Человек с амбициями

Алексей Костусев не новичок в политике: у него есть депутатский стаж, опыт руководства Комитетом ВР по экономической политике, должность главы Антимонопольного комитета. Сейчас послужной политический список Костусева пополнился еще одним " пунктом"— глава партии "Союз". Это новая высота, которую шеф АМК и его "союзники" намерены использовать как трамплин для парламентских выборов-2006, на которых партия попробует выступить в новой для себя роли консолидатора всех сил "славянской ориентации" и занять ту нишу, которую в России "оккупировал" блок "Родина". Смелые планы, ради реализации которых придется сделать все возможное, чтобы за короткое время вывести партию на всеукраинскую орбиту. Впрочем, лидера "Союза" это не пугает: его политическим идеалом всегда был Наполеон Бонапарт.

Алексей Алексеевич, вы теперь — новый лидер давно знакомой партии "Союз". Почему решение о смене "союзного" руководства было принято непосредственно перед президентскими выборами?

— То, что я возглавил партию "Союз", — закономерный шаг. Еще в 1998 году, через год после регистрации "союзной" структуры, со мной встречались партийные активисты и просили ее возглавить. На тот момент партия была региональной (крымской), но перспектива выхода на всеукраинский уровень рассматривалась всерьез. А я был народным депутатом и задумался над этим предложением, поскольку основные пункты программы "Союза" полностью совпадают с моим жизненным кредо. Но в 1998 году я еще чувствовал себя неофитом в большой украинской политике: не знал киевского политбомонда, неписаных правил партийной жизни. Поэтому решил, что такая партийная ноша мне пока не по плечу. Конечно, можно быть формальным лидером, но это не для меня. В 2004-м ситуация изменилась: теперь я знаю практически всех действующих лиц украинской политики, знаком с принципами партийного строительства, появился серьезный организационный опыт. Иными словами, последние шесть лет моей жизни не прошли даром. Я уже не новичок с амбициями. Доказал, что умею работать, могу решать конкретные задачи. Есть опыт парламентской работы (возглавлял Комитет по экономической политике Верховной Рады), а последние три года руковожу Антимонопольным комитетом, где решаются чрезвычайно серьезные задачи. Думаю, сегодня к этой роли я готов. Почему выбрали такое время для озвучивания решения о смене руководства партии? События, связанные с партийной структуризацией, стали развиваться очень динамично. Парламент принял закон о выборах на пропорциональной основе, и стало ясно, что без партий невозможно попасть в законодательный орган власти. Необходимо было определяться.

Хотя я не исключаю, что будут попытки отменить закон о пропорциональных выборах и вернуться к прежней, смешанной, или даже мажоритарной схеме избрания в случае, если не пройдет конституционная реформа. Но мы исходим из того, что есть на сегодняшний день: выборы в парламент-2006 будут по партийным спискам. И мы прекрасно понимаем, что времени до парламентского старта осталось не так уж и много. А тут еще и такое важнейшее событие для Украины, как президентские выборы. Кстати, были предложения сделать паузу, переждать это сложное политическое время, а потом уж определиться. Но есть и другая точка зрения, которая мне больше подходит: если переходить Рубикон, то сейчас. Всегда найдутся объективные причины для того, чтобы отложить решение вопроса. И еще: после окончания президентской кампании проведение съезда "Союза" интерпретировалось бы как следствие выборов. Если бы победил Виктор Янукович, то нас обвинили бы в стремлении "понравиться" новому главе государства. А в случае успеха Ющенко нам бы приписывали желание "половить рыбку в мутной воде национальных перегибов".

Но я не хочу, чтобы мои жизненные убеждения и мой сознательный выбор трактовались как элемент электоральной игры. Вне зависимости от того, кто станет президентом, мои взгляды не изменятся. Я всю жизнь как был сторонником паритетности русского и украинского языков, так им и остаюсь. Если я считал, что исторически Москва нам ближе, чем Брюссель или Вашингтон, то так и продолжаю оставаться на этой позиции. Мы тысячу лет жили бок о бок, у нас тесно переплетены культурные, экономические, да и просто человеческие нити. Поэтому посчитал: будет правильно, по-мужски, принять решение именно сейчас, накануне серьезных изменений в жизни страны. И тем самым показать, что идеология "Союза" — величина постоянная.

