Арафат умер. Да здравствует …

Выборы руководителя администрации в Палестине намечены на 9 января 2005 года. Палестинская автономия – это творение Ясира Арафата. Он создал ее в соответствии со своим видением. Поэтому замкнул все на себя. Арафат был не только главой администрации Палестинской Автономии, но еще и главой Организации освобождения Палестины (ООП), главой ФАТХ. Он, и никто другой, держал в своих руках финансы и силовиков ПА. После его смерти образовался вакуум. Кто и чем его заполнит?

Рухи Фатух

По конституции Палестины президентский пост в случае ухода главы администрации ПА должен занять спикер парламента. Так что формально главой ПА сейчас стал Рухи Фатух. Он будет оставаться на этом посту в течение переходного периода сроком в 60 дней. По истечении этого времени должны пройти всеобщие выборы. Но Фатух серьезным влиянием не обладает, поскольку не пользуется большой популярностью в ФАТХ.

Дата выборов уже определена. Центральная избирательная комиссия ПА уже сообщила, что для проведения выборов необходимо будет подготовить 2500 избирательных участков, назначить тысячи наблюдателей, а также отпечатать за рубежом миллион бюллетеней для голосования. Кстати, в ЦИК не уверены, что все это удастся сделать к 9 января. Если палестинцы не будут готовы, выборы могут быть отложены. В таком случае Рухи Фатух гипотетически еще на какое-то время останется у руля.

Махмуд Аббас

Большинство наблюдателей склоняется к тому, что реальная власть будет сосредоточена у Махмуда Аббаса, бывшего правой рукой Арафата в ООП, а теперь ее возглавившего.

Махмуд Аббас (он же Абу Мазен), который, скорее всего, будет избран руководителем палестинской администрации, не идет в сравнение с покойным раисом. У него и в помине нет арафатовской харизмы, силы воли, хитрости, умения маневрировать в труднейших условиях, выходить из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Махмуд Аббас – это опытный и компетентный руководитель второго ранга, способный и искусный "переговорщик", сыгравший большую роль в подготовке и реализации проекта замирения с Израилем в начале 90-х годов, получившего название "соглашения Осло".

В любом случае, перед Аббасом сейчас стоит сложнейшая задача. С одной стороны, у него есть определенное влияние и власть, но, как уже было сказано, до популярности Арафата ему очень далеко. В Палестинской Автономии многие считают Аббаса соглашателем, который заигрывает с властями Израиля.

После смерти Арафата Аббас даже попал в перестрелку на траурной церемонии в Газе. Он заверил, что инцидент в Газе не является попыткой покушения на него. Израильские военные считают, что нападение стало предупреждением Аббасу…

Ахмед Куреи

"Номер два" в новом палестинском руководстве – Ахмед Куреи (Абу Ала), премьер-министр ПА. Скорее всего, он не будет претендовать на единоличное лидерство, а, по всей вероятности, поддержит Аббаса. Не в последнюю очередь потому, что на стороне Аббаса находится Мухаммед Дахлан, контролирующий Службу общей безопасности ПА. Тот же Дахлан имеет влияние на боевиков "Бригад мучеников Аль-Аксы". Формально мученики входят в состав ФАТХа, но на деле пытаются проводить независимую политику. Есть мнение, что Арафат оказывал "Бригадам" негласную поддержку, что вполне укладывается в основной принцип любого правителя – разделяй и властвуй. Опытного участника подковерных игр Арафата такое положение дел устраивало как нельзя более. Теперь же Дахлан может попытаться навести порядок, а отколоться "Бригады" не рискнут – на голом энтузиазме много не навоюешь.

По-видимому, посты в новом руководстве были распределены заранее, и никакой открытой борьбы, а тем более импровизаций, неожиданных акций, насилия и столкновений не произойдет, хотя в дальнейшем без борьбы за власть не обойдется, об этом говорит вся история человечества. Но не в этом главное. Старая арафатовская гвардия сумеет обеспечить респектабельность процесса становления новой власти, а также постарается возобновить переговоры с Израилем, реанимировать мирный процесс. Она не заинтересована в сохранении тупика и, тем более, в новом обострении конфликта с Израилем.

Но старая гвардия уже постепенно сходит со сцены, и трудно ожидать от нее свежих идей и смелых новых инициатив.

Марван Баргути

Если считать старую гвардию первым слоем палестинского политического класса, то вторым является следующее поколение этого класса, участники первой и второй интифады, полевые командиры, представляющие относительно молодую поросль ФАТХ, главной организации, входящей в ООП и составляющей его ядро. Здесь, прежде всего, упоминаются такие люди, как Марван Баргути, бывший глава военного крыла ФАТХ, сейчас отбывающий срок в израильской тюрьме по обвинению в террористической деятельности, и уже упоминавшийся Мухаммад Дахлан. Им обоим по сорок с небольшим, они боевые командиры, воевавшие с израильтянами и много раз арестовывавшиеся. Их авторитет велик как среди бойцов ФАТХ, так и среди населения в целом.

По итогам опроса, проведенного на палестинских территориях в октябре, Баргути занял второе место по популярности после Ясира Арафата. Он, безусловно, мог бы выставить свою кандидатуру на выборах, если бы не одно "но": он не выйдет из тюрьмы, прежде чем не отбудет пять пожизненных заключений. Хотя, как говорят, на Ближнем Востоке, все течет и все изменяется – Баргути может и выйти на свободу, если возникнет необходимость задействовать его в политических играх.

