Отравленная кампания (обновлено)

Никто и не ожидал, что президентская кампания станет демократичным, честным и прозрачным состязанием политических платформ, идеологий, аргументов различных кандидатов. Но никто также не прогнозировал, что главной особенностью нынешних выборов станет медицинский фактор, связанный со здоровьем лидера "Нашей Украины" Виктора Ющенко. Как повлияет на имидж Ющенко токсикологическая составляющая его избирательной кампании? Повысилась ли популярность Виктора Андреевича после опубликования информации об его отравлении?

Сначала попробуем проанализировать позитивные (простите за цинизм) последствия распространения информации о проблемах со здоровьем оппозиционного кандидата. Можно выделить три основные идеологеммы, способствующие повышению популярности Ющенко в посттоксикологический период.

Первая: "отравленный кандидат". Данная идеологемма базируется на том, что власть настолько боится победы лидера оппозиции, что применила чисто византийские методы борьбы с неугодным политиком. Ему подсыпали, подлили или ввели воздушно-капельным путем некое отравляющее вещество. "Власть отравила Ющенко" – это достаточно привлекательный публичный образ, поскольку народ любит обиженных. Неизвестно, до какой степени он любит отравленных, но, по аналогии, можно сделать такой же вывод. Скорее да, чем нет.

Вторая: "мужество". Ющенко чудом выжил и не собирается отказываться от дальнейшей борьбы. Получается образ волевого кандидата, который в тяжелейших условиях готов продолжать президентскую гонку. Его не пугает информация о возможности повторения попыток покушения, озвученная Олегом Рыбачуком ("в Киев приехал киллер по кличке "Ангел") и Юлией Тимошенко ("власть не остановится ни перед чем"). Особенно выгодно Ющенко смотрится на фоне инцидента со своим основным электоральным конкурентом – Виктором Януковичем. Премьер, который превосходит Виктора Андреевича по набору внешних признаков мужественности, повел себя "странно" во время "яичной атаки". Сам повод настолько удобен для обыгрывания в ходе контрпропаганды, что подвернувшуюся возможность оппозиция использовала на все сто процентов. И даже больше.

Третья: "мученик". Виктор Андреевич пострадал за свои убеждения. Он мученик. Этот образ прекрасно вписывается в создаваемый имиджмейкерами "НУ" политический брэнд Ющенко. В новейшей украинской электоральной истории еще никто так удачно не эксплуатировал данный образ. После отравления тема мучения получила визуальное подтверждение: внешний вид, дикция, слезящиеся глаза. Команда Виктора Андреевича, не дожидаясь окончательного выздоровления Ющенко, допустила его участие в публичных мероприятиях, что позволяет сделать заключение о преднамеренной эксплуатации образа "мученика".

Нетрудно заметить, что упомянутая нами "триада" базируется на теории об умышленном отравлении Виктора Ющенко. Нельзя допустить, чтобы тема "самоотравления" даже рассматривалась в версионном ключе. Вот это как раз и есть главный недостаток эксплуатации "токсикологического брэнда" в избирательной кампании. На нем мы остановимся чуть позже, а пока проанализируем другие негативные последствия "отравленного имиджа".

Во-первых, в связи с состоянием здоровья Виктор Андреевич лишен возможности принимать непосредственное участие в предвыборных поездках по регионам. Это существенный недостаток, поскольку основная стратегия кампании Ющенко базировалась на непосредственном участии лидера "Нашей Украины" в электоральных мероприятиях. Пока неизвестно, как долго продлится его лечение в Австрии. Глава центрального избирательного штаба Александр Зинченко обещал, что уже 5 октября Ющенко вернется к активной предвыборной жизни. Но, судя по всему, сроки возвращения в строй лидера "НУ" переносятся. Запланировано, что 8 октября Виктор Андреевич появится в Луцке (Волынская область). На 10 октября предусмотрена поездка Ющенко по Тернопольской и Львовской областям. При этом, в связи с состоянием здоровья кандидата, визит будет проходить по сокращенной программе. Понятно, что западные регионы Украины, где Ющенко особенно популярен, выбраны для возобновления тура кандидата по стране неслучайно. Именно там он должен получить заряд "народной любви", чтобы реабилитироваться. Однако, если рассматривать данные мероприятия с точки зрения электоральной эффективности, то они бьют мимо цели. Какой смысл агитировать тех, кто и так готов голосовать? Другое дело – проблемные (для Виктора Андреевича) регионы страны: Донецкая, Харьковская, Луганская и Днепропетровская области.