Но, тем не менее, на своем съезде "союзники" поддержали кандидата в президенты Виктора Януковича… Вскочили в последний вагон?

— Думаю, что только в ночь с 21 на 22 ноября будет известно, кто станет новым президентом Украины, а съезд "Союза" прошел за месяц до этого события. Так что говорить о "последнем вагоне" не приходится. Потом, кто сказал, что поддержка, оказанная за месяц до выборов, менее важна, чем поддержка, высказанная за полгода? И еще: могли мы вообще обойти этот вопрос, как кое-кто из "союзников" предлагал? Я считаю, что "отсиживаться" в такой момент — не позиция для серьезной политической силы. Уйти от вопроса, какой из кандидатов партии ближе, мы не могли.

Поскольку вы возглавляете Антимонопольный комитет, то наверняка пойдут разговоры о том, что ресурсы комитета будут использованы для раскрутки "Союза" и привлечения новых симпатиков. Как вы планируете отбиваться от таких упреков?

— Меня это не слишком пугает, поскольку до избрания лидером "Союза" я не был беспартийным, а входил в состав руководства партии "Трудовая Украина". И за три года пребывания в "ТУ" никто не смог привести ни одного факта использования мною служебного положения для решения партийных задач. Не будет такого и сейчас. И потом, сегодня и премьер, и спикер, и глава администрации Президента, и руководитель Нацбанка совмещают свои посты во власти с партийным руководством.

У "Союза" пока имидж региональной партии с крымской "пропиской". И вам предстоит непростая задача вывести данную структуру на общенациональный уровень. Как вы планируете это сделать?

— Главное, что меня привлекает в нашей партии, — она живая, динамично развивающаяся структура, а не формальное образование. У нас есть реальные идеи, а не просто декларации. Этим мы выгодно отличаемся от других партий, которые порой невозможно идентифицировать, настолько они похожи друг на друга. А идеологическая позиция "Союза" выделяет партию из общего ряда. И я уверен, что как только мы развернемся, каждый сможет отличить нашу партию от любой другой. Потому что идеи "Союза" разделяет и поддерживает огромное число граждан Украины. Прежде чем предпринимать решительные шаги, мы провели ряд социологических исследований. Выяснилось, что почти половина украинцев хотят жить в союзе с Россией и Беларусью. А 70% населения считают, что граница между Украиной и Россией должна быть открытой. Знаете, меня удивило, что 20% наших граждан вообще хотят объединиться с Россией в единое государство. Что же касается языкового вопроса, то 40% людей убеждены: русский должен получить статус государственного языка наряду с украинским. И примерно столько же украинцев считают, что русский должен стать официальным языком в тех регионах, жители которых этого хотят. Получается, что почти 80% населения Украины выступают за предоставление русскому языку такого же статуса, как и украинскому.

Другими словами, у нашей партии есть мощная социальная база. Это раз. Идеи сближения с Россией, социальной экономики, языкового паритета востребованы обществом — это два. Остается загадкой: почему при наличии таких благоприятных предпосылок до сих пор не было мощной политической силы, которая была бы способна стать выразителем интересов этих людей?

Действительно, почему? И как "Союз" намерен эту загадку разгадать?

— Идеи — это всего лишь идеи. А у "Союза" есть реальные механизмы для их воплощения. Уже сегодня партия имеет свое ощутимое представительство в парламенте. Это депутатская группа "Союз". Большинство членов группы вошли в состав политсовета партии. Кроме того, в "Союз" пришли сильные, уверенные люди — инвестиционные менеджеры, орговики, серьезные бизнесмены. С этими людьми я не побоялся бы идти в разведку. Сегодня у партии есть и финансы, и действенная парламентская структура, а также мощный кадровый и интеллектуальный потенциал. Совокупность объективного фактора — настроения людей — и субъективного — наличия партийных механизмов — и вселяет в меня уверенность в успехе.

