Европа за Босфором

Этот вопрос по-настоящему расколол европейский истеблишмент. Еврокомиссия рекомендовала странам-членам ЕС начать переговоры с Турцией о принятии этой страны в Евросоюз, однако сам процесс вступления может растянуться на 10-15 лет. Говоря "да" Анкаре, Брюссель снова употребляет многочисленные "если". Отмечая большой прогресс, которого достигла на пути к демократии Турция, авторы специального доклада Еврокомиссии предупреждают, что в вопросе соблюдения прав человека страна по-прежнему нуждается в пристальном внимании.

Произошло это в прошлую среду. Еврокомиссия представила доклад о начале переговоров по вступлению Турции в Евросоюз. Однако окончательное решение по этому вопросу будет принято на саммите ЕС в декабре.

Большинство экспертов отмечают чересчур эмоциональный тон дебатов о вступлении Турции в Евросоюз. Это, безусловно, не делает чести европейцам, наводит на грустную мысль о снобизме и двойных стандартах. Ведь при приеме новых государств в ЕС должны играть роль лишь те жесткие критерии, которые действуют в отношении всех кандидатов, а не какие бы то ни было еще правила. На протяжении многих десятилетий Турции отдавали должное как партнеру по НАТО, но отвергали ее как возможного партнера по Евросоюзу.

Первым политкорректное табу нарушил два года назад глава Конвента ЕС Валери Жискар д’Эстен, прямо заявивший, что Турция – это не Европа. Заявление ветерана европейской политики сочли его личным мнением, однако сейчас о нежелательности вступления Анкары говорят уже самые что ни на есть официальные лица – комиссар Еврокомиссии по внутреннему рынку Фриц Болкестейн ("вступление Турции взорвет ЕС") и комиссар по сельскому хозяйству Франц Фишлер. Открыто признать, что загвоздка в исламе, европейцы не готовы (ЕС – светская организация, и критерии членства никак не оговаривают конфессиональную принадлежность страны-кандидата), и в ход идут иные аргументы. Фишлер ударил по больному – единой сельскохозяйственной политике ЕС, которая вызывает самые горячие споры среди стран-членов. Комиссар указал, что в случае вступления Турции в ЕС она имеет право на ежегодные аграрные субсидии в размере 11,3 млрд. евро. Это больше, чем получают все десять стран, вступивших в этом году.

Интересно, что сближение Анкары с Европой обсуждается уже больше сорока лет. Турцию, форпост Запада на Ближнем Востоке, обещали когда-нибудь пригласить в сообщество европейских наций еще в 1963 году. И вплоть до недавнего времени такие обещания можно было давать совершенно свободно: Анкара, где правили военные, а курды официально считались людьми второго сорта, находилась настолько далеко от европейских критериев демократии, что говорить было просто не о чем. Однако в последние годы Турция действительно совершила мощный рывок, изо всех сил пытаясь выполнить условия ЕС. Кроме того, ЕС принял в свои ряды страны, которым целый ряд зачетов по демократии и экономике поставили авансом.

Понятно, что как только возможность членства стала обретать реальные очертания, в Европе вспыхнула бурная дискуссия на тему, чем чревато присоединение 70-миллионой мусульманской страны. Наиболее грозно выступила Франция. Без паркетных расшаркиваний Париж ясно дал понять, что позволит Турции вступить в ЕС не раньше,чем через 15 лет. Да и то, если Франция даст положительный ответ на референдуме по данному вопросу. Эту позицию озвучил министр финансов Франции Николя Саркози. Его заявлению предшествовало негативное высказывание французского премьера Жан-Пьера Раффарена: "Вы действительно хотите, чтобы в светское русло влился поток ислама?". При этом Раффарен, конечно же, и не думает делить европейцев на мусульман и немусульман. Однако французы сомневаются в возможности дальнейших реформ в стране с подавляющим большинством мусульманского населения…

Думаю, что с французской точкой зрения все понятно. А вот может ли Турция положиться на Германию? С одной стороны, обещание, данное Анкаре канцлером ФРГ во время государственного визита на берега Босфора, было четким и ясным. Тем не менее, оно не может служить гарантией скорого приема Турции в ЕС. Слишком уж много вопросов остаются открытыми. Однако слова канцлера оказались очень важны в тот момент, когда туркам приходится выступать в роли надоедливых просителей во время жарких дебатов о расширении ЕС.

