Что делать?

Революционная ситуация диктует революционные методы выхода из ситуации. Как заявил в интервью газете "Кіевскій ТелеграфЪ" посол Грузии в Украине Григол Катамадзе, в грузинской "революции роз" самой трудной была первая неделя, когда люди определялись. Затем было легче. Кстати, и погода во время грузинской революции была отнюдь не благоприятной. Полностью текст интервью выйдет в ближайшем номере "КТ". А пока вернемся к вероятным сценариям развития ситуации в Украине.

Часть первая: движущие силы революции

Чем дольше длится революция, тем больше убеждаешься в том, что товарищ Ульянов-Ленин понимал толк в организации народного восстания. Поэтому займемся откровенным плагиатом и заимствуем у Володи систему анализа основных революционных сил. Что-то наподобие "основные движущие силы нашей революции и ее противники". В настоящее время основными субъектами политического процесса являются:

1. сторонники народного президента. Прежде всего, имеется в виду нон-стоп митинг на Майдане;

2. Виктор Ющенко, который превратился в символ "движения оранжевого сопротивления". Он стал главным "тотемом революции", и поэтому именно от него ожидают: а) плана дальнейших действий; в) победы в революции; г) предотвращения федерализации (раскола) страны. Высокий уровень ожиданий базируется на доверии к лидеру. В этом отношении доверие является самой важной категорией в политической системе "масса – лидер";

3. Комитет национального спасения (КНС). Создание данного органа является типичным результатом революционного творчества. По идее, КНС должен упорядочить руководящую активность коалиции "Сила народа" и других структур, поддерживающих "оранжевую революцию". Реализуется схема "лидер и его сподвижники". Лидер, естественно, Виктор Ющенко, а его ближайшие сподвижники в рамках КНС – это Петр Порошенко, Александр Зинченко, Анатолий Кинах, Александр Мороз и Юлия Тимошенко;

4. премьер Виктор Янукович, который в результате активных действий "оранжевых" не признан новым президентом страны, но по-прежнему возглавляет Кабинет министров;

5. действующий президент Леонид Кучма;

6. Верховный Суд, в котором в настоящее время рассматривается дело о массовых фальсификациях избирательного процесса. Напомним, что именно ВС приостановил публикацию результатов выборов в интерпретации Центральной избирательной комиссии;

7. Конституционный суд. Пока он напрямую не задействован в революции, но, судя по всему, без КС не обойдется, поскольку в ближайшее время именно этому судебному органу придется:

а) давать толкование (конституционно или неконституционно) по поводу ограничения прав и свобод граждан в случае внесения изменений в избирательный закон, предусматривающих отмену института открепительных таланов и голосования на дому;

б) определять степень соответствия Основному закону отдельных пунктов постановления Верховной Рады о выходе из политического кризиса;

в) разрешать спор по поводу того, сколько еще действующий президент может оставаться у власти в случае затягивания кризиса;

8. парламент Украины. Благодаря позиции спикера Владимира Литвина, законодательный орган власти остается единственным способом перевести происходящие события в относительно легальные (с точки зрения соответствия Конституции и действующим нормативным актам) рамки. 27 ноября парламент принял план урегулирования политического конфликта, который базируется на модели проведения "повторного второго тура" с предварительным внесением изменений в закон о выборах президента и, возможно, в закон о Центральной избирательной комиссии;

9. Центральная избирательная комиссия. Нынешнему составу ЦИК ВР выразила политическое недоверие, однако пока не были предприняты никакие конкретные шаги по смене состава Центризбиркома. При любом варианте развития ситуации в рамках одного из сценариев переголосования роль ЦИК будет основной;

10. силовой блок (министерство обороны, СБУ, министерство внутренних дел), который подчиняется действующему (пока) президенту. И хотя "силовики" непосредственно не вмешиваются в ситуацию, однако степень их лояльности действующему режиму является определяющей для успеха (подавления) революции. При помощи таких пассивных методов, как приведение частей в повышенную готовность, передислокации, можно повышать (понижать) политическое напряжение;

11. региональная власть (областные и городские советы народных депутатов, исполнительные комитеты), которая во многом искусственно разделена на запад, центр и восток;

12. США, Европейский Союз и Россия. Это внешний фактор украинского внутриполитического кризиса, который оказывает влияние на дальнейшее развитие событий.

На основе простого перечисления субъектов украинского политического кризиса (сюда мы, к сожалению, относим и внешнеполитический фактор) можно сделать следующие выводы.

Во-первых, политический кризис носит системный характер, и выход из него предполагает систему последовательных действий.

Во-вторых, обилие субъектов кризиса (12), а также их разнородность и разновекторность приводит к тому, что консенсуса достичь не удастся.

