Хроника преодоления

Шестой день идет борьба органов государственной власти (тех, кому еще удается сохранять или имитировать дееспособность) с экономическим кризисом. Через несколько часов в помещении НБУ должны начаться первые официальные консультации трех финансовых "регуляторов" – Нацбанка, Госкомиссии по ценным бумагам и Госфинуслуг. А Верховная Рада тем временем поручила правительству ввести мораторий на повышение цен на товары промышленно-бытового производства. Забавно, но у находящегося в отставке правительства нет законодательной базы для введения ценового моратория…

Консультации между НБУ, ГКЦБФР и Госфинуслуг инициировал Виктор Суслов – шеф последнего из перечисленных учреждений. Впервые в отечественной практике в соответствии со ст. 22 Закона Украины "О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг", он обратился к исполняющему обязанности председателя Правления НБУ Арсению Яценюку и председателю ГКЦБФР Анатолию Балюку с соответствующим письмом. Те согласились. К какому выводу придут регуляторы пока сказать трудно: известно, что переговоры намечены на 16.00 сегодня, 3 декабря, и содержание готовящихся документов не разглашается. До этого экономический блок правительства и руководство Национального банка будет совещаться у президента. О намерении собрать "правительство в экзиле" и поговорить с ним об экономических судьбах родины Леонид Данилович заявил вчера. Впрочем, об этом дальше, а пока вернемся к "регулятивной" теме.

Совершенно ясно, что банковский и финансовый рынки стали эпицентром панических настроений и пессимистических ожиданий. Не менее очевидно, что для "разруливания" проблем трем органам финансового контроля надо создать если не антикризисный комитет, то постоянно действующую рабочую группу. Виктор Суслов не случайно начал теребить коллег: дело в том, что именно проблемы в банковской системе стали "паровозиком", который потянул под откос другие отрасли "денежных услуг". Например, страховые компании (СК), которые поначалу "подхихикивали" над банками и радовались, что у них появился дополнительный повод для недисциплинированного выполнения обязательств, теперь впали в панику. Оказалось, что введенные Нацбанком запреты на перечисление валюты тут же сказались на резервировании, а также на целом перечне операций, которые обычно проводят СК. В ближайшем будущем может случиться, что "самолеты не летают, пароходы не плывут", ибо перечислить средства за их страховку компании не могут, а незастрахованным транспортам делать за границей нечего.

Кроме того, граждане, лишенные права изымать депозиты из банков, на всякий случай "выметают" деньги из кредитных союзов. Они, бедняги, являются бледной тенью банковского сектора и только недавно поднялись на отдельных видах потребительского кредитования. Увы, недолго музыка играла… Теперь кредитно-союзному рынку может настать настоящий "кырдык".

Впрочем, выровнять ситуацию в отдельно взятом финансовом секторе без глобальной стабилизации будет непросто. А о том, что со страной в последнее время творится нечто странное, уже практически вслух замечают многие аналитики. Да что там аналитики, вот Леонид Кучма на совещании с экономическим блоком правительства в четверг вечером сказал о надвигающейся катастрофе неплатежей.

Тоже, кстати, интересная штука. Понятно, что идет революция и меняется власть. Но крупных забастовок что-то не отмечено. Тогда возникает вопрос, причем тут "студенческая республика" на Майдане к неплатежам? Налоги ведь еще никто не отменял. И ГНАУ (по молчаливому согласию сторон) продолжает работать без какого-либо блокирования и барабанов под окнами. Тем не менее, как заявил на уже упомянутом совещании Леонид Кучма, ежедневные поступления, которые контролирует Государственная налоговая администрация, сократились с 200 млн. грн. до 80 млн. грн. Таким образом, ГНАУ ежедневно недополучает по 120 млн. грн. ($ 22,6 млн.) бюджетных поступлений.

Леонид Данилович также отметил, что это привело к тому, что на сегодня недопоступления в бюджет уже превысили 1 млрд. грн. ($ 188,6 млрд.). По мнению президента, сложившаяся политическая ситуация может негативно сказаться на доходах граждан. В частности, по словам Кучмы, если в декабре правительство еще сможет осуществить выплаты пенсий и зарплат работникам бюджетной сферы, то в выплате зарплат работникам промышленных предприятий он сомневается.

Ладно, банки не дают проводить перечисления средств свыше $50 тыс. в день. Но, во-первых, это не касается налоговых платежей, во-вторых, создается впечатление, что на "кровеносную систему" государства решением сверху поставлена "перемычка". Т.е. деньги просто не впускают и не выпускают из банков. В результате невозможности осуществления платежей уже появились первые непроплаты за отгруженный уголь, уменьшились поступления от таможенных сборов, останавливаются экспортные операции.

К "затычке" на пути денег добавляется еще одна неприятная штука: паника. Как общенациональная, заставляющая население хватать деньги и скупать все подряд (до этого еще не дошло, но скоро дойдет), так и внутрикорпоративная. Например, в банковских кругах ходит довольно оригинальный слух, смысл которого заключается в следующем. Якобы, чтобы запустить мощный маховик народной истерии и окончательно переключить внимание политические активных масс с президентских выборов на экономический кризис, решено обанкротить один из крупных банков. Какой конкретно неизвестно, что еще больше усиливает интригу: недоверие возникает практически ко всем гигантам. Ведь формально все они в той или иной мере связаны с уходящей властью, поэтому жертвой может стать любой. Думаю, что слух не совсем соответствует действительности. Но на всякий случай порадуюсь своей бедности и тому, что вкладов в банках (ни крупных, ни мелких) у меня нет.

Кстати, о бедных. По старой привычке заботиться об их материальном положении, Верховная Рада приняла конституционным большинством (386 голосов "за") постановление, которым Кабмину поручается внести изменения в законы с целью установления моратория на повышение цен на внутреннем рынке на товары промышленно-бытового производства, зафиксировав цены на уровне 30 ноября 2004 года. Кабмину также поручается разработать систему контроля за соблюдением моратория на ценообразование на предприятиях всех форм собственности. Ха-ха три раза. Как они, интересно, представляют себе установление цены на мясо, которое бабка продает на базаре? А на шмотки, которые реализуются в магазинах? У нас же нет единого центра ценообразования. А учитывая разброс цен, одна и та же оранжевая пуховая кофточка может стоить и 100 грн., и 200 грн., и даже 500 грн.

Верховная Рада уже не раз пыталась вводить моратории: то на хлеб, то на повышение цен и тарифов на жилищно-коммунальные услуги населению. Для чего вносились коррективы в закон о ценах и ценообразовании. Но толку из этого не вышло.

А тем временем забытый всеми туристический бизнес переживает труднейшие времена. Если в прошлом году за день продавалось до 20 путевок, теперь – не больше трех. За минувшие две недели спрос на отдых в Карпатах упал сразу на 80%. Наверное, народ боится уехать и, вернувшись, не застать на месте родину…