Эффект от масштаба (дополнено)

10 октября после достаточно долгого отсутствия в Украину вернулся народный депутат, лидер блока «Наша Украина» и один из главных претендентов на президентское кресло – Виктор Ющенко. В этот момент на Родине, согласно свежим данным соцопроса, проведенного центром «Социс», о том, что с ним произошло, не знали лишь (или целых) 11% украинцев. Среди тех, кто что-то слышал, мнения относительно причин произошедшего, разделились: 16,5% ответили, что уверены в том, что это было покушение, 24,5% посчитали эту версию «вполне вероятной», 22% склонились к мысли, что «скорее всего, покушения не было» и 21% выразил уверенность в том, что на жизнь кандидата не покушались. Еще 16% опрошенных затруднились ответить.

Глядя на эти цифры, следует учитывать, что никаких официальных подтверждений той или иной версии отравления Ющенко не существует. Целью установления истины уже занялся целый ряд структур, как в Украине, так и за ее пределами. Обобщая, их количество можно свести, как минимум, к пяти.

Во-первых, это непосредственно клиника «Рудольфинерхаус», в которой проходил лечение Виктор Андреевич. На протяжении всего периода лечения, его лечащие врачи и руководство больницы, периодически публиковали противоречивые заявления и проводили не более конкретные пресс-конференции. За такое поведение им даже досталось от руководителя специальной парламентской комиссии по расследованию обстоятельств отравления Ющенко Владимира Сивковича, который, выступая в пятницу с трибуны Верховной Рады, обвинил австрийских врачей в непрофессионализме.

Сегодня уже очевидно, что украинская политика способна внести раскол даже в дисциплинированные ряды австрийских эскулапов. События последнего уик-энда в очередной раз указали на это. Сначала на ICTV в рамках программы «Подробно с Дмитрием Киселевым» было показано интервью главврача клиники профессора Лотара Вике, в котором он заявил о том, что никаких объективных факторов указывающих на умышленное отравление или бактериологическую атаку на Ющенко, нет. Кроме того, он сообщил, что на клинику и на него лично в ходе лечения оказывалось давление со стороны представителей «Нашей Украины» и, не без помощи г-на Киселева, подверг сомнению репутацию лечащего врача Ющенко – австрийца украинского происхождения Николая Корпана.

Практически сразу после этого состоялась пресс-конференция президента клиники профессора Михаэля Цимпфера, на которой тот опроверг ряд утверждений г-на Вике, в том числе относительно имевшего место давления. На самом деле, анализировать эти и предыдущие выступления двух первых людей «Рудольфинерхауса» можно долго и красиво. Однако это не раскрывает суть вопроса – что случилось с Виктором Ющенко. Впрочем, в чем сошлись оба врача, так это в том, что их дело – лечить пациента, а не проводить расследование относительно обстоятельств его заболевания. И в справедливости данной позиции нет никаких сомнений. Хотя при этом клиника неизбежно остается одним из субъектов процесса расследования ввиду имеющихся у нее медицинских документов, свидетельствующих о наличии тех или иных симптомов и анализов у больного на ранней стадии.

Второй структурой, которая взялась за расследование обстоятельств этого загадочного отравления, является специальная временная парламентская комиссия, созданная по инициативе народных депутатов и возглавляемая Владимиром Сивковичем. Сам Владимир Леонидович в своем комментарии «Версиям» подчеркнул, что его комиссия не имеет никакого отношения ни к работе ГПУ, которая ведет расследование в соответствии с заведенным уголовным делом, ни кого бы то ни было еще. Ее целью является выяснение всех обстоятельств этого дела и предоставление их на суд народных депутатов с выводами о том, насколько вероятной является возможность умышленно отравления народного кандидата. При этом у нее нет того ряда полномочий и рычагов, которые есть у компетентных органов.

Несмотря на формально номинальную роль этой комиссии ее фактическое участие в общем процессе изначально оценивалось как одно из набиолее значительных. Это подтвердил и пятничный доклад Сивковича, вызвавший настоящую бурю противоречивых эмоций в противоборствующих лагерях. В результате Сивкович выступил с предложением прекратить работу комиссии ввиду бесперспективности ее дальнейшей деятельности.

