С возвращением

1 февраля информационные ленты облетела весть – бывший народный депутат Верховной Рады, экс-президент "Градобанка" Виктор Жердицкий вернулся из Германии в Украину. Вернулся после того, как в июне прошлого года земельный суд в городе Гильдесхайм приговорил его к 5 годам и 10 месяцам заключения за злоупотребление доверием и нецелевое использование 4 млн. немецких марок. Пикантности ситуации добавляет тот факт, что эти самые марки предназначались для выплаты компенсации жертвам нацизма.

Вместе с Жердицким на скамью подсудимых попал и экс-председатель НАК "Нефтегаз Украины" Игорь Диденко, как подельник. По данным следствия, пользуясь сложным переплетением фирм, Жердицкий и Диденко в 1995 г. при помощи фиктивного кредитного соглашения перевели деньги на счет цементного предприятия в немецком городе Варбург. Со временем это предприятие, в котором подсудимые имели свои доли, обанкротилось.

Процесс по делу продолжался 2,5 года. За это время состоялись 172 судебных заседания, в связи с чем в суде встал вопрос о сознательном затягивании процесса со стороны обвиняемых. Адвокаты с такой постановкой вопроса оказались не согласны. В частности, один из них, Бертрам Бьорнер, в интервью "Немецкой волне" заявил. "Процесс действительно длился очень долго, но главная причина состоит в том, что все приходилось переводить. Все, что говорилось на русском или украинском языке, переводилось на немецкий, и наоборот. Поэтому нельзя ставить подсудимым в вину тот факт, что процесс так долго продолжался", – сказал он.

В то же время, по мнению прокурора немецкого суда, после 168 судебных заседаний стало понятно, что оба подсудимых в середине 90-х годов создали чрезвычайно сложное переплетение фирм, которое сделало возможным нецелевое использование средств, поступивших из Германии в "Градобанк", возглавляемый тогда Жердицким. Бургард отметил "особую криминальную энергию" в действиях подсудимых, пытавшихся с помощью махинаций улучшить свое финансовое положение.

Немецкая прокуратура также выразила убеждение в том, что по крайней мере часть свидетелей получили от подсудимых инструкции, чтобы выступать с неправдивыми показаниями. По словам прокурора Бургарда, у него есть соответствующие доказательства. Прокурор также обратил внимание на тот факт, что отдельные свидетели путались в показаниях.

Учитывая все обстоятельства, он требовал для экс-депутата 7 лет лишения свободы, а для Диденко – 6 лет. Однако в результате эти сроки были уменьшены, и Жердицкий оказался на свободе ввиду того, что в ходе суда провел в тюрьме 2/3 этого срока.

Виктор Жердицкий был председателем украинского "Градобанка" (до этого "Киевкоопбанк", был третьим в Украине по величине уставного капитала) с 1995 года, когда немецкое правительство через этот банк произвело выплаты 400 млн. марок (204 млн. евро или 252 млн. долларов) в качестве компенсации, так называемым "остарбайтерам" – принудительным работникам в годы Второй мировой войны.

В 1996 г. Жердицкий был задержан украинскими правоохранительными органами, но, будучи народным депутатом, получил иммунитет против судебных преследований.

Вскоре народный депутат был задержан немецкой полицией в городе Ганновер, когда он снимал со счета в "Дойче-банке" 50 тыс. долларов. Процесс по его делу начался в августе 2001 года. В ходе него дело Жердицкого и Диденко было объединено в одно производство.

Сегодня существуют разные точки зрения относительно того, что же произошло в те непростые для Украины времена с 4 млн. немецких марок.

Версия первая. Имело место незаконное присваивание денег в особо крупных размерах. По сути, к ней пришла украинская прокуратура после расследования этого дела. Также и немецкая.

История этого вопроса такова. 1 декабря 1994 года Фонд "Взаєморозуміння і примирення" открыл в "Градобанке" счет для перевода денег, которые впоследствии предназначались для выплаты компенсаций жертвам нацизма. Где-то в это же время Виктор Жердицкий сотоварищи учредил в Гонконге оффшор под названием "Centurion Industrial Group Limited" и открыл счет в швейцарском банке "Banque Cantonale Vaudoise" (Лозанна).

