ПРЕМЬЕРа

Возможно, в пятницу, 21 января, в парламенте состоится инаугурация нового президента Украины. Если, конечно, Верховный Суд управится к этому времени с полным собранием жалоб Виктора Януковича (свыше шестисот томов). Исполняющий обязанности премьер-министра Николай Азаров после принесения присяги свежеизбранным главой государства сложит свои полномочия. Вероятно, ему будет поручено возглавлять правительство до утверждения нового состава Кабмина. На протяжении 60-ти дней. Но также не исключено, что Виктор Ющенко назначит кого-нибудь другого исполняющим обязанности премьера.

В таком случае, этот шаг можно будет расценить как "пробный премьерский шар" нового президента. В любом случае, в конце января начнется самая опасная, интересная и до предела насыщенная интригами постреволюционная фаза. Почему опасная? Заявлена слишком высокая "высота": предполагается сформировать правительство народного доверия, которое должно стать символом новой, послекучмовской эпохи. Новая эпоха – новые имена. А с именами в стране, как известно, большая напряженка. За тринадцать лет независимости большинство политиков успели "наработать" себе длинную и, как правило, не совсем однозначную кредитную историю. Еще неделю можно поиграться в игру "Мороза и Тимошенко не называть, о Еханурове и Пинзенике не говорить". Но должность премьера не может быть безымянной. В сложившейся ситуации без проблем срабатывает только одна фамилия – Ющенко. Однако премьерство Виктора Андреевича не вписывается в заданные конституционные рамки. Любое другое имя моментально создает хитрую мозаику трудноразрешимых проблем.

Мы не станем вводить читателей в заблуждение, обещая в конце статьи назвать имя нового премьер-министра. Похоже, и Ющенко его не знает. Просто отметим ряд методологических неточностей, допущенных командой Виктора Андреевича при решении проблемы создания нового правительства.

Во-первых, не проведена достаточная работа для "размывания" личностного аспекта, который актуализируется при формировании правительства народного доверия. Были сформулированы три, на наш взгляд, достаточно правильных предпосылки:

1) должности распределяются на основе профессионализма и высоких личностных качеств претендентов;

2) правительство при президенте Ющенко должно работать на выполнение программы нового главы государства. Другими словами, ему отводится техническая роль;

3) практику распределения "квот на портфели" между различными фракциями Верховной Рады следует ликвидировать.

Однако реализовать до конца взятую политическую линию не удалось. Причин несколько. Во-первых, снова начала реализовываться схема фракционного распределения портфелей под лозунгом формирования нового парламентского большинства. В результате отдельные представители депутатских группировок стали выступать с заявлениями типа "мы рассчитываем минимум на три должности в новом составе правительства". Нетрудно заметить, что увеличение численности ряда фракций – "Единой Украины" Богдана Губского и Народного аграрной партии Владимира Литвина – опосредованно связано с наметившимся процессом деления будущих должностей.

Во-вторых, дискуссия стала вестись вокруг вероятных кандидатов на должность премьера, что создало не здоровый ажиотаж в лагере победителей и "новых союзников". Возникла конкурентная модель распределения должностей. Если премьером будет кандидат Х, то первым вице-премьером станет У, а руководителем министерства внутренних дел… И так далее. Такой подход конфликтует с заявленной целью: создать правительство всенародного доверия. Какое же может быть народное доверие, если начались откровенные интриги в окружении субъекта, получившего кредит такого доверия?

Ситуацию осложняет также непрозрачный характер договоренностей между потенциальными кандидатами и лидерами депутатских групп и фракций. Фактически сразу несколько претендентов самостоятельно ведут работу в парламенте по поиску необходимого количества голосов для своего утверждения. То один, то другой встречаются с нужными людьми, о чем-то беседуют. Естественно, возникает конкурентная среда с последующим "хвостом" интриг. В результате повторяется схема, испытанная еще Леонидом Кучмой – иди договаривайся, а я посмотрю, как у тебя получится…

В-третьих, слишком политизирована проблема подбора руководителей так называемого силового блока. Напомним, что именно президент назначает министров обороны, внутренних дел, а также главу СБУ. При этом под политизацией мы понимаем репрессивный аспект вопроса. "Вот придет гражданин N, и тогда они увидят...". Наверное, стоит сразу отделить силовой блок от проблемы формирования правительства, чтобы избежать ненужных осложнений. Впрочем, это всего лишь предположение.

В-четвертых, нет однозначных заявлений о сроках формирования Кабмина. Понятно, что сегодня главной проблемой является легализация Ющенко в качестве нового президента. Однако никто не отменял сезонные циклы экономики, которые не зависят от политической целесообразности. Два месяца безвластья уже и так стоили стране слишком дорого. Затягивать этот процесс – значит демонстрировать пассивность и нерешительность.

В-пятых, взятые Виктором Ющенко предвыборные обязательства предполагают формирование внутренне противоречивого состава правительства, поскольку предполагается интеграция в одном Кабмине разнополюсных политиков. По умолчанию предполагается, что если одному из участников коалиции не достанется главный портфель, то он получит компенсацию. В результате изначально закладывается интрига: как уживутся в КМ лидеры "оранжевой революции"? Все знают о способности Юлии Тимошенко превращать любые должности в правительстве в центральные.

И, наконец, в Украине уже сложилась традиция: премьерство является необходимой ступенью к президентскому посту. А тут еще конституционная реформа. Через восемь месяцев глава правительства может стать фигурой, равноценной президенту. Не надо забывать и о спикере, который после реформы становится полноправным участником властного триумвирата (председатель ВР – президент – премьер). Кроме внесения изменений в Конституцию, уже в марте начнется парламентская избирательная кампания. Пойдут свои расклады. В этой ситуации времени для того, чтобы переформатировать структуру Кабмина под программные цели нового президента уже не осталось. А обезопасить правительство от второй волны предвыборной политизации необходимо. Может получиться так, что премьер вдруг станет лидером оппозиционной партии. Всякое может произойти. Однако просчитать комбинации на три хода вперед можно. Это и надо делать.