Во-вторых, физическое отсутствие лидера, а также частичная утрата им работоспособности привели к обострению борьбы за влияние на Ющенко в его окружении. Наблюдатели уже отметили перестановки, которые произошли в центральном штабе Виктора Андреевича: Александр Зинченко потеснил на второй план Романа Безсмертного, который на протяжении двух лет выстраивал организационно-идеологическую структуру поддержки Ющенко. После повторной госпитализации Виктора Андреевича в Австрии, похоже, доминирующую роль в штабе Ющенко стала играть Юлия Тимошенко. Мы понимаем, что стравливать окружение лидера "НУ" – излюбленная технология "кризисных менеджеров". Тем не менее, приходится констатировать усиление роли Юлии Владимировны. Она, кстати, в настоящее время тоже болеет. Пугаться не надо. Болезнь Тимошенко имеет сугубо вирусное происхождение. Несмотря на состояние здоровья, Юлия Владимировна значительно укрепила свои позиции. Она:

· добилась закрытия медиа-проекта, стартовавшего еще при Безсмертном (газета "Без цензуры"), и направления освободившихся средств на свое издание – "Вечерние вести";

· усилила свое присутствие в региональных избирательных штабах Ющенко. При этом прежние руководители электоральных структур оказались без работы. Естественно, на этой почве возник конфликт;

· лоббирует идею переименования коалиции "Сила народа" в БЮТ – "Блок Ющенко–Тимошенко". Комментарии, как говорится, излишни;

· добавила агрессивности в предвыборные действия штаба Ющенко. Нетрудно заметить, что инцидент в типографии "Новая печать" – это оперативное мероприятие в стиле Юлии Тимошенко. Ее почерк: захватить и удерживать. Вспомним захваты центрального телевидения и Администрации президента, которые состоялись пару лет назад при активном содействии Юлии Владимировны. Кстати, ни Зинченко, ни Ющенко пока официально не отреагировали на данный случай. Есть основания утверждать, что они были не в курсе.

В-третьих, болезнь лидера оказывает деморализующее воздействие на морально-психологическое состояние членов избирательной кампании. Повышенная агрессивность, истеричность, концентрация внимания на второстепенных деталях, подозрительность не способствуют четкой и слаженной работе.

И, наконец, чрезвычайно трудно поддерживать "токсикологический формат" предвыборной кампании, поскольку началась активная контригра со стороны оппонентов Виктора Андреевича. Речь уже не идет об идеологическом противостоянии. Разворачивается настоящий медицинский триллер. Главная цель контригры – убедить избирателей в том, что Виктор Андреевич отравился сам, а затем его убедили использовать свою болезнь в предвыборных целях. Кампания по дискредитации версии об отравлении Ющенко идет технически грамотно. Появилось заявление от имени австрийской клиники, где лечился Виктор Андреевич. Передано оно было по каналам уважаемого информационного агентства "Рейтер". Позднее агентство опубликовало опровержение: дескать, документ поступил не из клиники и, следовательно, был сфальсифицирован. Но есть еще пресс-конференция, на которой руководство венского медицинского учреждения публично подтвердило: однозначно утверждать, что Ющенко был отравлен, нельзя. Может быть, да, а, может быть, и нет. Не надо обвинять венских медиков в двойственной позиции. Дело достаточно деликатное. В конце концов, на кон поставлена репутация клиники. Хотя бы потому, что если бы у пациента были ярко выраженные симптомы отравления токсическими веществами, то руководство "Рудольфиннерхаус" должно было поставить в известность полицию. Этого не было сделано.

Идем дальше. Ющенко завил, что его отравила власть. Власть, как известно, – понятие достаточно абстрактное, а обвинение должно быть конкретным. Установлено и подтверждено, что накануне отравления Виктор Андреевич ужинал в "тесном" кругу с руководителями СБУ – Игорем Смешко и Владимиром Сацюком. По словам пресс-секретаря Ющенко Ирины Геращенко, "через несколько часов после ужина ему стало плохо". Вопрос: почему Виктор Андреевич в своем выступлении не назвал конкретные фамилии? Почему фракция "Наша Украина" не стала требовать отставки этих руководителей? Это тоже очень слабое место в версии об умышленном отравлении кандидата в президенты.