27 марта 1995 года фонд "Взаєморозуміння і примирення" подписал с "Градобанком" трастовое соглашение, передав ему деньги в доверительное управление. А в мае того же года Жердицким в Германии было учреждено коммандитное общество "PMP Peine Mahl-und Mischanlage Boxberg Gmbx", на счет которого в конечном итоге и попали пресловутые 4 млн. марок.

Схема похищения денег Фонда "Взаєморозуміння і примирення", по версии украинской Генпрокуратуры, была опубликована в свое время сайтом "Украина криминальная". Выглядит она следующим образом. Сначала 234,350 млн. немецких марок были переведены правительством Германии на корсчет "Градобанка" в "Хипо-Ферайнбанк" (ФРГ), после чего они поступили на счет № 000178501 Фонда "Взаєморозуміння і примирення". После этого 100 млн. марок перетекли на депозитный счет Фонда в "Градобанке". Из этой суммы 4 млн. марок в середине мая 1995 года были переведены на корреспондентский счет "Градобанка" (№9498676) в "Deutsche Bank AG" (ФРГ), а через месяц поступили на счет "Centurion Industrial Group Limited". Буквально через два дня эти деньги наконец достигли цели – оказались на счете в "Deutsche verkehrs-Bank AG", открытом фирмой "PMP Peine Mahl-und Mischanlage Boxberg Gmbx".

При этом "УК" обращает внимание на тот факт, что в уголовном деле, возбужденном прокуратурой Ганновера по ст. 266 Уголовного Кодекса Германии (злоупотребление полномочиями распоряжения чужим имуществом) в качестве конечного пересылочного пункта фигурирует некая фирма "ZEL Gmbx", учрежденная Жердицким в Ганновере за два года до "PMP Peine…". В материалах Генпрокуратуры Украины о ней не упоминается.

Впоследствии, как утверждается, был заключен кредитный договор между АО "Градобанк" и ООО "Хорда ЛТД" (Игорь Диденко) на уже многократно упомянутую сумму. "Хорда" намеревалась купить реконструкционное оборудование для Каменец-Подольского цементного завода (в то время "Градобанк" всерьез занимался цементным бизнесом и контролировал крупнейшие цементные заводы Украины), а поставщиком оборудования выступал оффшор "Сenturion Industrial Group Limited".

На то, что произошло впоследствии, также имеются разные точки зрения. Важно одно – в результате такой хозяйственной деятельности 4 млн. остарбайтеровских марок до тех, кому они предназначались, так и не дошли.

Версия вторая. Уголовное дело против Жердицкого в Украине и его последующий арест в Германии – некий политический заказ, целью которого являлась дискредитация тогдашнего правительства и Национального банка во главе с нынешним президентом Виктором Ющенко.

Об этом, в частности, писалось в интервью Тараса Стецькива изданию "Грани". По версии Стецькива, 264 млн. немецких марок, полученных "Градобанком" от фонда "Взаєморозуміння і примирення" в трастовое управление, давали право банку использовать эти деньги в кредитных операциях.

По словам Стецькива, на протяжении двух лет этот процесс "происходил безболезненно", и никаких претензий "Градобанку" никто не предъявлял. Проблемы начались в конце 1996 года, когда сменилось руководство фонда. Перед этим банк выплатил около 170 млн. марок остарбайтерам, а остальные пустил в приоритетную для него цементную промышленность, кредитуя "Хорду" под залог акций. Таким образом, Жердицкий знал, что если "Хорда" не вернет денег, то можно будет продать ее акции и успешно вернуть деньги остарбайтерам. По словам Стецькива, "это были абсолютно прозрачные и успешные операции"

Новое же руководство фонда "Взаєморозуміння і примирення" внезапно потребовало возвращения всех средств одновременно. Тогда, по словам Стецькива, Жердицкий заявил, что договор о предоставлении денег в трастовое управление не предусматривал подобного их возвращения. После этого фонд подал в арбитражный суд и в начале 1997 года выиграл дело.