Однако у вас есть достаточно конкурентов, занимающих очень похожую политическую нишу. Они тоже рассчитывают на ваш потенциальный электорат. Вы тактично о них умалчиваете, а мы спросим: чем "Союз" отличается от "Трудовой Украины", КПУ, СПУ, ПСПУ? Все они тоже активно эксплуатируют "славянскую идею"…

— Давайте начнем с "Трудовой Украины". У меня остались самые лучшие воспоминания от работы в этой партии. Там много моих друзей. Не будь "Трудовой Украины" я, возможно, не был бы сегодня готов возглавить "Союз". Тем не менее отличия между этими партиями есть. Например, несколько лет и я, и ряд лидеров "ТУ" отстаивали идею о том, что в программе партии следует записать пункт о паритетности украинского и русского языков. Но большинство "трудовиков" не поддержали наш "радикализм". Поэтому сказать, что сегодня у "Союза" и "Трудовой Украины" схожие цели, я не могу. Нет в программе "ТУ" и пункта, который у нас является одним из ключевых: Украина должна вступить в межгосударственный союз с Россией и Беларусью.

Теперь поговорим об отличиях "Союза" от левых партий. Действительно, у нас есть сходство с программами КПУ, социалистов и прогрессивных социалистов. Это союз с Россией, статус русского языка, необходимость социальной защиты. Но вся разница в подходах. Проще говоря, где взять деньги на бесплатное медицинское обслуживание, образование, достойные пенсии? Как известно, и Наталья Витренко, и Петр Симоненко считают, что все это может дать социалистический способ производства, плановое народное хозяйство и общенациональная собственность. Мы же являемся настоящими рыночниками. Для "Союза" частная собственность священна и неприкосновенна. Мы уверены, что только рыночная экономика способна сделать Украину процветающей страной.

К сожалению, наш уровень социальной защиты на несколько порядков ниже, чем в европейских странах. Социалистическая экономика проиграла исторический спор рыночной, и это уже все поняли. Ленин говорил, что самое главное для победы нового общественного строя — это производительность труда. У кого она выше, тот и победил. Если пользоваться ленинскими тезисами, то, бесспорно, победила рыночная экономика. Мы убеждены: только частная инициатива, частная собственность "вытащит" наше общество из сегодняшнего "болота". Разумеется, при условии, что государство будет не загонять экономику в тень непомерными налогами, а простимулирует и поддержит частную инициативу. Вот в чем принципиальное отличие партии "Союз" от традиционных левых сил. Я вам больше скажу: ориентация на Россию как внешнеполитический приоритет, на двуязычие в сочетании с рыночной экономикой является третьей по популярности в Украине идеологией. И ее на протяжении последних лет поддерживает более 10% населения нашей страны. Назовите мне еще хоть одну партию, у которой есть такой вот комплекс идей…

Легко. СДПУ(о).

— Я внимательно читал их программу, но не нашел там пункта о необходимости придания русскому языку статуса государственного. И, насколько я помню, объединенные социал-демократы в своих программных документах делают ставку на разновекторную внешнюю политику. Знаете, у нас почти каждая партия хочет "всем сестрам раздать по серьгам": выразить свое уважение и Вашингтону, и одновременно сделать реверанс России. Еще одним глазом косят в сторону Брюсселя. На мой взгляд, в этом как раз и кроется ошибка. Да, Украина — большое европейское государство. У него должны быть разные союзники. Но не может каждая партия, а тем более каждый избиратель жить в трехмерном геополитическом пространстве. Надо определиться и четко заявить об этом. Если есть люди, которые думают, что нам следует интегрироваться в Европу или в Россию, то должны быть и политические силы, выражающие такие настроения. И вот когда эти партии придут в парламент, сформируют коалицию, тогда и сформируется внешнеполитический вектор Украины. Наша же ошибка, точнее, ошибка центристских партий, заключается в том, что они пытаются совместить в одной партийной программе все векторы. Но стремление понравиться всем приводит к потере избирателей.

Поскольку многие партии вам идеологически близки, то, наверное, было бы логично объединить их в некий избирательный блок. Есть у вас план стать центром консолидации "пророссийских" политических сил?