К примеру, палестинская группировка "Бригады мучеников Аль-Аксы" уже приняла решение голосовать за Марвана Баргути. Ранее один из лидеров "Бригад" Закария Зубейди в интервью газете "Financial Times" пообещал поддержать Аббаса, если его кандидатура будет утверждена движением ФАТХ. При этом Зубейди потребовал от бывшего палестинского премьера признания основных требований группировки – создания Палестинского государства со столицей в Иерусалиме, отход Израиля к границам 1967 года, признание права палестинских беженцев на возвращение и освобождение палестинских заключенных. Зубейди добавил, что предпочел бы видеть кандидатом от ФАТХа Баргути.

ХАМАС и "Исламский джихад"

Третий слой – это лидеры маргинальных групп, стоящих на обочине, вне официального лагеря, не подчинявшихся Арафату, но пользующихся растущей популярностью среди населения и – что еще важнее – сумевших оказать огромное влияние на ход событий за четыре года нынешней интифады. Речь идет об исламистских организациях, среди которых наиболее известны ХАМАС и "Исламский джихад". Именно по их инициативе за время интифады совершено более ста взрывов самоубийц – шахидов.

Эти группировки радикальны даже по меркам палестинцев, но, как и в случае с "Бригадами", слушались они только Арафата. ХАМАС, по всей вероятности, примет участие в выборах, поскольку для его представителей это – шанс пробиться к властным рычагам в ПА. Но гибель шейха Ясина ХАМАС фактически обезглавила – как и в случае с Арафатом, найти второго такого харизматичного лидера очень трудно.

В чем причина роста их влияния? В глазах большинства палестинцев именно эти люди выглядят как подлинные борцы, идущие на смерть ради святого дела; многие из них уже пали от рук израильтян (шейх Ахмед Ясин, Абдель Азиз Рантиси). Они заботятся о нуждах населения, строят больницы, создают кассы взаимопомощи. Они имеют безупречную репутацию, в отличие от насквозь коррумпированных официальных структур. Ведь все без исключения палестинцы осведомлены о продажности бюрократии, хозяйничающей в тех районах, которые с 90-х годов находятся под управлением ПА. Кстати, на Арафата обвинения в коррупции никогда не распространялись. Он имел репутацию бескорыстного аскета.

Взаимоотношения между Арафатом и этими террористическими исламистскими группами всегда были до конца неясными. С одной стороны, они рассматривались как мятежники, не подчиняющиеся властям. Их даже время от времени бросали в тюрьмы. С другой стороны, все знают, что Арафат использовал их в качестве орудия против Израиля. И, конечно, не мог не знать, пусть в общих чертах, о готовившихся ими актах террора. Именно поэтому в Израиле Арафата считали "отцом палестинского террора", а премьер-министр Шарон официально отказался иметь с ним дело как с партнером по переговорам и три года держал его в изоляции в Рамалле. Но в тоже время Арафат оказывал сдерживающее воздействие на террористов.

Сейчас соотношение сил изменилось. Смерть лидера серьезно ослабила ООП и ФАТХ, и экстремистские организации воспользуются этим, чтобы потребовать своего участия во власти. Они будут настаивать на создании широкой коалиции, в которую, помимо монополизировавшей руководство палестинским движением на протяжении сорока лет ООП, будут представлены ХАМАС и "Исламский джихад". В секторе Газа влияние экстремистов почти сравнялось с влиянием ООП.

А пока идет демонстрация силы. К примеру, ХАМАС с "Исламским джихадом" уже уведомили Аббаса, что они намерены бойкотировать предстоящие выборы палестинского лидера. Представитель ХАМАС заявил, что его организация отказывается принимать участие в выборах, назначенных на 9 января 2005 года, поскольку эта дата была обнародована руководством ПА без предварительной консультации с лидерами ХАМАС… Представитель ХАМАС уточнил, что политическое руководство организации еще не пришло к окончательному решению об участии в парламентских выборах.

Халид эль-Батч, представляющий "Исламский джихад", заявил, что его организация будет бойкотировать не только выборы председателя правительства автономии, но и парламентские выборы. По его словам, в этих выборах нет смысла, поскольку независимое палестинское государство еще не создано. Однако позднее один из высокопоставленных лидеров "Исламского джихада" Мохаммед Аль-Хинди пообещал Махмуду Аббасу, что его организация пересмотрит свои позиции в отношении участия в выборах…

Таково в общих чертах соотношение сил в палестинском лагере. Несомненно, что страны, интересы которых связаны с Ближним Востоком, будут вести свою игру под флагом ослабления сложившейся там напряженности. Просто каждый понимает эту разрядку по-своему, и мнения, например, Израиля и США по этому вопросу могут порой кардинально различаться.

Ну а перспектива превращения ПА в полноценное независимое государство пока отодвигается в неопределенное будущее. Автономия – это детище Арафата, и с людьми, пришедшими на его место, переговоры начнутся едва ли не с нуля. При этом в ход, как водится, пойдет все – подкуп, шантаж, увещевания и лесть. А торг, как известно, дело долгое, и за это время много чего может произойти. Одно можно сказать с уверенностью – Ариэль Шарон наверняка не станет в ближайшем будущем предлагать Палестинской автономии независимость.

Произойдет ли в ближайшие дни новый всплеск палестинского террора? Опасаться следует не его, а того, что система управления, замкнутая на Арафата, начнет потихоньку разбалтываться. Арафат до последнего момента правил железной рукой. Он выступал одновременно и посредником в разногласиях в собственном окружении и переговорщиком с Израилем.

Со смертью любого сильного лидера построенное им образование всегда впадает в период нестабильности. А в таком взрывоопасном регионе, как Израиль, любые потрясения, как правило, повода для оптимизма не дают.