Вечно живой атом

Скажите, что у вас все в порядке. И я вам не поверю. Даже если поведаете о том, что успешно продвигаетесь по служебной лестнице, имеете красавицу жену и двух очаровательных детишек, живете отдельно от тещи, а летом собираетесь на две недели отправиться на Багамы. Не поверю, потому что у вас, как, впрочем, и у меня, и у миллионов соотечественников, под боком – Чернобыль. Эдакая атомная "бомбочка", распространяющая свое смертоносное "я" порционно – сквозь прорехи изжившей себя оболочки старого саркофага или "Укрытия-1". И, кстати, не один год.

Человеческая память избирательна, и это плюс. Возможно, кто-то "убил" в себе воспоминания о страшной весне 1986 года. Но разве можно забыть о том, что не прошло, не закончилось? А ведь Чернобыльская АЭС – неутешительная реальность: заноза в сердце, дырка в голове, гвоздь в одном месте. Только еще хуже. А главное – не видать конца строительным и восстановительным работам на ней. И в нынешнем году "не светит" нам с вами "Укрытие-2" – надежный гарант защиты от радиации на дальнейшие 100 лет.

Но если вы думаете, что все дело – в недостаточном финансировании, ошибаетесь. Только из украинского бюджета ежегодно на ЧАЭС тратится 50 млн. долларов и 5 млн. долларов – на SIP (Shelter Implementation Plan – международный план осуществления мероприятий по созданию проекта нового саркофага “Укрытие-2”). Не говоря о других “донорах”: Евросоюз и США, Европейский банк реконструкции и развития, Международный план мероприятий по стабилизации старого аварийного саркофага “Укрытие-1”… Плюс масса фондов, комиссий, программ – украинских и международных, – для которых чернобыльская трагедия – не пустой звук. Как это есть для… нас самих! Вернее, для тех соотечественников, от которых зависит наша с вами безопасность. Генеральных директоров ЧАЭС разных лет – господ Товстоногова, Неретина, Смышляева, господина Коваля, руководителя бессменного “помощника” станции ОАО “Южтеплоэнергомонтаж” (ЮТЭМ), да и для руководителей других предприятий – “Укренергобуд” (УЕБ), “Славутичструм”, “Белгатом”, NUKEM. Свой карман, как и своя рубашка, на которой он расположен, ближе к телу – вспомнили они и не преминули набить его деньгами, выделенными на ЧАЭС.

Примеры? Пожалуйста. В 1995 году строительные работы на Чернобыльской станции оценивались в 358 млн. долларов, в 1998 году – почти в 760 млн. долларов, в 2004 году – в 1 млрд. 91 млн. долларов. Притом, что оценка стоимости этих работ растет, реальное обеспечение финансового ресурса прямыми обязательствами остается прежним! Скажем, "Чернобыльский фонд "Украина" как был 650 млн. долларов, так и остается. Что же касается непосредственно объектов ЧАЭС, взять хотя бы промышленно-отопительную котельную. Строитель – ЮТЭМ – определил конечную цену в более чем 43 млн. долларов при проектной стоимости в 1,5 раза меньше! Или же – хранилище отработанного ядерного топлива-2. Его возведение французским "Франатомом" и отечественным УЕБом уже обошлось в 90 млн. долларов, а теперь – на него требуют еще свыше 120 млн. долларов!..

Что же, жить тому самому атому или не жить? Да пусть себе живет, только – мирный: отгороженный надежным барьером от человеческого безразличия, недальновидности, жадности; а мы, люди, так же надежно – от его агрессивных проявлений. Земной шарик-то – ма-а-аленький. Как "аукнется" на Северном Полюсе, так и "откликнется" на Южном.