Операция реанимация?

Итак, парламентское большинство почило в Бозе. Что бы ни говорилось о наличии в нем еще 230 штыков, которые так и не написали заявления о выходе. Подобные оптимистические заявления воспринимаются не более чем попытка сберечь то, чего почти полгода уже и так не существует. De facto, как принято говорить, когда речь идет об этом проявлении украинского парламентаризма. Да и 230 нардепов, юридически все еще остающихся в рядах большинства, – это предел, который, похоже, уже, кроме Степана Гавриша, никого не интересует. Большинство, как парламентское явление, на данном этапе умерло. Оно не работает, то есть не способно принимать консолидированные самостоятельные решения. Правда, смерть пока что можно назвать клинической. Но стоит задуматься, а нужно ли большинство реанимировать?

Для чего оно создавалось? В любой стране, где существует парламентская демократия, этот институт предназначен для формирования и законодательной поддержки правительства, а также для эффективной работы парламента как такового. Говоря о Верховной Раде, следует отметить, что в ее случае основополагающим стал именно первый фактор. Большинство там создавалось, прежде всего, для распределения министерских кресел, а также президиума Верховной Рады. У сил, представляющих первоначально провластную коалицию, была цель не допустить в правительство представителей оппозиции. И с этой функцией оно прекрасно справилось. При этом сегодняшний раскол никак не способен повлиять на такое распределение ввиду того, что у парламента попросту нет соответствующих полномочий. И даже расторжение коалиционного договора, на основе которого происходило распределение кабминовских мест, не может ничего изменить, ибо это не законодательный акт, а лишь способ координации действий народных избранников.

Была выполнена и еще одна немаловажная задача – изначально в президиуме также не оказалось ни одного оппозиционера, а потому все процессуальные рычаги оказались в руках все тех же "большевиков". Это уже позже вице-спикер Зинченко откололся от СДПУ(о) и переметнулся в стан "врага", а место первого вице-спикера, освободившееся после назначения Васильева генеральным прокурором, занял представитель коммунистов.

Дополнительно можно выделить и еще две цели: принятие конституционной реформы и поддержка на президентских выборах кандидата от власти. Собственно, здесь и начались проблемы. Конституционная реформа в результате потерпела фиаско, и избежать выдвижения лидеров сил, участвующих в большинстве, также не удалось. Если с Сергеем Тигипко и Валерием Пустовойтенко в конце концов получилось договориться, то Анатолий Кинах не внял уговорам (если они были) и таки пошел самостоятельно, при этом постоянно выступая с критикой действующей власти. Да и Владимир Литвин, изначально отказавшийся от президентских амбиций, оказался куда более серьезным игроком, чем от него этого поначалу можно было ожидать. Он сделал ставку на парламентские выборы 2006 года, возглавил партийную структуру и неуклонно стал работать на увеличение своего влияния в Верховной Раде. При этом число реверансов в сторону большинства попытался свести до минимума.

В этот момент и стало понятно, что большинство в том виде, в котором оно создавалось, себя "пережило", как сказал в комментарии "Версиям" политолог Кость Бондаренко. Оно утратило те невидимые силы, которые его объединяли. Стало очевидно, что политическая реформа в Верховной Раде откровенно не выгодна никому из представителей крупных политических сил, чьи лидеры стали основными претендентами на высший государственный пост: ни Ющенко, чего тот никогда и не скрывал, ни Януковичу, который, хотя и выступал с заявлениями о необходимости ее проведения, но делал это скорее для усыпления бдительности гаранта конституции. К тому же после указанных телодвижений некоторых представителей большинства поддержка единого кандидата также была поставлена под сомнение. Впрочем, как и сам факт необходимости такой поддержки – по данным всевозможных соцопросов, уровень доверия населения к Верховной Раде не превышает 5-7%.

Если же вспомнить о еще одном немаловажном вопросе, который предстоит рассматривать парламенту в самое ближайшее время – законопроекте о государственном бюджете на 2005 год, – то сегодня уже очевидно, что принимать его придется не волей единого большинства, а путем договоренностей между несколькими центрами влияния. Не исключено, что такой порядок принятия на самом деле окажется более выгодным для некоторых политических сил и их лидеров, ведь в таком случае вместо прозрачности этого процесса они получат возможность крутить некие закулисные комбинации с вполне определенной выгодой для себя.

Таким образом, сегодняшнее состояние парламентского большинства представляется более логичным, чем если бы оно по-прежнему пыталось идти в одной упряжке. А потому особый смысл продолжать это движение исчезает. Если оно какое-то время и наблюдалось, и процесс распада не начался раньше, то это скорее по инерции, чем по воле представителей большинства.

Ситуация усугубилась последними заявлениями, сделанными Степаном Гавришем и лидером фракции НАПУ Михаилом Гладием. Так, Степан Богданович, участвуя вчера в программе "С глазу на глаз" в эфире радио "ЭРА" прямо обвинил в развале большинства спикера Верховной Рады Владимира Литвина. "Председатель Верховной Рады Украины сделал все, чтобы большинство распалось", – заявил Гавриш. И добавил, что после заявления фракции Народной аграрной партии Украины о приостановке членства в парламентском большинстве "стало понятно, что председатель максимально дистанциируется от большинства".

