Власть Совета

Случилось то, что должно было случиться: Виктор Ющенко сменил состав Совета Национального банка Украины, назначенный по президентской квоте. Однако произошло и то, чего никто не ожидал: кадровый состав новых "советчиков" поражает неординарным многообразием интересов, а сам по себе орган, судя по всему, превратится в "клуб отраслевых лоббистов". Которые должны напоминать правлению, что не денежно-кредитной политикой единой жива экономика. Оригинально, но непривычно.

Знакомые лица. И не очень

Членами Совета НБУ президент назначил: Валерия Гееца – директора Института экономики Национальной Академии наук Украины; Анатолия Даниленко – заведующего отделом финансового и монетарного регулирования Объединенного института экономики НАН Украины; Александра Дуброва – президента совместного украинско-американского предприятия “Керос–Киев”; Николая Онищука – народного депутата Украины, первого заместителя председателя Комитета по вопросам правовой политики Верховной Рады; Петра Саблука – директора Института аграрной экономики Украинской Академии аграрных наук; Анатолия Федоренко – вице-президента ОАО "Кинто"; Геннадия Шемшученко – заместителя директора Центра банковского права при Институте государства и права им. Корецкого.

В то же время Ющенко отменил указы, которыми членами Совета НБУ по квоте президента назначались Анатолий Гальчинский, Эрнест Галиев, Сергей Осыка, Валерий Хорошковский, Игорь Шаров, Василий Горбаль и Сергей Левочкин.

По квоте Верховной Рады сейчас в состав Совета НБУ входят Валерий Алешин, Сергей Буряк, Петр Порошенко, Федор Шпиг, Игорь Юшко, Игорь Плужников, Юлия Тимошенко. В состав Совета НБУ по должности также входит председатель правления Национального банка Украины Владимир Стельмах

Прежде, чем концептуально оценивать данный список, следует познакомиться с персоналиями поближе. Думаю, что известного экономиста-теоретика Валерия Гееца можно и не представлять. В Совете НБУ ему отведена роль такого себе "макро-мозгового центра", который должен оценивать стратегические решения Совета и правления с точки зрения глобальной экономической ситуации в стране. Анатолия Даниленко – также деятеля научного фронта знают меньше. Хотя это не умаляет его заслуг. По сравнению с Геецем, он специалист более узкого профиля. Кроме названной выше должности завотделом финансово-кредитного регулирования Института экономики НАН, Анатолий Иванович – доктор экономических наук, профессор кафедры государственных финансов Национальной академии государственной налоговой службы Украины.

В отличие от них, Александра Дуброва можно отнести к среднестатистическому отечественному бизнесмену, не дотянувшемуся до олигарха, но уже поднявшемуся над средним уровнем. В настоящее время украинско-американское СП ООО "Керос–Киев" специализируется на поставках оптико-волоконной продукции, производстве мебельного щита, поставке ферросплавов и некоторых других видах бизнеса. Им принадлежит пакет акций ОАО "Стахановский завод ферросплавов" – третий по мощности производитель ферросплавов в Украине, 25% Донецкого завода химических реактивов, солидный пакет акций "Одескабель".

Что касается депутата Николая Онищука, то в Совете НБУ он будет представлять интересы промышленников вообще и УСПП в частности, так как является "человеком Анатолия Кинаха" – нынешнего первого вице-премьера. Бывший аграрный вице-премьер Петр Саблук представляет сельскохозяйственное лобби. Он должен, по идее, регулярно напоминать руководству НБУ о необходимости компенсировать банкам ставки по агро-кредитам, а также поддерживать село в любой возможной форме. Можем не сомневаться в миссии Анатолия Федоренко – вице-президента ОАО "Кинто": это лобби инвест-компаний, которые Нацбанк ранее всерьез не воспринимал как равноправных партнеров. Ну и Геннадий Шемшученко, как "столп" юридической науки, олицетворяет собой верховенство права над всеми принимаемыми НБУ практическими решениями.

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…

Что такое Совет Национального банка Украины на нынешнем этапе? В соответствии с Конституцией и законом "О Национальном банке Украины" он имеет "эксклюзивное право" на утверждение Основ денежно-кредитной политики. Важная, но сугубо теоретическая миссия.

В практическом плане выполнение номинальных и относительных показателей действующей редакции Основных направлений денежно-кредитной политики почетно, но, как правило, и нереально. Поэтому к определению ориентиров в самом Нацбанке относились как к "ритуальным пляскам", понимая, что на функционирование денежно-кредитного рынка они влияют весьма условно. Поэтому дикий ажиотаж среди депутатов и банкиров за попадание в Совет НБУ обуславливался вовсе не их макроэкономическими амбициями.

Господа-финансисты хотели быть вхожи в Центробанк, влиять на назначения, первыми узнавать о грядущих новациях, помогать себе и друзьям получать кредиты рефинансирования, словом, делать все то, что называется просто и ясно "лоббировать свои интересы". Неслучайно, первый состав Совета НБУ был назван "семибанкирщиной". Кроме непонятным образом (и ненадолго) попавшего туда главы Черниговской облгосадминистрации Николая Бутко, там присутствовали Сергей Буряк ("Брокбизнесбанк"), Эрнест Галиев ("УкрСиббанк"), Петр Порошенко ("Мрия"), Игорь Плужников ("Ощадбанк"), Валерий Хорошковский ("Укрсоцбанк"), Федор Шпиг ("Аваль") и Игорь Юшко (ПУМБ). Впоследствии совет персонально менялся, но лоббистский оттенок его деятельности при этом не уменьшался.

Самые яркие (хоть и скрытые от посторонних) "подвиги" Совета концентрировались на утверждении сметы доходов-расходов НБУ, которую он утверждает в соответствии со ст. 9 Закона "О Национальном банке". На почве этого неоднократно возникали конфликты между главой Совета Анатолием Гальчинским и депутатами. Гальчинский доказывал, что "денег нет и не будет", а депутаты доказывали, что доходы НБУ значительно превосходят расходы, и требовали отдать разницу в бюджет. Как полагается по закону. Кстати, если говорить о г-не Гальчинском, то его неоднократные попытки уйти в отставку, от которых он неизменно отказывался, также вносили определенный "оживляж" в скучную работу Совета.

Теперь роль этого номинального органа кардинально меняется. И вместо "коллегии лоббистов" создается такой себе финансовый мозговой центр, академичный с одной стороны, и больно грамотный с другой. Практикующие банкиры пока комментируют изменение концепции формирования Совета весьма осторожно. Одни одобряют снижение "лоббистского" начала. Другие говорят, что кухарка не должна управлять государством, и лучше бы в Совет назначили практиков, хорошо знающих проблемы банков. В любом случае, можно сказать, что такого Совета Нацбанка, каким он был раньше, мы уже не увидим.