И, наконец, в-третьих, роль и статус основных действующих сил постоянно меняются. Последний вывод, возможно, напрямую и не вытекает из "списочного" перечня основных политических сил. Однако многополюсная властная система функционирует в режиме, при котором усиление одной из сторон конфликта приводит к снижению степени легитимности другой.

Часть вторая: уроки революции

Поскольку основным "мотором" революции является Майдан (без него все заглохло бы в течение суток), то необходимо проанализировать основные направления революционной эволюции этого организма в ближайшее время. На протяжении последних семи дней он функционировал в следующих режимах:

а) коммутационном, поскольку именно на площади реализуется прямая связь между лидерами оппозиции и их сторонниками. Это автоматически переводит "оранжевое мероприятие" в разряд главного коллективного ньюсмейкера. Сначала Комитет национального спасения (КНС) сообщает о плане дальнейших действий собравшимся на площади, и он реализуется практически немедленно, поскольку митинг является главным "исполнительным органом" КНС;

б) блокирующем. От основного "революционного тела" делегируются группы для блокирования деятельности центральных органов власти (Кабинет министров и Администрация президента);

в) демонстрационном. Периодически участники нон-стоп митинга совершают "обход" центра Киева, что служит средством давления;

г) прессингующем. По этой технологии строится работа по оказанию влияния на решения, принимаемые, в основном, законодательным органом власти. Под прессингом "оранжевой улицы" Верховная Рада приняла 27 ноября антикризисное постановление. Более мягкая форма прессинга используется по отношению к Верховному Суду;

д) агитационном, поскольку количественный и качественный состав демонстрантов оказывает сильное эмоциональное влияние на киевлян, а также телезрителей, которые имеют возможность наблюдать за происходящим. Один из примеров такого воздействия – распространение моды на оранжевый цвет. В магазинах вещи этого цвета раскупаются очень быстро.

Пока все перечисленные выше режимы использовались с высокой степенью эффективности. Майдан был хорошо управляем, миролюбив и способствовал достижению заявленных лидерами сопротивления целей. Но он не стоит на месте (в прямом и переносном смысле этого слова), развивается, обретает внутреннюю структуру и начинает эволюционировать не совсем в том направлении.

Во-первых, постепенно меняется качественный состав участников "оранжевой революции" за счет увеличения числа "делегатов" из других, как правило, центральных и западных регионов. С точки зрения устойчивости данного "социального механизма", это хорошо, поскольку приезжает, так сказать, "целевая аудитория", которая настроена стоять до конца. Однако вследствие ротации "оранжевых", а также подбора группы "разогрева" (ораторы) начинает снижаться консолидирующая функция Майдана. Поясним, что имеется в виду. 22 ноября впервые в центре Киева началось массовое мероприятие, которое не вызывало отторжения у жителей столицы. Наоборот, уровень поддержки был такой, что его даже нельзя сравнить с первыми студенческими голодовками. В столице Украины стихийно образовался консолидирующий политический эпицентр. Использование "фирменного" оранжевого цвета как бы приподнимало митингующих над бесконечным разнообразием политических сил и партий. Народный президент – Ющенко. Его цвет – оранжевый. Почему мы здесь? Потому что у нас украли голос. Костяк митинга на Майдане составляли люди, которые не ассоциировались ни с западной, ни с восточной Украиной. Это были представители так называемого третьего класса. Они представляли относительно обеспеченные семьи, были хорошо одеты, многие с мобильниками и приезжали на своих машинах. Идеальное попадание в "эмоциональный нерв" столицы. Ни у кого не возникало мрачного угнетенного чувства, как это обычно бывает на демонстрациях коммунистов, социалистов или "тимошенковцев". На них все же собирается специфическая "политически озабоченная публика", которая самодостаточна. Вот эти люди вышли на улицу и все. Найти пополнение их рядов очень сложно.

Затем начался процесс размывания консолидирующей составляющей митинга на Майдане. В последние дни складывалось такое впечатление, что собрались не двуязычные киевляне, а исключительно представители западных областей. "Официальным языком" митинга нон-стоп стал украинский. Столь уместный в начале слоган о возрождении нации постепенно стал превращаться в обычную национал-патриотическую риторику. А ведь на Майдане произошла не национальная революция. Впервые национал-патриотизм, помноженный на средний класс, дал чудесный продукт – просто патриотизм. Это, оказывается, классно, что не только отношение к языку объединяет, а и чувство справедливости, свободы не в ее организационно-формальном выражении.

Наверное, в условиях искусственного противопоставления Востока и Запада ничего страшного не произошло бы, если бы митинг происходил на двух языках. Почему некоторые ораторы должны извиняться, что говорят на русском? В конце концов, митинг – это не официальное мероприятие. Поэтому, если удастся удачно скорректировать переход "мотора" революции на патриотический, а не национал-патриотический режим работы, то уровень консолидации можно будет поднять.

Продолжение, наверное, последует.