Жизнь как череда выборов

Украина постепенно приближается к стандартам современного общества, в котором выборы в государственные органы власти являются одной из форм обновления власти, а не революцией, как в отсталых странах, или переворотах, скажем, в доцивилизованных, по современным меркам, обществах. Парламент и есть то "изобретение" человечества, где противостояние групп, имеющих различные политические интересы, проявляется не в уличных столкновениях больших групп людей, а выяснением отношений представителями этих групп политическими средствами – коммуникациями и договоренностями, нахождением союзников в среде подобных (жаждущих власти), умением вырабатывать общее мнение. В этом случае главное – не кто сильней, а кто искусней в применении политических средств, тот и проводит свою политику.

Естественно, что в таком случае призывы вернуться к допарламентским способам борьбы свидетельствуют либо о слабости политической силы, либо о ее неумении пользоваться правовыми цивилизованными рычагами. То есть люди, декларирующие "демократические" ценности, не считают возможным в своей повседневной практике придерживаться этих заповедей. И тот факт, что парламент в Украине так и не стал полноценной самостоятельной ветвью власти, не заслужил доверия у населения – заслуга всех сил, представленных в ВР. На словах все за развитие парламентаризма, особенно когда места в исполнительной власти "не светят" и есть возможность где-то пересидеть опалу. Надо заметить, что парламент в большей степени выгоден более слабым игрокам как возможность вести публичный, а не подковерный обмен мнениями, подвергая все действия власти как заслуженной, так и конъюнктурной критике.

Но надежды на победу своего кандидата в президенты играют злую шутку с его парламентскими представителями. Депутаты, представляющие лидеров гонки рейтингов, лишают парламент легитимности, отказываясь работать в нем в обычном русле. Тем самым подрывая авторитет и этого органа и всей власти в целом. Парламент, как место для публичных дискуссий, оказывается ненужным, если его продуктивная работа сегодня невыгодна твоему кандидату. Следует предположить, что после выборов представители проигравшего лагеря опять вспомнят про повышение роли парламента, но как бы не было уже поздно. Проиграв выборы, можно лишиться и парламентских привилегий, если победителям удастся найти союзников для перераспределения властных полномочий внутри ВР.

Обновление власти это не только обновление людей во власти, но и совершенствование методов их работы. Однако неудачи с введением результатов референдума и конституционной реформы говорят о том, что дальновидности и сил для подобных преобразований не хватит. Уже сегодня бывшие горячие сторонники К-реформы предпринимают попытки вернуть все на круги своя, а, может, и дальше, к мажоритарной системе, т.е. к тотальному контролю со стороны государственной власти над "свободным" волеизъявлением народных масс. Короче, нас всех еще могут ждать "приятные неожиданности" привычной нам сверхцентрализованной системы.

В результате раскола в политической среде мы можем получить расколотое общество. Хочу заметить, что сегодня не политики отражают состояние общества, как в классической теории, а именно общество следует за своими поводырями. И поэтому их ответственность за последствия своих призывов и действий возрастает. Общество хочет изменений, и даже ускорения перемен, но не любой ценой, не путем потрясений основ государственности – легитимности органов власти и их действий. Можно сегодня вывести неравнодушную часть людей на улицу, но как бы они не оказались брошенными на произвол судьбы. Обществу уже есть что терять, как есть что терять и лидерам. Иллюзии народных масс имеют свойство с течением времени рассеиваться, и тогда многих вождей ждет политическое забвение.

Голосование 31 октября можно назвать промежуточными выборами, окончательный итог можно будет подвести только 21 ноября. Но политическая жизнь на этом не остановится. Не надо быть провидцем, чтобы предположить, что победившая на президентских выборах сторона захочет подтвердить свою победу и перераспределением властных полномочий внутри парламента, а потом доказать неслучайность своей победы и на парламентских выборах 2006 года. Таким образом, при любом исходе президентских выборов они тоже будут только промежуточными.

Большинство ВР, выстроенное "под президента", рассыпалось, как только стало понятно, что нового главу государства будут звать не Кучма. Под нового президента будет переформатирован и парламент – это уже очевидно. Новому президенту будет и легче, и сложнее. Легче, потому что большинство депутатов уже усвоило, что все равно придется идти к кому-то в подчинение, "казачья вольница" закончилась. А сложнее, потому что придется уже ломать некий сложившийся порядок. Часто бывает так, что с нуля учить легче, чем переучивать. К слову, один из ключевых вопросов, на который придется ответить новому лидеру Украины: как быть со спикером?

Спикерская должность, во-первых, показывает, кто в доме хозяин, во-вторых, позволяет держать под контролем всю деятельность парламента и, в-третьих, дает еще какие возможности пиарить свою политическую силу. Но попытки поменять главу ВР могут привести к войне против всех. А если оставить спикера в неприкосновенности, то это означает собственными руками готовить себе конкурента, и та пресловутая третья сила, про которую так любили разглагольствовать политические фантазеры, обретет конкретные очертания.

У проигравших свои проблемы: поиск ниши после выборов-2004. Остаются надежды на парламентские выборы, если победителям не удастся реализовать в достаточном объеме предвыборные обещания. Может оказаться, что многочисленные усилия по овладению президентским креслом пойдут прахом, если не будут подкреплены соответствующим результатом на парламентских выборах. Поэтому вполне следует ожидать попыток изменения закона о выборах народных депутатов в свою пользу: что устраивает одних, не устраивает других. Но прогнозировать успешность этих попыток однозначно нельзя. Т.е. победа на президентских выборах – это новый виток политического соперничества, который позволит обеспечить результат уже парламентских выборов, когда исполнительная и законодательная власть смогут действовать в унисон. Поэтому при любом исходе выборов жизнь как политическое соперничество будет продолжаться для всех, и шансы остаются у всех.

Так что нагнетание страстей по поводу судьбоносности выборов не имеет под собой никаких оснований. Мы, наконец, начинаем привыкать, что смена власти это обычный процесс, что время от времени нам приходится обновлять ее ряды. И ничего страшного, если кто-то куда-то не попадет, кем-то не станет. Жизнь продолжается, а если сегодня наш выбор был ошибочным, то на следующих выборах мы можем откорректировать свою позицию, а значит, и состав власти в зависимости от ее шагов на новом поприще.