По мнению немецких политологов, канцлер Шредер делает заявления, которые могут дорого обойтись. Если Турция вступит в ЕС, придется ежегодно перечислять ей десятки миллиардов евро в качестве аграрной и структурной помощи, причем львиную долю этих сумм внесет ФРГ. Кто должен платить за это, у кого сыщется столько денег?

Таким образом, в Германии возможный прием Турции в ЕС продолжает вызывать острые дискуссии. Ведущие политики ХДС/ХСС и СвДП считают, что прием Турции в полноправные члены Евросоюза нанесет урон этой организации. В частности, заместитель председателя парламентской фракции ХДС/ХСС в Бундестаге Вольфганг Шойбле указывает, что прием Турции сделает недееспособной всю внешнюю политику союза. В интервью газете "Вельт ам зонтаг" он отметил, что существуют другие возможности сотрудничества с Анкарой без ее полного членства в ЕС. Министр внутренних дел Баварии Гюнтер Бекштайн также считает, что прием Турции в ЕС создаст неразрешимые проблемы в вопросах обеспечения безопасности. Руководитель парламентской фракции СвДП Вольфганг Герхардт считает постановку вопроса преждевременной, поскольку в Турции еще не решены вопросы построения правового государства и соблюдения прав человека.

В то же время депутат Европарламента от немецких "зеленых" Чем Эздемир полагает, что реформы в Турции должны найти поддержку в Европе. Отказ от приема в ЕС будет иметь негативные последствия для самой Европы, ибо в этом случае в Турции к власти могут прийти исламистски настроенные силы. За начало переговоров с Турцией выступает и бывший министр обороны ФРГ Фолькер Рюэ (ХДС).

При желании колебания европейцев понять можно. Ведь отказать Турции – значит, сохранить "чистоту рядов", но толкнуть Анкару в объятия исламистов с непредсказуемыми для Европы последствиями. Нужно ли это в эпоху международного терроризма? Этакий обиженный сосед калибра и амбиций Турции?! Пригласить ее – поставить под сомнение культурно-исторический базис европейской интеграции, размыв традиционное понятие о Европе и внедрив внутрь Старого Света мощную исламскую (то есть чуждую, с точки зрения большинства жителей континента) составляющую. Иными словами, вопрос в том, что есть Европа и где пролегают ее границы.

Турция же, то обижаясь, то прощая старушке Европе ее "возрастной маразм" и излишнюю эмоциональность, как его следствие, пытается рассеять опасения европейцев. Турецкий представитель при ЕС Огуз Демиралп недавно в интервью газете "Берлинер цайтунг" заявил, что вступление его страны в ЕС не будет означать многомиллионной волны переселенцев из Турции в Германию. Анкара введет ограничения для свободы перемещения рабочей силы. Такие ограничения, в частности, были введены в Польше при вступлении ее в ЕС. Его правительство, напротив, заявил Демиралп, в связи с улучшением уровня жизни в Турции, ожидает переселения мигрантов из ЕС. В экономическом плане, по мнению Демиралпа, Европейский Союз только выиграет, приняв в свои ряды Турцию. "Турция будет не обузой, а ценным приобретением для ЕС", – указал он. Если учесть, что помощь Брюсселя бедным регионам и субсидии в аграрный сектор достаточно ограничены, Турция может стоить Евросоюзу гораздо меньше, чем некоторые другие страны, принятые в эту организацию в последнее время.

Возникшую в последнее время дискуссию о соответствии турецкого уголовного права нормам ЕС Демиралп назвал "недоразумением". По его словам, Анкара не собиралась причислять, к примеру, нарушение супружеской верности к уголовным преступлениям. Реформа вводит в Турции многие европейские стандарты уголовного права.

