Луганск-первая жертва Донецка?

Луганскую область часто называют сателлитом Донецка. Отношение же "донецких" к своим ближайшим восточным соседям можно охарактеризовать как рациональное отношение к "курице, несущей золотые яйца". Упоминание о старшинстве "донецких" по сравнению с луганчанами имеет под собой все основания – от территориальных и "психологических" до экономических и политических…

Отметим, что доминирование над соседями в политической сфере стало особенно показательно в тот момент, когда представитель донецкой финансово-политической группы Виктор Янукович стал премьером, а затем возглавил Партию регионов. Но вот ярких региональных лидеров родом из Луганска в политической элите пока не наблюдается.

Главный телевизионный "ньюсмейкер" – парламентарий Николай Гапочка – пребывает сегодня в депутаттской группе "Союз". Время от времени внимание широкой публики привлекают, пожалуй, еще такие выходцы из региона, как депутат Юлий Йоффе и ставший недавно "членом Верховной Рады" г-н Дзонь. Называть их обоих "народными" – значит, ничего не знать о "народных настроениях" луганчан, для которых оба избранника символизируют региональную номенклатуру. Хотя и население области, и ее промышленный потенциал дают все основания для того, чтобы регион был представлен в столице более широко. Тем не менее, в структурах исполнительной власти в период премьерства Виктора Януковича, луганчан не наблюдалось. Лидер Партии регионов, несмотря на тезис о "коалиционном правительстве, формируемом парламентским большинством", обошелся без младших братьев-луганчан.

Справедливости ради стоит заметить, что представители луганской политической и бизнес-элиты сами позволили донетчанам относиться к себе с позиции покровительства. Например, весь крупный бизнес в области был приобретен либо донетчанами, либо россиянами. Тот же Алчевский меткомбинат – крупнейший налогоплательщик области до того момента, как "лежащий" ЛИНОС (Лисичанский НПЗ) не приобрела Тюменская нефтяная компания, как и Алчевский коксохимзавод был приобретен "Индустриальным союзом Донбасса". Упомянутые приобретения (ЛИНОС, АМК и затем Алчевский коксохимзавод) и ряд других ценных приобретений, сделанных в Луганской области "пришлыми" бизнес-структурами – "Краснодонуголь" (донецкий АРС), Стахановский завод ферросплавов ("Приват"), Луганская ТЭС ("Востокэнерго"), скандальная приватизация Луганскоблэнерго владельцем Полтавского ГОКа Константином Жеваго), "Луганскотепловоз" (на который давно "положил глаз" Искандер Махмудов – российская "Уральская горно-металлургическая компания"), "Стахановский вагоностроительный завод" (российская же "Группа Альянс", руководимая Муссой Бажаевым), не считая того же АВК или "Луганскпиво" ("Сармат"), оставили луганской элите "контроль" только над "второстепенным" бизнесом. Представители донецкой ФПГ всегда считали, что Луганская область это тот же Донбасс, но почему-то с отдельной столицей. И когда Янукович заговорил вдруг – после своего провала на выборах – о том, что ему не нравится доставшееся "в наследство от СССР формальное деление по административному принципу, который не всегда отвечает особенностям развития регионов", то этот "мессидж" был в первую очередь адресован соседям донетчан.

Заблуждения, за которые придется расплачиваться

Традиции нынешнего луганского истеблишмента подпитывают иллюзии, что нужно держаться "старших братьев", которые не забудут оказанных услуг.

Вывод для луганских власть предержащих: держись за "донецких" – они "своих" не тронут во время "раздела" бизнеса в Украине. Но гораздо логичнее предположить, зная повадки "донецких олигархов" в общенациональном масштабе (простые примеры – "покушения" на "Оболонь" или на полиграфическую отрасль в целом) или на региональном уровне (история с "Азовсталью" или Харцызским трубным), что "своих" для них за пределами "клана" просто не существует. Мало того, "своих" и "мочить" удобнее – слишком уж очевидны слабости, проявленные за много лет "братской дружбы". Так что первыми жертвами окружения Большого Дона станут именно луганчане. А средств для обороны, у них практически нет, как нет и козырей, которые они могли бы предъявить. На сегодня Луганская область – одна из самых отсталых в Украине. Луганские "депрессивные" шахтерские города – гораздо "депрессивнее" донецких. Новой элиты (выросшей из бизнес-менеджмента) практически нет: в регионе властвуют "выпускники" старой "партийной школы".

Что делать? Для начала – использовать единственное оружие, которое Луганск может противопоставить Донецку. То есть – Киев. Пожалуй, единственный человек, который имеет возможность завоевать авторитет в своем регионе и сплотить местную элиту, – это все тот же депутат Михаил Гапочка. Если Николай Васильевич вспомнит о том, что возглавлял парламентскую "луганскую группу", и заявит о ее особой позиции, сумеет отстоять родной край от нашествия окружения Януковича – то взлет политической карьеры ему гарантирован. Однако для этого необходимо приложить максимум усилий для того, чтобы выборы в Луганске прошли демократично и открыто. И если Николаю Михайловичу как политику удастся себя реализовать в указанном направлении, то следующим должен стать вопрос о менеджере регионального масштаба. То есть о человеке, который сможет навести в регионе порядок и которому все повадки "противника" хорошо известны.

И тут приходится признать: другой такой кандидатуры, нежели Олег Викторович Дубина, видимо, сейчас не найти. Пусть его деятельность на посту первого вице-премьера несколько лет назад не оправдала выданные ему "авансы". Очевидно, масштаб деятельности оказался не по плечу. Но как эффективный руководитель того же Алчевского меткомбината или тем более "Криворожстали" г-н Дубина не забыт до сих пор. Новому президенту Украины просто грех не использовать его способности.