В своем сегодняшнем комментарии «Версиям» Владимир Леонидович подтвердил свой пессимизм в отношении комиссии в частности и расследования этого дела вообще. По его словам, реакция, последовавшая за его докладом, утвердила мысль, что это истина в этом деле «никому не нужна. Во всяком случае тем, кто меня сейчас обливает грязью». Он в очередной раз подчеркнул, что может подтвердить «каждое свое слово». «Было заявление Зинченко 17 числа (сентября – ред.), где он сказал, что у него есть безоговорочное подтверждение отравления Ющенко – сказал Сивкович. – Я в Верховной Раде спросил, где эти безоговорочные подтверждения? Если они у кого-нибудь есть, то выйдите и скажите, потому что, исходя из работы комиссии безоговорочных подтверждений я не нашел». При этом сначала он намерен подтвердить свои слова всем членам комиссии, а потом – всем журналистам.

Сивкович также сообщил, что в пятницу-субботу появились некоторые нюансы, у него была беседа с Виктором Ющенко и теперь он ждет извинений со стороны Порошенко (напомним, что вчера это сделал в своем эфире «5 канал»). В случае, если этого не произойдет, Владимир Леонидович заявил о намерении созвать пресс-конференцию, чтобы иметь возможность «защищаться публично, потому что втихаря защищаться просто невозможно».

В то же время, г-н Сивкович считает, что истина может быть установлена – «при условии заинтересованности всех сторон», которой пока, с его точки зрения, не видно. Отвечая на вопрос, кто это может сделать, Владимир Леонидович ответил, что «это может сделать и наша Генпрокуратура, и наша следственная комиссия, это может установить австрийская полиция и министерство юстиции – кто угодно». Причем, по его мнению, это может быть сделано в самые сжатые сроки: «Анализ на вирусы-мутанты (а это, например, подразумевается, когда мы говорим о бактериологическом оружии) делается в течении суток». Он также добавил, что «сначала говорили об отравлении, потом говорили еще о чем-то (отравление рицином – ред.), теперь говорим о бактериологическом оружии, но все это подтверждается анализами достаточно быстро. У меня этих анализов нет, поэтому я не могу сказать ничего определенного».

В качестве третьего субъекта расследования отравления Ющенко можно выделить украинские государственные органы. Генеральная прокуратура взялась за это дело практически сразу после того, как оно приобрело достаточный резонанс. При этом ее деятельность производилась в соответствии с открытым 21 сентября уголовным делом (по статье 112 Уголовного кодекса «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля»). Однако ввиду недоверия со стороны пострадавшего, генеральный прокурор в достаточно резкой форме заявил о препятствовании в деле установления истины.

В пятницу, 8 октября президент Украины Леонид Кучма подписал поручение в связи с обнародованием информации о состоянии здоровья кандидата на пост Президента Украины Виктора Ющенко, а также последними заявлениями относительно причин его возможного отравления, которые негативно сказываются на международном авторитете Украины и не способствуют сохранению общественно-политической стабильности в государстве, исходя из статуса Украины как государства, не владеющего и не производящего оружие массового поражения и с целью установления объективных обстоятельств в этом вопросе. В соответствии этим с поручением, генеральной прокуратуре, Службе безопасности и министерству внутренних дел было дано указание при расследовании уголовного дела, возбужденного по факту покушения на жизнь Виктора Ющенко, осуществить тщательную проверку информации, обнародованную со ссылкой на врачей австрийской клиники «Рудольфинерхаус» о «подозрении применения специфичных веществ, которые обычно входят в состав биологического оружия».

Президент также поручил министерству иностранных дел Украины содействовать в получении Генпрокуратурой международно-правовой помощи в проверке обнародованной информации. При этом, согласно распоряжения, МИД также должен обратиться в соответствующие международные организации, специализированные учреждения и к специалистам с просьбой предоставить всестороннюю помощь в расследовании обстоятельств заболевания Виктора Ющенко.

Кроме этого, Национальной академии наук Украины, Академии медицинских наук Украины, министерству охраны здоровья, министерству обороны, Службе безопасности поручено в двухнедельный срок подать доклад о выполнении Украиной обязательств по соответствующим международным договорам в сфере нераспространения биологического оружия, в том числе с учетом выводов международных экспертов.