Следующий момент: инициатором проведения "тайной вечери" в "штаб-даче" СБУ был человек из ближайшего окружения Виктора Андреевича – Давид Жвания. Уже после отравления его убрали из центрального избирательного штаба Ющенко. Затем он долгое время не являлся на заседание парламентской следственной комиссии, занимающейся токсикологическим делом. 5 октября глава этой структуры, народный депутат Владимир Сивкович сделал любопытное заявление. По его словам, член фракции "Наша Украина" Александр Третьяков, который входит в состав следственной комиссии, передал реакцию Жвании на отравление Ющенко. Как выяснилось, Давид Жвания отрицает отравление. "Это было для нас новостью", – признался Сивкович. Он также не исключил, что депутат Жвания может не явиться на заседания комиссии до конца избирательной кампании, так как в его распоряжении нет соответствующих рычагов влияния. Итак, Давид Жвания, инициатор встречи Виктора Ющенко с руководством СБУ в неформальной обстановке, сопровождавшейся приемом пищи, отрицает, что Виктора Андреевича отравили. Но об этом сказал не он лично, а его товарищ по фракции. Когда статья уже была написана, появилась информация, уточняющая высказывание господина Жвании: "Председатель парламентской комиссии по отравлению Виктора Ющенко Владимир Сивкович опроверг сообщение ряда провластных СМИ, что член "Нашей Украины" Давид Жвания отрицает версию отравления Ющенко". По словам Сивковича, "информация на телеканалах выглядела, будто депутат Третьяков заявил комиссии о том, что депутат Давид Жвания не верит в возможность отравления кандидата Виктора Ющенко". "Для того чтобы сохранить объективность и честность в расследовании, я уточняю. Депутат Третьяков сказал, что Жвания не верит в отравление Ющенко, которое могло состояться во время встречи с руководством СБУ на даче Сацюка", – подчеркнул Сивкович. Справедливости ради отметим, что сообщение о словах Жвании было передано вчера информационным агентством "Интерфакс-Украина" именно в первой интерпретации: "Жвания не верит в отравление Ющенко". Насколько можно судить по контексту "информашки", высказывания Сивковича приводились дословно. Без Сацюка и Смешко. Вот отрывок из этого сообщения.

"Заголовок: Парламентская комиссия по расследованию отравления Ющенко может предварительно отчитаться в четверг – Сивкович

Текст: "В.Сивкович также сообщил, что в ходе заседания был заслушан член комиссии Александр Третьяков (фракция "Наша Украина"), который ответил на вопрос комиссии о реакции депутата Давида Жвании на отравление Виктора Ющенко. "Жвания отрицает отравление. Это для нас было новостью", – сказал В.Сивкович."

А если откровенно, то обращаться с такой информацией надо аккуратнее как ньюсмейкерам, так и журналистам. Если есть свидетельство Третьякова, значит его нужно оформить в письменном виде. Тем более что речь идет о пересказе мнения другого человека. Да еще это мнение может сыграть чуть ли не ключевую роль. Недаром же сам Сивкович был так удивлен, получив данную информацию. И если он решил сообщить ее журналистам, то следует внимательно следить за речью.

Теперь перейдем к версиям, которые рассматриваются парламентскими следователями. По словам Сергея Шевчука, главной версией комиссии Сивковича является предположение о системном вирусном поражении, которое подтверждается и австрийскими специалистами. Насколько мы можем судить, вирус не является ядом и имеет естественное происхождение. Тем не менее, его можно использовать для отравления организма. И вот тут дело приобретает исключительно неприятный для Виктора Андреевича оборот. Доказать факт отравления можно с помощью судебно-медицинской экспертизы. Но после отравления уже прошел месяц (если предположить, что это было сделано в ночь с 5 на 6 сентября). Конечно, существуют яды, которые на протяжении длительного времени не выводятся из организма человека. Все мы смотрим детективы и знаем, что факт отравления устанавливается даже после смерти человека.