Для воплощения в жизнь Копенгагских критериев Турция приняла ряд поправок в Конституции. Было решено начать телерадиовещание на курдском языке и открыть для немусульманского населения страны места для отправления религиозных культов. Смягчены условия содержания заключенных. В настоящее время идет работа над принятием нового Уголовного Кодекса, что является одним из пунктов Копенгагских критериев. Недавно премьер-министр Турции Реджеп Таип Эрдоган заявил: "Я даже не думаю о гипотетической возможности отказа Турции со стороны ЕС. Если по отношению к Турции будет принято подобное решение, то это будет исторической ошибкой и несправедливостью".

Европа вяло соглашается с доводами турок. Она все равно боится. Ведь Турция – первое крупное исламское государство, которое планируется принять в ЕС. Чем выше численность ее населения, тем ниже уровень жизни в ней. В 2015 году в мире будет 80 миллионов турок. Реформы на бумаге не уравновесят ни неимоверно больших потоков миграции, ни культурных различий…

Какой интерес для Украины представляет столь живо дискутируемый турецкий вопрос? Я бы сказала – прямой. Украина – не Турция (да простят меня за перефразирование). Но, как не парадоксально, будущее наших если и не детей, то уж точно внуков зависит от того, как ЕС будет строить отношения с Турцией. Ведь ни для кого не секрет, что будущее большого европейского проекта зависит от того, как сложатся отношения Евросоюза с тремя крупнейшими странами, исторически связанными со Старым Светом, но не входящими в ЕС – Турцией, Украиной и Россией. По мистическому стечению обстоятельств время принятия решений, касающихся отношений с каждой из трех стран, почти совпало – это нынешняя осень.

У нас, безусловно, другие, отличные от Турции, составляющие сотрудничества. К примеру, никто не сомневается в европейском характере нашего государства. Однако оно, увы (а может, к счастью) слишком велико, чтобы Европа могла легко его, проглотить, не подавившись. Как и у Турции, у Украины есть существенные политические и экономические проблемы. А еще нас роднит тот факт, что рано или поздно Украина так или иначе будет втягиваться в европейскую орбиту. И ни в какую другую. Возможно, сейчас это утверждение вызовет у кого-то скептицизм, однако, думаю, вопрос лишь в скорости этого процесса.

Вот, к примеру, мнение наших основных евролоббистов – поляков: "Турция должна вступить в ЕС не отдельно, а в блоке с Украиной". Такое заявление на этой неделе в Брюсселе сделал лидер польской партии "Самооборона" Анжей Леппер, который принимал участие в Европейском конгрессе сельского хозяйства. "Мы не должны забывать про Украину, если принимаем Турцию", – заявил он в интервью журналистам и добавил, что его партия поддерживает расширение ЕС и принятие в его члены Болгарии, Румынии и Хорватии. В то же время, Леппер назвал ошибкой вступление Польши в ЕС без Украины…

Многим ЕС уже кажется громадным чудовищем с 450 млн. граждан и 25 странами. В 2007 году намечается новое расширение, и в ЕС будут приняты Румыния, Болгария и, возможно, Хорватия. Прибавьте к этому грандиозную задачу по интеграции 10 новых членов, которая будет стоить десятки миллиардов долларов в виде ежегодных субсидий на протяжении последующих лет, и многие скажут, что перекройка границ должна остановиться. Что ж, время покажет, кто прав.

А пока, как это ни мучительно для Брюсселя, он начинает переговоры о членстве с Анкарой. И, как это ни дико звучит, приятие Турции в ЕС практически перенесет границы таких давних членов Объединенной Европы, как Франция и Германия, на порог Ирака и Сирии... Понятно, что даже в случае положительного хода переговоров они займут не менее 10 лет. Ныне же у подавляющего числа европейцев Турция ассоциируется со старым чемоданом без ручки. Правда, с поправкой на современные политические реалии бросить его не так жалко, как страшно.