Полускандал-полукризис

Рынок нефтепродуктов в Украине традиционно является "ахиллесовой пятой" отечественной экономики, которая накануне выборов автоматически переходит в политическое пространство. Нынешняя осень не стала исключением из правила. Кабмин совершает героические попытки предупредить рост цен на нефтепродукты, остановив их на нынешнем, хоть и нежелательном, но приемлемом уровне. Пусть даже путем непопулярного госрегулирования.

Благая идея о создании ВИНК также, вне сомнения, при своем зарождении имела цель диверсифицировать риски и в результате дать Украине большие гарантии стабильности в данной сфере. Однако последние события вокруг наибольшего в Украине Кременчугского НПЗ грозят дестабилизировать рынок, поставив под угрозу потуги правительства сохранить цены на нынешнем уровне хотя бы до ноября.

Скандальное увольнение с должности главы правления Павла Овчаренко, спорное, хотя пока что временное назначение на вакантную должность Сергея Глушко, появление информации относительно переориентации вектора поставок сырья – все эти факторы не могут не будоражить рынок. Действительно, Кременчугский НПЗ контролирует 30-35% рынка Украины, в первом полугодии этого года он увеличил переработку нефти на 6% по сравнению с аналогичным периодом 2003 года – до 3547,2 тыс. тонн. Поэтому любые потрясения, несомненно, скажутся на отрасли в целом. Скандальный характер "Кременчугской революции" уже поставил под сомнение прозрачность отношений "государство – собственник", что вряд ли позитивно скажется на взаимоотношениях власти и крупных игроков рынка. Показательным в этом плане является осторожная поддержка Павла Овчаренко со стороны ТНК, "ЛУКойла" и "Альянса".

Однако нынешняя реакция рынка на скандал вокруг Кременчугского НПЗ является лишь малой долей того, чего можно ожидать. Ведь ситуация вокруг поставок сырья на завод является крайне неопределенной. Так, Украина при наиболее оптимистичном раскладе может поставить на НПЗ лишь треть необходимого сырья. Однако вытеснение "Укрсиббанка" из предприятия может поставить под угрозу и этот недостаточный объем. Будущее поставок татарской нефти также пока непонятно. Однако, даже в случае сохранения их уровня, Татарстану для полной загрузки предприятия потребуется увеличение доли татарской стороны в общем экспорте сырья из Российской Федерации. Подобное положение вещей вряд ли будет на руку остальным российским игрокам на украинском рынке, в частности, более могущественным "ЛУКойлу" и "ТНК", которым придется уступить свою долю.

Подобный расклад повлечет за собой латентный конфликт между российскими компаниями, из которого татарская сторона вряд ли выйдет победителем. В то же время даже намек на подобное распределение может повлечь за собой ужесточение ценовой политики компаний в ответ на возможные риски уменьшения ввоза нефти.

Информация относительно возможности использования калмыцкой или ливийской нефти вызывает лишь удивление. Действительно, "Нефтегаз Украины" активно пытается закрепиться в Калмыкии. Было заявлено, что НАК планирует приобрести 50%-й пакет акций компании "Калмойл", которая, к слову, никак не является ведущей. "Нефтегаз" интересуют пять нефтяных участков в Калмыкии, в том числе Черноземельский, Яшкульский, Юстинский и Лаганский.

Однако, даже с учетом того, что последний участок выходит на Каспий, вряд ли украинской компании удастся серьезно закрепиться на этом рынке, так как там она встретит значительную конкуренцию. Например, от той же "Татнефти", которая последние годы пытается выйти на слабо разведанные месторождения республики Калмыкия. Более того, изначально Кременчугский НПЗ ориентирован на переработку сырья с высоким содержанием серы, которой славится татарская нефть, нефть же Калмыкии богата парафинами. Да и поставки нефти из этого региона, хотя и очень перспективны, однако мало соответствуют текущему моменту. Поставки ливийской нефти вообще на сегодня выглядят более чем фантастично.

В такой ситуации более чем естественно выглядит желание основных участников рынка перестраховаться. Естественно, уменьшение количества выпускаемой продукции Кременчугским НПЗ вызовет ее дефицит в общегосударственном масштабе, который остальные компании, исходя из имеющихся возможностей, покрыть просто не смогут. Трудно даже представить, как может отреагировать рынок, и так временно и не особенно успешно сдерживаемый госрегулированием на подобные изменения конъюнктуры.

А если добавить к этому неутешительные мировые тенденции, напряженную ситуацию вокруг Дрогобычского НПЗ, то лихорадка рынка представляется почти что неизбежной. Подобная ситуация крайне невыгодна Кабмину, так как возможный скачок цен, судя по всему, придется на ноябрь 2004 года, как раз ко второму туру президентских выборов. Более того, подобная ситуация может существенно разредить количество союзников Виктора Януковича в большинстве, что также вряд ли выгодно действующему премьеру.

Однако, судя по всему, Кабмин пытается выдержать паузу, формально отстранившись от этого конфликта, полагаясь на самоурегулирование ситуации. Вряд ли подобная тактика принесет плоды, так как еще большее увеличение цен на нефтепродукты поставит под угрозу выполнение предвыборных установок Виктора Януковича. Естественно, можно апеллировать к трудностям создания украинской в необозримом будущем самодостаточной ВИНК, которая позволит государству более жестко контролировать рынок, однако вряд ли это станет достаточным аргументом для обывателей при резком скачке цен.