Четвертым субъектом этого процесса стал Владимир Литвин. Без него сегодня вообще трудно представить какой-либо серьезный политический процесс, тем более когда речь идет не только о кандидате в президенты, но и о народном депутате. Свое участие Владимир Михайлович проявил все тогда же – в пятницу, заявив, что Виктора Ющенко должен обследовать международный консилиум с целью не допущения дальнейшего провоцирования политического противостояния в украинском обществе вокруг его отравления. «Необходимо обратиться к европейскому сообществу, к ряду стран, в частности, к президентам Польши и Литвы с предложением созвать международный консилиум, чтобы исследовать состояние здоровья Ющенко. Тогда никаких разговоров и инсинуаций не будет», – заявил спикер в Луганске в интервью журналистам.

Литвин также напомнил, что уже прежде предлагал такой вариант, однако к нему «никто не прислушался». Но «время еще не потеряно», – подчеркнул он, отметив, что в случае промедления ситуация «войдет в плоскость политического противостояния».

По состоянию на вечер понедельника к мнению председателя парламента по-прежнему никто не прислушался. Однако, учитывая проявляемую им в последнее время политическую стойкость, нельзя однозначно утверждать, что такой консилиум так и не состоится.

Наконец, еще одним, пятым участником процесса, являются австрийские компетентные органы, совсем недавно арестовавшие по решению суда историю болезни Ющенко в связи с подозрением в совершении преступления. Никакой дополнительной информации об их деятельности пока не поступало, однако если есть подозрения, значит там также идет расследование, в рамках которого, кстати, проводится судмедэкспертиза, о которой много говорилось в последнее время.

Итак, пять субъектов. И никакого продвижения вперед. Лишь потенциальная возможность, что каждый из них на основе собственных исследований может сделать собственные выводы. На то, когда это может произойти указали лишь двое. Во-первых, это упомянутая судмедэкспертиза. Во время выступления Владимира Сивковича в четверг, 7 октября, он сообщил, что ее выводы, возможно, будут готовы 25 октября. Президент «Рудольфинерхауса» заявил вчера о трехнедельном сроке, требуемом заведению, которое он возглавляет на проведение всех необходимых экспертиз и консультаций.

Таким образом, новые сведения по этому делу поступят в лучшем случае накануне выборов. Однако, ввиду наличия большого количества «исследователей», и они могут оказаться весьма противоречивыми, что делает весьма пессимистичными основания надеяться на то, что в ближайшем будущем мы узнаем правду. В данном случае, похоже, начинает действовать, известный из экономики, эффект от масштаба, когда увеличение количества выпускаемой продукции перестает приносить увеличение прибыли. В нашем случае в качестве продукции выступают все, перечисленные выше, органы и комиссии, расследующие отравление народного кандидата, а в качестве прибыли – результаты этих расследований. Тем более, что количество никогда не означало качество.

С просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию, а также ответить на вопросы о том, могут ли эти результаты быть опубликованы до президентских выборов, и кому это может быть выгодно, мы обратились к известным украинским политологам и политтехнологам.

Кость Бондаренко, политолог: Мне кажется, что эта болезнь Ющенко останется одной из наибольших загадок в истории украинских выборов. И я думаю, что истину не удастся установить до конца ни до выборов, ни после выборов. Все равно найдутся люди, которые не поверят в версию врачей, все равно найдутся те, кто будет опровергать версии, будут искать новые факты и будут находить их, чтобы применять их к политической действительности. Слишком много у Виктора Ющенко как сторонников, так и противников, а потому любая человеческая слабость, болезнь и все, что абсолютно нормально воспринимается у нормальных людей, у политиков воспринимается именно сквозь политическую призму и поэтому обрастает мифами, слухами, какими-то неувязками, новыми версиями. Поэтому в любом случае тема болезни Виктора Ющенко в разгаре его президентской кампании останется покрыта ореолом таинственности.

Кроме того, ввиду того, что Виктор Ющенко является политиком, лидером, его болезнь сейчас воспринимается уже даже не как человеческое или какое-то социальное явление, а как политическое. А если есть политическое явление, то появляются люди, которые заинтересованы в том, чтобы набрать на нем максимум дивидендов. А для этого надо, чтобы эта болезнь обрастала все большим и большим количеством версий.