В ответ на это Михаил Гладий заявил сегодня, что объясняться перед обществом нужно как раз Гавришу. "Пусть объяснит, как благодаря его усилиям распалось большинство", – сказал Гладий. По его словам, аграрии были убеждены в том, что руководитель большинства "это рабочая лошадка", которая должна согласовывать все вопросы, решения, "а не светиться на экране как лидер из лидеров". Гладий подчеркнул, что именно такое поведение Степана Гавриша привело к тому, что большинство имеет сегодня такой результат. "Нас это уже не тревожит, пусть думают те, кто остался в большинстве, почему так произошло", – подчеркнул лидер фракции НАПУ. И совсем уж не дипломатично добавил, что "Литвина никто не поменяет, а Степан Гавриш, видимо, слетит со своей должности".

При этом Гладий сообщил, что до сих пор никто даже не пытался вести переговоры с фракцией с целью возвращения ее в парламентское большинство, что фракцию не приглашали на встречу с президентом, которая состоялась вчера. "У нас есть позиция, кто хочет, пусть с нами говорит, но пока еще никто не пытался", – сказал он.

Сами по себе такие разговоры вряд ли способны добавить оптимизма в этом вопросе. Однако самое главное в том, что таким образом лидер фракции аграриев, по сути, озвучил условие, при котором они будут согласны вернуться в "большевистские" ряды. Это отстранение от руководства коалицией Степана Гавриша. Кто должен прийти ему на замену, Гладий не уточнил, но само по себе подобное требование прекрасно ложится в общую стратегию усиления влияния спикера как на парламент в целом, так и на большинство в частности. Но согласятся ли при этом выполнять требования 5-й по численности фракции ПБ остальные его члены? Отрицательный ответ на этот вопрос лишь усугубляет существующий кризис.

Любопытно, что не особо горюет по кончине большинства действующий президент. По крайней мере, если судить по словам, переданным вчера широкой общественности Леонидом Кравчуком после совещания лидеров фракций бывшего большинства у главы государства. "Президент спокойно отнесся к тому, что происходит в парламенте", – сказал Кравчук. "Никаких эмоций он не проявлял. Просто сказал: "Ну, досадно, что люди не понимают, что большинство и реформа нужны не президенту, а Украине. Досадно. Но если не понимают, то мы же не будем все ставить с ног на голову", – добавил Кравчук.

То есть каких-либо видимых причин для возобновления деятельности большинства на сегодняшний день не существует. И, по большому счету, многие с этим уже смирились. Накануне президентских выборов парламентариям выгодно раскладывать яйца в разные корзины. Они не хотят связывать свою деятельность со ставкой лишь на одного из основных кандидатов. А потому разговоры о том, что кризис может закончиться лишь по окончании президентской кампании, недалеки от истины.

Об этом, например, в своем комментарии "Версиям" прямо заявил народный депутат, член фракции "Нашей Украины" Игорь Грынив. По его словам, "до президентских выборов сформировать дееспособное большинство будет очень тяжело". Поэтому, с его точки зрения, сегодня "необходимо начинать коалиционные переговоры о формировании парламентского большинства после президентских выборов. Возможно, это удастся сделать между первым и вторым туром, и это было бы большим успехом переговорного процесса".

Отвечая на вопрос о том, каким образом должна работать Верховная Рада в период до президентских выборов, Грынив напомнил, что "она работала несколько лет без легализованного парламентского большинства, объединяясь вокруг каких-то конструктивных вопросов". И предложил на это время не вносить в сессионный зал "вопросы, которые разъединяют парламент". Можно предположить, что главный политтехнолог "Нашей Украины", говоря это, имел в виду, прежде всего, вопрос о конституционной реформе.

Уверенность в том, что в Раде многое изменится именно после президентских выборов, также высказал представитель фракции "Регионов Украины" Владимир Рыбак, заявив в телефонном комментарии "Версиям" о том, что "после выборов изменения произойдут однозначно". При этом он отметил, что разговоры о развале большинства преждевременны, несмотря на приостановление в нем членства целого ряда депутатов. "Они (депутаты, приостановившие членство – авт.) по-прежнему поддерживают правительство, по-прежнему поддерживают бюджет и некоторые другие вопросы", – сказал Рыбак. Но тот факт, что, в отличие от своего парламентского оппонента Грынива, Владимир Васильевич обратил внимание на бюджетный процесс, а не на политреформу, говорит о том, что для представителей его партии и фракции сегодня куда важнее консолидированный подход и безболезненное решение именно этого вопроса, чем существование большинства в целом. И с тактической предвыборной точки зрения это абсолютно справедливо.

В данный момент, несмотря на все пертурбации, парламент работает. В пятницу, когда из большинства происходил основной отток депутатов, Раде даже удалось рассмотреть дюжину законопроектов и принять по ним соответствующие решения. Правда, первое серьезное испытание – бюджет – у них еще впереди. Как они с ним справятся, покажет время, однако, похоже, вопрос этот все же будет решаться при фактическом отсутствии большинства.