Комбинация

"Изменение политического ландшафта", "сенсационное заявление", "исторический прорыв", "самое резонансное дело в мире"… Так начался в Украине первый месяц весны. Новая власть по количеству политических сигналов, отправленных обществу за короткий промежуток времени – чуть больше тридцати дней, – стала абсолютным рекордсменом. Поскольку информационно-политические "пакеты" отправляются, как правило, в "незаархивированном" виде, то "оперативная память" общества оказалась переполненной. Скоро нас всех будет "глючить"…

Заявление президента о раскрытии убийства Георгия Гонгадзе, решение о выводе украинских войск из Ирака, создание Национального бюро расследований, исправление на ходу ошибок, допущенных во время первых кадровых назначений, скачкообразная административная реформа, эпопея с реприватизацией, бурный прорыв в Европу с последующим тактическим отступлением, резкое вступление в НАТО без учета возможных последствий, странное молчание России… Все это говорит о том, что в Украине действительно новая власть. Однако насколько власть способна действовать системно, последовательно и, самое главное, прогнозировано? При наличии контроля за вводными "устройствами" – Кабинет министров, силовики, Генеральная прокуратура, губернаторы, а также относительно высокого кредита первоначального доверия (это когда о президенте и премьере продолжают говорить как о новых действующих лицах) организовать сенсацию можно легко. А вот что делать с последствиями? Вопрос далеко не праздный.

Президент заявляет, что задержаны убийцы Георгия Гонгадзе, и дело почти раскрыто. Задается политический формат, в рамках которого должны быть названы конкретные имена и сразу же начаться суд. Поскольку малейшая информационная брешь в таком громком деле тут же под завязку забивается слухами, предположениями, домыслами и просто комментариями всех, кто хочет оказаться на "гребне волны". Так и произошло: появились сообщения об аресте генерала Астиона, которого на самом деле никто не арестовывал. Генеральный прокурор Святослав Пискун поздно вечером по телефону звонит в СМИ и уточняет количество задержанных – не три, а два человека. Появляются версии о других генералах, полковниках и о находке головы Гонгадзе. Они опровергаются СБУ и МВД. Понятно, что Виктор Ющенко не имеет права называть убийц Гонгадзе. Это исключительная прерогатива суда. Тогда торжествует принцип верховенства права. Недосказанность чревата тем, что уже через сутки, 2 марта, возникнет альтернативный алгоритм раскрытия этого преступления. Достаточно будет послушать выступления лидера социалистов Александра Мороза. Александр Александрович не упустит случая разыграть свою партию в этом деле. Ведь фактически действующий президент отобрал у него главный предвыборный козырь – образ единственного человека, заинтересованного в наказании действительных виновных.

Дальнейшая логика развития темы предсказуема. Если не вдаваться в детали, то она сводится к следующему:

А) нас хотят обмануть и наказать простых исполнителей;

Б) круг виновных гораздо шире, и чтобы восторжествовала справедливость, как минимум, необходимо сменить генерального прокурора, а как максимум – еще раз сменить власть в стране.

Затем в очередной раз появится человек, который запретил СМИ называть свое имя. Это правильно. Он действительно М (только это не первая буква фамилии, а другая, более подходящая дефиниция), как стало ясно в последние годы. В таком случае, круг замкнется. Аккурат к парламентским выборам. Появится второй политический "фильтр": к избирательной кампании не допускаются лица, причастные а) к фальсификации президентских выборов; б) к делу Гонгадзе. Будет инициировано еще одно открытое письмо к СМИ – нельзя трогать настоящих борцов за истину и необходимо удалить из власти всех, кто имеет отношение к похищению и убийству журналиста. Список, как вы понимаете, будет составлен отнюдь не СБУ или Генеральной прокуратурой. Масс-медиа в очередной раз станут делить на основе того, какую сторону в деле Гонгадзе они поддерживают. Политическое продолжение дела понятно, как дважды два. На президента оказывают давление с требованием наказать истинных убийц. При этом не имеет значения, какую позицию займет глава государства, поскольку цель этой комбинации – красиво выйти из власти накануне выборов. СПУ в любом случае планирует это сделать, а тут такой повод. В таком случае искренние слова Виктор Ющенко – "я теперь могу сказать своим детям, кто и как убил Гию Гонгадзе" – станут началом очередной политической комбинации, которую проведут другие, более опытные игроки.