При этом трудно сказать, победе какого кандидата эта ситуация способствует – за этим, очевидно, надо обратиться к социологам, но мне кажется, что в данном случае эта болезнь не принесла особых дивидендов ни Ющенко, ни Януковичу. Сторонники первого еще больше утвердились в своей любви к нему, а его противники, и, соответственно, сторонники Януковича еще более отдалились от Ющенко.

Игорь Грынив, народный депутат Украини, фракция «Наша Украина»: Я думаю, что народ гораздо умнее, чем вы о нем думаете, поэтому он знает, как на самом деле обстоят дела с отравлением Ющенко. Это первое. А второе – вы же прекрасно понимаете, что это отравление является способом выведения кандидата из активной предвыборной кампании, а потому ни до выборов, ни после них мы не узнаем правды. Тем более, что чем профессиональнее это сделано, тем меньше следов. Поэтому я скептически отношусь ко всем комиссиям – международным, парламентским, докторским, – поскольку и так все прекрасно понимают, о чем идет речь. Все понимают, что за этим стоит, но надеяться на то, что какая-то комиссия сможет установить истинную причину этого отравления, найти какие-то следы и, тем более, схватить за руку того, кто это сделал, не приходится.

Виктор Небоженко, политолог: Диагноз будет поставлен не ранее, чем через год после того, как началось заболевание. Не ранее. Потому что, во-первых, диагнозы расходятся, а, во-вторых, потому что ставится диагноз атипичной реакции. Это дает врачам возможность до полного выздоровления либо до гибели пациента постоянно ставить какие-то противоречивые диагнозы. По настоящему только после всего процесса лечения, установления, на что какой орган реагирует, они смогут увидеть что-то конкретное. Не раньше. А то, что он будет лечиться не меньше года – это уже очевидно.

Если же говорить о том, кому сегодняшнее положение дел выгоднее, то следует отметить, что, так как окружение Ющенко первым задало интерпретацию того, что с ним произошло – отравление, – то этот диагноз быстрей вошел в общественное мнение и извлечь его оттуда теперь чрезвычайно тяжело. Такова специфика человеческого сознания – негативный диагноз лучше воспринимается, чем менее опасный. Кроме того, болезнь Ющенко дала ему возможность прорвать информационную блокаду, а диагноз – «отравление» – делает его как бы жертвой власти, а это само по себе общественное мнение всегда воспринимает не в пользу властей. Но при этом не надо думать, что я подозреваю в случившемся команду Ющенко. Я такого не говорил. Я думаю, что команда Ющенко такого бы делать не стала, ибо это уже был бы верх цинизма.

Я думаю, что это могла бы быть одна из третьих сил. Их у нас много сейчас. Слишком много политических сил сегодня не хотят видеть в качестве президента ни того кандидата, ни другого. Тем более, что кандидату от власти эта ситуация также не выгодна, ибо ему приходится оправдываться, что: а) я не отравлял или б) это не отравление. И то и другое является формой оправдания, а не наступательной позиции.

Владимир Полохало, политолог: Я думаю, что все-таки установить истину было бы выгодно Ющенко и его штабу, поскольку есть много оснований предполагать (только предполагать), что те изменения, которые в организме у него произошли, не могут быть случайными. Ему выгодно установить истину еще и потому, что он, так или иначе, на месяц выпал из политической борьбы. Ведь кампания последний месяц проходит фактически без Ющенко. Он лишился своего главного эффективного инструмента завоевания избирателей – личные встречи с ними. И парламентские и текущие выборы показали, что его рейтинг резко возрастал после интенсивных поездок по регионам. Для Ющенко с точки зрения победы в этой кампании это удар ниже пояса. И важно знать, кто этот удар нанес.

Судя по активной реакции «Эпицентра» и Дмитрия Киселева, который, по мнению многих наблюдателей, превращается в Киселева-Доренко, те, кто создает информационные поводы на национальных каналах и создает их интерпретации, трудно предположить, что их заказчики и создатели хотели бы установить истину. Это выгодно именно самому Ющенко, потому что его оппоненты добились главного – они выключили его из борьбы.