В то же время, по словам Стецькива, развивалась история с китобойной фирмой "Антарктика", попросившей кредит у "Градобанка" под залог двух своих судов и которой банк отказал по причине того, что эти же суда уже оказались заложенными в одной из оффшорных зон. После этого фирма также подала в арбитражный суд и также выиграла дело, после чего на банк был наложен штраф в двукратном размере от запрашиваемого кредита. Выплата также была потребована немедленно. На следующий день банк остановился ввиду отсутствия денег на корреспондирующих счетах. При этом им было выдано кредитов на сумму в 380 млн. дол. В то же время в банк начали обращаться клиенты с требованием вернуть деньги.

Попытка вернуть их посредством продажи акций имеющихся цементных предприятий ни к чему не привела, ибо в начале 1997 года против всех цементных заводов начались судебные разбирательства, в ходе которых у Жердицкого были изъяты все акции.

По мнению Стецькива, все это свидетельствует о явно заказном характере производимых действий. В Германии же Жердицкого арестовали по делу, открытому украинской Генпрокуратурой.

Что касается фирмы "Центурион", то она, по версии Стецькива, принадлежала Игорю Диденко. И 4 млн. попали на ее счет через фирму "Хорда", также контролируемую Диденко. Таким образом, Жердицкий имеет к происходящему весьма опосредованное отношение.

Наконец, версия третья, о которой, впрочем, упоминал также и Стецькив. Она, как и другие обвинения коррумпированного руководства государства в уничтожении "Градобанка" и растаскивании его активов, была озвучена самим Виктором Жердицким в интервью газете "Галицкие контракты". Суть ее заключается в том, что "Градобанк" был ликвидирован по заказу французского цементного концерна "Лафарж".

По словам Жердицкого, "Лафарж" боролся при этом не столько за украинский рынок цемента, сколько за то, чтобы не допустить украинского конкурента на иностранные рынки, прежде всего в Польшу, Чехию и другие страны, где рынок находится под контролем концерна. Украинский же цементный проект, который кредитовал "Градобанк", разворачивался в широком формате и якобы грозил незаконному диктату цементного картеля в Восточной Европе.

В качестве косвенного подтверждения сговору украинских и французских властей Жердицкий привел тот факт, что президента Франции Жака Ширака… приняли в почетные члены ФК "Динамо" (Киев).

При этом Жердицкий не остановился на подробном описании механизма, с помощью которого осуществлялся якобы умышленный развал "Градобанка", "из-за отсутствия времени", но, по его словам, суть ее заключалась в использовании "полномочий арбитражного суда, прокуратуры и других госучреждений". То есть примерно то, о чем рассказал Тарас Стецькив.

Какая из приведенных версий отвечает действительности, сказать практически невозможно. Не исключено, что все они так или иначе переплетены между собой системой противоречий и конфликтов интересов. О том же, чем собирается заниматься Виктор Жердицкий теперь, информации пока не поступало.

P.S. 2 февраля поступила информация из пресс-службы Генеральной прокуратуры, в которой она заявляет об отсутствии каких-либо претензий и вопросов к Виктору Жердицкому. Это притом, что еще летом прошлого года ГПУ настаивала на экстрадиции опального бизнесмена в Украину по собственным обвинениям. Впрочем, тогда ведь и прокурор был другой.

При этом, отвечая на вопрос агентства "Интерфакс-Украина" о том, есть ли на данный момент в производстве Генпрокуратуры уголовные дела "по другим эпизодам", касающимся Жердицкого, о которых сообщала ГПУ в июне прошлого года, в пресс-службе ведомства сказали: "На данный момент изучается этот вопрос". Генпрокуратура ожидает решения немецкого суда об освобождении Жердицкого и соответствующие материалы, и только после этого ведомство четко сформулирует свою позицию по этому вопросу.