Трое в Минфине, не считая министра

Система власти приобретает свое кадровое лицо. Если до сегодняшнего дня мы знали лишь фамилии министров, то сейчас появились и ключевые заместители. По решению правительства, их должно быть не более 4-х, включая первого, а не 8-10, как было до недавнего времени. Впрочем, первые назначения в Минфине подтолкнули наблюдателей к двум выводам: во-первых, возвращаются старые кадры, во-вторых, количество уволенных замов и служебных авто, которые можно продать, впечатляет…

Минфин приобретает очертания, знакомые старожилам этого ведомства с незапамятных времен. Налоговую сферу будет снова курировать Василий Регурецкий, бюджетную – Анатолий Максюта, а социальную – Владимир Матвийчук. Все они матерые минфиновские "зубры", набравшиеся аппаратного опыта еще с советских времен. Кроме того, эти господа все-таки безукоризненно хорошие специалисты каждый в своей сфере, по сравнению с теми, кто пришел им на смену. В меру консервативные, в меру – битые жизнью. Их объединяет то обстоятельство, что все они не сошлись с новой командой, которая пришла в Минфин в конце 2002 года, и вынуждены были разбежаться кто куда. "Тройка" тесно знакома с Виктором Пинзеником и Сергеем Терехиным по работе в финансово-банковском комитете парламента: они активно представляли позицию Минфина при разработке законопроектов.

Теснее всего работал с комитетом вообще и Сергеем Терехиным в частности Василий Регурецкий. Скромный невысокий человек с проседью до сентября 2003 года был абсолютно незаменимым кадром по части налоговой политики. Его называют соавтором "терехинского" закона об НДС, разработчиком и комментатором всех без исключения фискальных новшеств за последние 10 лет. Регурецкий пришел в Минфин из налоговой, в которой работал с 1993-го по декабрь 1996 года и дослужился до первого заместителя начальника ГНИ (ГНАУ появилось позже). В его компетенции как заместителя никто не сомневался, но приход в минфиновскую вотчину профессиональных налоговиков вызвал естественный конфликт интересов. На всех не хватало должностей, тем более что фискалы втайне считали себя более углубленными в данную тему. В общем, в сентябре 2003-го Василий Васильевич незаметно ушел в "никуда". Его уволили по состоянию здоровья, и следующие полтора года он "ошивался" в какой-то коммерческой структуре. Какой именно, мы не знаем. Возвращение Регурецкого означает продолжение вялотекущей налоговой реформы, при которой снижение ставок обязательно будет сопровождаться расширением базы. Действовать радикально Василий Васильевич не любит и не умеет. Но его опыт, флегматизм и контакты при нынешней сложной финансовой ситуации необходимы.

Анатолий Максюта справедливо считается лучшим "бюджетником" страны. Много лет он работал начальником департамента бюджета, потом – госсекретарем Минфина. Ушел со скандалом, не сработавшись с новой командой. Работал советником президента Леонида Кучмы, критикуя бюджетную политику Минфина и дожидаясь своего часа.

В том, что Максюта сейчас нужен как воздух, тоже никто не сомневается: без него оперативно и грамотно переверстать бюджет до начала марта будет невозможно. Правда, трудно сказать, будет ли Анатолий Аркадьевич инициатором нового подхода к планированию бюджетного процесса: в условиях 30-миллиардного дефицита незначительная корректировка того или иного показателя может оказаться роковой. Хотя, представляя Максюту, Виктор Пинзеник все же подчеркнул, что управление госфинансами требует выработки предложений по оптимальной политике бюджетных приоритетов.

Владимир Матвийчук работал руководителем "социального" управления Минфина еще с 1991 года, потом поднялся до замминистра финансов. Лучше него никто не знает вопросы оплаты труда, пенсий, влияния уровня минимальной зарплаты на размер "дырки" в казне и т.д. Не случайно, после ухода из Минфина (не связанного, правда, с приходом новой команды) он с июля 2002-го по март 2003-го был заместителем госсекретаря Министерства труда и социальной политики. А затем короткое время потрудился на несвойственной ему "аудиторской" должности в НБУ.

Но эти назначения не выглядели бы столь интересно, если бы мы упустили один факт. Одновременно с появлением трех заместителей одним прежним замом стало меньше. Министр финансов Виктор Пинзеник 9 февраля подписал приказ о переводе еще одного своего заместителя Сергея Макацарии на должность директора Департамента подведомственных предприятий Минфина.

Один из самых опытных и амбициозных сотрудников финансового ведомства, Макацария работал с Пинзеником еще в старые добрые времена. Кажется, тогда он занимал пост начальника департамента внешних экономических связей. Потом в его послужном списке была должность госсекретаря Минфина, а с июля 2003 года он стал заместителем министра финансов. Это означает, что, в отличие от многих коллег-замов, господин Макацария прекрасно чувствовал себя во времена премьерства Януковича. Теперь ему предстоит менее почетная, но в какой-то мере более интересная работа по курированию беспокойного минфиновского хозяйства. А это десятки предприятий: от стратегического Госзнака до Пробирной Палаты и базы отдыха в Конча-Заспе.

В целом, нет сомнения, что будет изменяться вся внутренняя структура Министерства финансов. После отставки замов придется сократить часть аппарата: этого требует политика жесткой экономии и здравый смысл (старых кадров в Минфине осталось немного). В связи с этим интересна судьба десятков служебных авто (преимущественно марки "Пежо"), закрепленных за Минфином. Их можно продать с аукциона и немного пополнить бюджет, который Василий Регурецкий и Анатолий Максюта должны переделать к середине марта.