— Партия "Союз", безусловно, станет центром консолидации всех политических сил, движений, партий, исповедующих идеи, схожие с нашими. Все они к нам придут, для всех будут открыты двери. Но я не собираюсь никого зазывать, стимулировать, вести торги. Практика свидетельствует, что подобные кулуарные консультации или переговоры ни к чему не приводят. Мы будем делать дело, поднимать партию, укреплять региональные структуры и проводить такие акции, к которым наши единомышленники просто не смогут не присоединиться. Более того, когда мы проводили седьмой съезд партии "Союз" (20 октября 2004 года), в зале были практически все лидеры сил "славянской ориентации". И они выразили готовность нас поддержать. Так что большинство партий и движений, разделяющих нашу программу, уже настроены на консолидацию. Конечно, есть некоторые товарищи, для которых важны не идеи, а собственные амбиции. Но мы их уговаривать не будем. И ничего не потеряем, если они не станут нас поддерживать. А кто захочет, тот вступит в нашу партию. Нам не понадобится создавать блок: "Союз" пройдет в парламент самостоятельно. Мы будем продвигать свои кадры и в местные советы всех уровней, и на должности мэров городов. И работы, и мандатов хватит всем.

Вы по своему опыту знаете, что одна из проблем партии — это разногласия между лидерами. У "Союза" тоже есть несколько центров влияния: Николай Гапочка, Василий Хмельницкий, Лев Миримский, Николай Баграев. Какой у вас принцип управления: демократический централизм комсомольского образца или же полицентризм?

— Почти все названные, а также и не названные вами политики вписались в "союзную" схему, но при этом существует жесткая партийная структура. Если бы у меня не было опыта работы в партии "Трудовая Украина", то я, возможно, предлагал бы по-другому организовать и деятельность "Союза". Но опыт подсказал нам правильное решение. В "ТУ" также было несколько центров влияния: лидер партии, глава политсовета, руководитель политисполкома. Естественно, что лидер "Трудовой Украины" Сергей Тигипко чувствовал себя очень некомфортно в ситуации, когда необходимо было согласовывать свою точку зрения по рабочим вопросам с несколькими людьми. И чем все закончилось? Тем, что Сергей Леонидович забрал все рычаги управления, поняв, что лидер должен быть лидером. Учитывая это, мы на съезде приняли новую редакцию устава "Союза", где должности главы партии, председателя политсовета и главы президиума совмещены. Все мои товарищи осознанно пошли на этот шаг и предоставили главе партии широкие полномочия. И это принципиально важно вне зависимости от того, кто возглавляет партию. В свою очередь я заявил, что никогда не выйду за рамки интересов партии и стратегических договоренностей. Но я также никогда не буду бегать и советоваться по тактическим вопросам с членами партии. Это смешная и постыдная роль. Те, кто приглашал меня возглавить "Союз", об этом знали. Знали они и то, что я человек с амбициями. Но, тем не менее, согласились с моими доводами, понимая, что лидер не может быть безамбициозным человеком, партийной марионеткой. Конечно, противоречия не исключены. Будем решать вопросы, договариваться, уступать. Лидер — это первый человек в партии, и он несет ответственность за все. Скажу вам больше: на съезде был избран только глава партии. У меня даже заместителей пока нет. Это говорит, с одной стороны, о большом доверии ко мне, а с другой — о мощном кадровом потенциале "Союза": на каждую партийную должность у нас есть несколько претендентов.

Вот вам и предпосылка для внутрипартийного конфликта. Кстати, как у вас выстроены отношения с Гапочкой, который является руководителем "луганской группы" внутри парламентского "Союза"?

— Мы ожидаем, что Николай Гапочка, который пока не является членом партии "Союз", все же к нам присоединится. Он на все 100% разделяет "союзные" идеи и программные цели. Не надо бояться партийных "звезд". Знаете, мой любимый исторический герой — Наполеон Бонапарт. Историки и по сей день спорят, как при его жесткости и авторитарном стиле руководства возникла целая плеяда блестящих полководцев? Невозможно начинать большой проект без сильных людей, которые привыкли побеждать.

Вы — лидер партии и глава Антимонопольного комитета. Где грань, отделяющая партийного функционера от государственного служащего?

— Я уже говорил, что в Украине почти все представители высшего руководства страны являются лидерами партий и при этом не испытывают политического дискомфорта или раздвоения сознания. У меня, как и у любого человека, есть служебное время и личное.

То есть партией вы будете заниматься во внеслужебное время?

