться, то большинство находится в руках "невнятной оппозиции" и коммунистов. Как эта ситуация может повлиять на ход парламентских выборов?

— Думаю, что сегодня Виктор Ющенко имеет достаточно серьезную поддержку в парламенте. Просто оформить, структурировать президентско-парламентскую коалицию сегодня никому не выгодно. Почему? Мы же видим, насколько грубо и противоречиво формировалась кадровая политика новой власти. Есть взаимные обиды, упреки. И чтобы не усиливать противоречия и раздор накануне парламентских выборов, Президент, конечно же, не будет активно стимулировать создание большинства. Сегодня определенные центры власти имеют свою поддержку в парламенте. И те, кто симпатизирует Юлии Тимошенко, вряд ли одновременно будут симпатизировать Петру Порошенко. Такие центры влияния не позволят сформировать широкую коалицию в Верховной Раде. На мой взгляд, такая задача и не стоит.

Лидеры единой партии не скрывают, что хотят завоевать большинство в новом составе парламента. Подобную цель ставят перед собой и представители новой оппозиции. Это может стать основой для формирования коалиции?

— Скорее всего, нет. Поскольку, по большому счету, основные участники так называемой оппозиции выпадают из структуры нового парламента. И Виктор Ющенко как Президент реально осознает: если ему не удастся сформировать в будущем составе парламента конституционное большинство, то он не сможет реализовать свою политическую программу. Наверное, и спикер Владимир Литвин это понимает, что и вынуждает его идти в фарватере общего единого правоцентристского блока.

Существует версия, что возникновение единой партии, попытки сформировать оппозиционную коалицию — все это направлено на создание двухпартийной системы в Украине. Возможно ли подобное развитие событий?

— В ближайшее время такого не произойдет. Это обусловлено и уровнем нашей политической культуры. Например, я не знаю ни одного европейского государства, где бы настолько жестко, полярно действовали две крупные политические партии. Такое развитие событий сужает наши демократические возможности. И на данном этапе развития двухпартийность для Украины — это, конечно же, нежелательный вариант. Ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы мы еще и во время парламентской кампании повторили негатив президентских выборов и опять бы пошли по пути наращивания противостояния в обществе. Сегодня ожидания и настроения людей таковы, что они готовы к выбору абсолютно новой политической силы, которая будет ярко представлена и станет действовать на основе более продуктивной и эффективной идеологии. Я убежден, что подобная сила может рассчитывать на серьезный успех, если, конечно же, подходить к делу профессионально и, самое главное, последовательно.

Вы говорите "новая сила". Что-то затеваете?

— Я ничего не затеваю, а говорю о том, что сегодня действительно будет воспринято как достаточно позитивный политический шаг. Не имею в виду какую-то новую партию. Речь идет о перегруппировке определенных политических сил, которые частично представлены сегодня в парламенте.

В рамках оппозиции?

— Конечно. И такая перегруппировка позволит выйти на абсолютно иной уровень влияния на общественное мнение. Когда начнется ревизия избирательного законодательства, станут повышать избирательный барьер, это подтолкнет политические силы к более эффективным действиям. Не рассматриваю это как трагедию или как попытку крупных партий навязать свою игру, поднимая ставки. Думаю, такое повышение барьера позволит структурировать парламент. В нем не должно быть 15 фракций. Это способствует размыванию политической ответственности. А новый уровень конкуренции будет помогать избегать партийной конъюнктуры, которая сегодня, к сожалению, еще сдерживает все продуктивное и живое.

Парламент-2006: сколько процентов у новой оппозиции и сколько у партии власти?

— Я бы новый парламент разделил на три части. Безусловно, будут коммунисты, а также те, кто объединит протестный электорат. Я имею в виду тех, кто будет бороться не за идеи и идеалы, а против новой власти, которая сформировалась после президентских выборов. Скорее всего, коалиция Ющенко вместе с партиями, которые будут в нее входить, наберут процентов 60 парламентских мест. То есть будут иметь большинство. Правда, не конституционное.

То есть вы отводите новой оппозиции не более 15 процентов?

— К сожалению, сегодня достойно оппонировать новой власти некому.

Беседовали Владимир Скачко, Александр Юрчук