Записки младенца

Все огромное зеленое поле – в ярких цветах. Хотя они разных форм и размеров, но называются одинаково – осот. В голубом небе парят пчелы, божьи коровки и фломастеры. Посреди поля стоит тепловоз. Из окна высунулся машинист – он самозабвенно шевелит ушами. По траве ползают улитки и три поросенка, а флейтист из Гаммелина играет "Притяженья больше нет". Дедка, бабка, внучка, жучка, кошка и мышка весело тянут из земли огромный топинамбур. На все это молча взирает фигура шахматного офицера с отбитой головой. Здорово, но пора просыпаться…

По утрам комната выглядит неправильно. Игрушки выстроены в шеренгу, книжки лежат стопками, даже мамины лаки для ногтей сложены в коробочку. Ничего, это мы сейчас поправим – только позавтракаем. Ей Богу, пол станет смотреться куда лучше, если на него толстым слоем нанести листочки бумаги, собранные осенью каштаны и шишки, пару кусков мыла. И носки! Непременно носки! Их у меня целый кулек… Вот теперь значительно лучше. Правда, у родителей на этот счет, по-моему, несколько другое мнение.

***

Интересно, зачем в донышки шахматных фигурок вставлены кусочки металла? Папа пытался говорить что-то в том смысле, что вот в школе на уроке физики тебе когда-нибудь расскажут… Во-первых, нечего меня пугать какой-то там школой (кстати, а что это?). Во-вторых, я и сам прекрасно все знаю – эти кусочки железа так славно вылетают наружу. Надо просто достаточно долго стучать шахматами по табуретке. Ну и что, что у офицера отвалилась голова? Три остальных-то пока целы. А соседи – потерпят, можно подумать они сами родились сразу ответственными квартиросъемщиками…

***

Птички-голуби – очень нахальные существа. Стоит приличному человеку (это я, ясное дело, о себе) выйти на улицу с кулечком черствого хлеба, как они тут же слетаются со всех окрестных деревьев. По-моему, они меня уже запомнили. Ладно, пользуйтесь моей добротой. С другой стороны, какие-то они слишком толстые. Отъелись на моих харчах. Нет, часть хлеба мы с земли соберем. И вовсе я не жадный, хотя мама и пытается меня стыдить. Просто я – за здоровый образ жизни и против обжорства. Кстати: среди моих родителей почему-то распространено заблуждение, что кататься на санках лучше на улице. Авторитетно заявляю – нет ничего приятнее, чем зрелище папы, возящего меня на этих самых санках по коридору!

***

До чего все-таки разные у взрослых и детей понятия о смешном. Вот скажите, разве не весело во время обеда размазывать суп по столу, а кусочки мяса и хлеба бросать на пол? Не смешно? Значит, вы уже слишком побиты жизнью. Забавно, но сначала, глядя на лужицы первого блюда, смеется папа (еще бы, вытирать-то не ему), а мама называет меня чучелом. Но стоит картошке или морковке попасть папе на штаны, как ситуация меняется – теперь веселится мама, а что-то насчет чучела и поросенка бурчит папа (на себя бы посмотрел). И вообще, если мне для полноценного обеда требуется как минимум три ложки (лучше – четыре) – не жадничайте!

***

Ценное наблюдение – полный живот пробуждает желание творить. Для этого у меня есть штук 17 фломастеров. Было больше, но остальные куда-то подевались. Ну, ничего, мне и этого хватит – была бы бумага. Жаль, что до моей живописи еще не все доросли… Неужели не понятно, что вот эти чудные синие палочки – мой плюшевый мишка, а эти желтые разводы – пылесос? Вполне может случиться, что когда-нибудь мои художества обеспечат родителям безбедную старость. Вот тогда перестанут хихикать… Кстати, о пылесосе – не пора ли его проведать? Когда-то, когда я был маленький, я его боялся – как-то уж очень угрожающе этот агрегат гудел. Да и хобот у него подозрительный. Но, став старше и мудрее, я понял, что пылесос – друг детей: у него столько всяких кнопочек. К тому же очень смешно вертеться у мамы под ногами, когда она пытается чистить ковровую дорожку.

***

Сенсация! Оказывается, в оконном стекле живет мое второе "я"! Если вечером, когда на улице уже темно, забраться папе на руки и заставить его подойти к окну, там можно увидеть очень похожего на меня субъекта. Он даже одет как я. И довольно воспитан – если ему помахать рукой, он помашет в ответ. В общем, существо наверняка полезное. Опять же всегда есть перед кем похвастаться утащенным из ванной папиным гелем для бритья.

***

Если взять пластмассовый меч, лечь на пол и возить этим мечом под холодильником, можно достать не только маму и папу, но и множество интересных вещей. Например, смешные комочки пыли или пластмассовый шарик, когда-то бывший елочной игрушкой. А если сначала лично запихать под холодильник пару-тройку предметов, процесс охоты становится еще интереснее.

***

Нет, все-таки любовь к печатному слову у меня в крови. Хочется, чтобы книг у меня было как можно больше. Самый простой способ сделать из одной книжки две – это разорвать ее пополам. Правда, такая прикладная арифметика вызывает у родителей слегка неадекватную реакцию, и они пытаются подсунуть мне какие-то скрижали из толстого картона, а то и вообще из ткани. Ну как после этого прикажете пополнять библиотеку?

***

Почему-то мама и папа думают, что если на часах полвторого ночи и они зевают то попеременно, то хором, значит, и я должен хотеть спать. Но я-то хочу изображать самолет, а потом ходить на цыпочках! Ладно, войду в ваше бедственное положение. Но завтра пощады не ждите!