Однако в случае с Ющенко, похоже, рассчитывать на обнаружение явных и четких доказательств очень трудно. Вряд ли результаты экспертизы будут однозначными. В лучшем случае, будет формулировка "не исключено". Особенно, когда доминирующей станет версия о "системном вирусном поражении". Даже если выводы австрийских медиков будут однозначными, то, естественно, правоохранительные органы Украины потребуют повторного проведения обследования уже на территории страны. Это означает, что вплоть до дня голосования (31 октября) версия об умышленном отравлении Ющенко будет подвергаться сомнению. Более того, нельзя исключать запуска целого ряда других, компрометирующих гипотез. Например, готовится "косметологический вариант". Якобы Виктору Андреевичу неудачно сделали в одной из косметологических клиник уколы, способствующие разглаживанию мимических морщин. Отсюда и такой внешний вид. Ну а о версии употребления кандидатом несочетаемых в нормальном желудке продуктов все уже наслышаны.

Вывод: если команда Ющенко продолжит кампанию в навязанном им формате "докажите, что отравили", то значительные ресурсы и силы будут отвлечены на "негодный объект". Никто не говорит о том, что здоровье – это негодный объект. Просто сбор доказательств, подтверждающих данную версию, переводит избирательную борьбу в иную, криминально-токсикологическую, а не политическую плоскость. Вот и все…

Впрочем, еще не все. Тема "переключения внимания" субъектов избирательной кампании на "негодный объект" будет неполной, если мы не упомянем об инциденте с сыном Валерия Пустовойтенко. Обо всех перипетиях конфликта писать не будем. И так уже написано немало. Ворвались, избили, арестовали продукцию, пригнали "Беркут", привели представителя Центризбиркома, приплели порнографию, разжигание антиамериканских и межнациональных страстей. В общем, получился очередной предвыборный "блокбастер". Валерия Павловича можно понять. У него не может быть непредвзятого отношения к случившемуся. Пострадал его сын. Но в результате он откровенно стал работать на основе технологии "негодный объект", которую ему технично навязали радикалы из "Нашей Украины" и БЮТ. Руководитель предвыборной коалиции единого кандидата выясняет: кто кого бил, можно ли назвать продукцию, которую печатали в типографии "Новая печать", порнографией и так далее. Штаб Ющенко повелся на медицинскую тему, а руководитель коалиции – на полупорнографическую. Давайте подискутируем, что нужно считать порнографией, а что – эротикой. С помощью Николая Томенко и слайдопроектора порассуждаем, как надо показывать обнаженных женщин: по грудь, по пояс или ниже тоже можно.

Вот появилось заявление генерального директора комбината "Новая печать" Владимира Клименко по поводу порнографии в ответ на заявление Томенко: "Со всей ответственностью заявляю, что на комбинате действительно печатают журналы эротического характера "Silvia", "Тайна" и "Соблазн". Они имеют соответствующие лицензии Госкомитета информационной политики, телевидения и радиовещания и специальные экспертные свидетельства, заверенные специалистами МВД, министерства юстиции и министерства культуры. В соответствии с требованиями законодательства, на журналах напечатана ссылка, что их продажа запрещена лицам, не достигшим 18 лет. Кроме того, в исходных данных этих изданий указано, что по своему содержанию и фотографиям они соответствуют категории "18", утвержденной постановлением Кабмина №294 от 28 марта 2001 года. Кстати, проект этого постановления готовил Николай Жулинский, а подписывал его премьер-министр Виктор Ющенко. Возможно, именно на них должен направить свой гнев Николай Томенко?".

Классика жанра. Почему бы не проанализировать, что еще подписывал премьер Ющенко? Содержатся ли элементы порнографии и насилия в книге Николая Томенко "Теория украинской любви"? Кто с кем встречался в августе 1999 года, и как эти встречи влияют на линию, проводимую коалицией политических партий, поддерживающих Виктора Януковича? Сколько депутатов необходимо, чтобы обеспечить противодействие оппозиции в районе склада с готовой продукцией в ночное время? Почему простыл парламентарий Ларин, дежуривший ночью у склада? Как эффективно наладить сотрудничество со спецподразделениями милиции, прибывшими на место "преступления"? Могут ли рядовые граждане материть депутатов, которые приходят с обыском на предприятие? Что сказал Юрий Оробец, когда ударился о дверной косяк? Вправе ли народные избранники изымать понравившиеся им образцы эротической продукции?

Вывод: Валерия Пустовойтенко переключили на "негодный объект". Теперь смысл избирательной кампании Януковича сводится к разборкам вокруг типографии. Вот теперь все…