Сюрприз от FATF

Неприятный и крайне неожиданный подарок преподнесла Международная группа по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) новой украинской власти. Вопреки почти единодушному мнению, что на только что закончившейся сессии FATF в Париже будет прекращен мониторинг Украины, этого не произошло. Причины, по которым наша борьба с отмыванием денег оказалась недооцененной сильными мира сего, гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд…

Начнем с небольшой предыстории. Украина попала в "черный список" FATF в 2001 году. Почти год с этого момента между законодателями и правительственными структурами продолжалась "торговля компромиссами" вокруг проектов нескольких законодательных актов, принятие которых рекомендовали нам международные эксперты. Депутаты настаивали, чтобы неуплата налогов не считалась предикативным преступлением, и легализация доходов, образовавшихся в результате уклонения от фискальных обязанностей, не считалась отмыванием грязных денег. Спор был в определенной степени риторическим и даже комичным, поскольку FATF было глубоко наплевать на наши поиски компромисса. Они хотели, чтобы в законе были отражены все 40 их знаменитых Рекомендаций.

Однако принятый в декабре 2002 года закон "О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" был вовсе не отражением позиции FATF, а сборной солянкой пожеланий парламентариев. В результате получился парадокс: через несколько дней после принятия закона, направленного на "отмазывание" от FATF, эта организация ввела против Украины санкции.

Наказание подействовало. Законодательная власть поспешила провести работу над ошибками, вследствие чего санкции вскоре были сняты. Но путь из "черного списка" оказался долгим. Для начала украинской стороне пришлось выслушать все замечания и предложения на сессии в Берлине. Затем на сессии FATF в Стокгольме – представить "Имплементационный план" действий по выходу из "черного списка". И только в феврале 2004 года на сессии FATF в Париже Украина была выведена из черного списка. Но мониторинг за ситуацией в данной сфере был сохранен.

В то время, пока мы принимали и реконструировали наше законодательство, в FATF шла работа над новой редакцией 40 Рекомендаций по борьбе с отмыванием денег. В новом формате они выглядят как 40+9. FATF, в частности, рекомендует странам конкретизировать список преступлений, касающихся отмывания денег, расширить контроль банков за их клиентами, усилить контроль над транзакциями и клиентами, особенно опасными с точки зрения возможного криминального происхождения их средств (в частности, политиками). Небанковским финучреждениям теперь уделено больше внимания, чем банкам. "Стучать" обязаны хозяева казино – в случае, если они выплачивают или получают от клиента больше $3 тыс. или евро, продавцы драгоценностей – если сделка превышает 15 тыс. в тех же валютах; агенты по недвижимости, нотариусы, юристы и другие лица, имеющие отношение к оказанию финансовых услуг. Все они должны знать, кто является конечным бенефициарием (выгодоприобретателем) проводимых клиентом сделок.

Короче говоря, в рекомендациях FATF произошли два ключевых изменения. Во-первых, существенно расширен список организаций и лиц, которые должны следить за подозрительными клиентами. Во-вторых, банкиров и финансистов обязали тратить часть прибыли на исследование выгодоприобретателя проводимых через них сделок. Раньше это было проблемой исключительно государственных органов.

Понятно, что новая версия рекомендаций требует изменения законодательных и нормативных актов, чем украинские власти должны были озадачиться еще полгода назад. В соответствии с законопроектом, поданным в Верховную Раду, круг субъектов, обязанных предоставлять информацию, предполагается расширить за счет аудиторов, риелторов, нотариусов. Но сам закон еще не принят, хотя и подан довольно давно.

Впрочем, это формальная претензия. Есть и совершенно конкретные. В частности, у западных экспертов остаются вопросы относительно контроля за происхождением капитала, инвестируемого в украинские учреждения, и мер по проверке репутации руководителей финансовых структур.

Кроме того, их удивляет, почему так вяло запускается пилотный проект Единой государственной информационной системы в сфере предотвращения и противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. Соглашение о создании которого (на "импортные деньги") было подписано Госфинмониторингом с Лондонским бюро противодействия коммерческим преступлениям.

Наконец, в FATF произошли внутренние изменения. С января нынешнего года там работает новый президент Жан-Луи Фор и новый исполнительный секретарь Ален Дамэ. Возможно, они хотели бы задать ряд вопросов украинским чиновникам, но вместо представительной делегации в Париж поехали глава Финмониторинга Сергей Гуржий и его заместитель Станислав Клюшке. Самоуверенность подвела наших чиновников по полной программе: отказ в снятии мониторинга прогремел как гром среди ясного неба.

Впрочем, наши источники утверждают, что пирог претензий FATF к Украине еще более многослойный. Например, эксперты Мирового банка, с которыми согласны в Париже, считают несвоевременным объединение Госфинуслуг и ГКЦБФР, полагая, что это навредит системе контроля за денежными операциями в небанковской сфере. Тем не менее, о скором слиянии двух регуляторов говорят как об уже решенном вопросе. И более того, НБУ ликвидировал генеральный департамент банковского надзора, который по идее должен войти в систему нового мега-регулятора. Возможно, поведение FATF притормозит спешную реформу надзора за финансовым рынком. Тем не менее, пересмотр вопроса по мониторингу может быть решен только на следующем заседании FATF, которое должно состояться через несколько месяцев.

В течение этого времени продолжающийся мониторинг будет негативно влиять на кредитный рейтинги наших ценных бумаг и, не исключено, позицию международных финансовых доноров, от которых мы ждем кредитной подпитки. Злые языки утверждают, что продление мониторинга и нежелание МВФ давать нам деньги вместо советов взаимосвязано. Увы, ни подтвердить, ни опровергнуть это мнение мы не сможем…