— Абсолютно верно. Моя партийность заканчивается на пороге кабинета главы АМК. Даже когда мы проводили съезд, я написал заявление с просьбой предоставить мне отпуск за свой счет на один день. Не считаю возможным в рабочее время заседать в президиуме партии "Союз". Кто мне дал на это право? Я — государственный служащий и получаю деньги за свою работу в комитете, а не в партии. И обязан с утра до вечера быть на рабочем месте. А вот что делать после работы или в выходные дни — это уже мое личное дело и мое право. Кто-то ходит на рыбалку или пьет пиво, а я занимаюсь партией. У меня хватит сил и на партию, и на комитет.

Как "Союз" будет взаимодействовать с "Трудовой Украиной" в партийной и парламентской сферах?

— Мы будем стремиться наладить цивилизованные отношения со всеми партиями, с которыми у "Союза" нет антагонизма: начиная с КПУ и заканчивая "Трудовой Украиной". Я не исключаю, что многие мероприятия мы можем инициировать и проводить совместно. И наши фракции в парламенте могут выступать единым фронтом: вы же сами видите, что сегодня в Верховной Раде "трудовики" и "союзники" действуют синхронно. Будут нормальные рабочие отношения, но при этом мы сохраним свое лицо. Партия "Союз" — самостоятельная, независимая, и ее политика будет определяться только внутри, а не извне.

Каково ваше отношение к тому, что сегодня происходит нагнетание предвыборной ситуации? Вы одобряете технологию, в соответствии с которой тысячи людей выходят на улицы и начинают контролировать Центризбирком и территориальные комиссии? Ведь то же самое, в случае успеха, произойдет и на парламентских выборах-2006?

— Мое отношение к происходящему — крайне отрицательное. Мне не нравится, что проблема выборов президента драматизируется, а отдельные личности демонизируются. Когда вопрос ставится так, что для кого-то жизнь после 21 ноября закончится, а для кого-то начнется. Это отголосок тоталитарной системы. В цивилизованных странах проигравший кандидат находит в себе мужество пожать руку победителю и улыбнуться. А победивший находит в себе силы пригласить соперника работать в свою команду, потому что разрыв голосов, как правило, не слишком велик и за проигравшим кандидатом стоит чрезвычайно много людей, интересами которых нельзя пренебрегать.

У меня есть еще и личное отношение к происходящему, поскольку я пережил нечто подобное в 1994 году, когда участвовал в выборах мэра Одессы и фактически победил уже в первом туре. Но во втором туре голоса распределились так: 202 000 — за меня и 204 000 — за Эдуарда Гурвица. Выборы были фальсифицированы, и это сегодня даже мои оппоненты не станут отрицать. Реально я выиграл 50 000 голосов, которые потом были просто украдены и отданы сопернику. Возможно, чувствуя, что выигрыш был нечестным, мне начали мстить: людей из моей команды избивали или просто убивали, как Бориса Деревянко, редактора газеты "Вечерняя Одесса". А моего пресс-секретаря Сергея Лебедева расстреляли на пороге редакции газеты, он чудом выжил. Я сам был "заказан", пережил два покушения, мне пришлось уехать из Одессы. Это страшно, и никому не желаю пережить подобное. Поэтому хочу, чтобы выборы-2004 прошли спокойно и в новой политической эпохе, которую они откроют, место нашлось всем. Могут быть проигравшие, но не должно быть побежденных. Я не хочу этого для нашей страны.

А вы допускаете, что вообще не будет ни победителей, ни проигравших?

— Никогда не говори никогда. Но, тем не менее, все варианты, связанные с отменой результатов выборов, мне кажутся экзотическими и маловероятными. Думаю, выборы состоятся, будет избран новый глава государства и начнется новая политическая эпоха. Хотелось бы, чтобы у победителя хватило политической воли и разума не мстить своему оппоненту. Победитель должен быть благородным.

Группа "Союз" вместе с другими экс-"большевиками" пытается заблокировать работу парламента. Появилась версия о досрочных выборах в ВР, если это блокирование окажется эффективным. "Союз" готов досрочно выйти на парламентский старт?

— Руководство партии этот вопрос не обсуждало. Лично я думаю, что парламент доработает до 2006 года. Это первое. Второе: при определенных политических раскладах возможно изменение руководства Верховной Рады. Третье: если выборы в ВР, вопреки всем прогнозам, будут досрочными, то наша партия готова в них участвовать и побеждать.

Беседовали Ирина Гаврилова, Александр Юрчук