Самолеты разбились просто так

Сегодня утром может быть официально объявлена основная версия гибели одного из двух российских пассажирских лайнеров – Ту-134. Для этого необходимо всего лишь, чтобы механизм записи переговоров на борту и данных телеметрии оказался неповрежденным. Впрочем, еще вчера ФСБ России монотонно повторяла одно и то же – ничто не указывает на совершение терактов. Эксперты авиакомпаний, которым принадлежали разбившиеся самолеты, и сотрудники Федеральной службы гражданской авиации придерживаются прямо противоположного мнения. Интересно, что свое решительное заявление представитель ФСБ сделал еще до того, как его коллеги-взрывотехники приступили к работе…

В общем, пока каждая из сторон, высказавшаяся на тему двух авиакатастроф, отстаивает выгодную для себя точку зрения. Естественно, ФСБ никак не заинтересована в том, чтобы трагедия оказалось терактом – это означало бы, что спецслужбисты не смогли предотвратить спланированную операцию по захвату самолетов, к тому же накануне выборов в Чечне. Зато Федеральной службе гражданской авиации гораздо выгоднее, чтобы падение самолетов оказалось именно терактом, а не техногенной катастрофой – за предотвращение преступлений эта служба не отвечает. В этом с "авиаторами" солидарны и авиакомпании, которым вариант с техническими неполадками или ошибками пилотов никак не подходит.

Итак, пока представители ФСБ упорно заявляют, что террористический акт – лишь одна из версий происшедшего (и вовсе не основная), и никаких подтверждений этой версии у спецслужб пока нет. Как сообщили "Газете.Ru" в Центре общественных связей ФСБ России, по предварительным данным, "признаков захвата самолета террористами пока нет". Более того, эксперты пока не смогли обнаружить никаких следов применения на борту авиалайнеров взрывчатых веществ. Наконец, по словам специалистов, тела погибших практически не повреждены, и на них нет признаков насилия. Поэтому контрразведчики считают, что самолеты могли рухнуть из-за использования некачественного топлива, отказа авиационной техники или ошибок при пилотировании.

Однако то, что причиной разрушения самолетов стал взрыв на борту, подтверждается целым рядом обстоятельств. Напомним: самолет Ту-154 авиакомпании "Сибирь", летевший из Домодедово в Сочи, пропал с экрана радаров в 22.53. В это время он находился на высоте примерно 10-12 тыс. метров над Ростовской областью. Местные жители сообщают противоречивые данные: кто-то уверяет, что до падения самолета слышал сильный хлопок, "похожий на взрыв", а затем видел "след на небе"; другие говорят, что слышали только сам удар самолета о землю. Мелкие обломки Ту-154 разбросаны в радиусе 40-50 километров.

Как подтвердил специалист, близкий к комиссии по расследованию, незадолго до этого пилот воздушного судна действительно нажал кнопку предупреждения о нештатной ситуации на борту. Правда, летчик мог нажать "тревожную" кнопку, если, например, на самолете барахлила электроника. Скажем, если командир борта подозревает, что в ближайшее время активный излучатель, установленный на самолете, перестанет подавать автоматический сигнал земным службам контроля, а значит, самолет пропадет с экранов радаров, тогда, согласно инструкции, он оповещает о происходящих с техникой проблемах авиадиспетчеров. Те, в свою очередь, переходят на пассивный режим сканирования воздушного пространства. Кстати, именно в таких ситуациях контроль самолета берет на себя военный сектор Главного центра Единой системы организации воздушного пространства. При этом (в отличие от активного режима) радары работают не на прием сигнала от излучателя самолета, а на самостоятельный поиск крупных объектов над землей. Однако в случае с Ту-154 самолет не смогли обнаружить и военные. Эксперты считают, что мгновенное исчезновение самолета с экрана радаров – без предварительного снижения или каких-либо маневров – означало его такое же мгновенное разрушение, например, взрыв. А достаточно большие обломки, которые полетели к земле, пассивный контроль действительно "не заметил" из-за погодных условий.

Другой самолет – Ту-134 авиакомпании "Волга-Авиаэкспресс", следовавший из Домодедово в Волгоград, – пропал буквально через минуту после первого, в 22.54. Диспетчеры Московской воздушной зоны также потеряли с ним радиосвязь, а затем и отметку на экране радаров. Однако достоверной информации о том, что летчики предупредили о проблемах с самолетом, нет. Самолет следовал в наборе высоты с эшелона 8100 м до 9100 м. В то же время, по некоторым данным, Ту-134 перед падением взорвался в воздухе. Очевидцы катастрофы говорят о том, что слышали взрыв на борту. Агентство "Ассошиэйтед Пресс" сообщает, что свидетели катастрофы слышали три взрыва на борту Ту-134, а не один.

По словам представителей управления ГО и ЧС, Ту-134 упал на землю кверху шасси, фюзеляж практически полностью сохранился, а хвост самолета нашли примерно в трех километрах. По предположению спасательных служб, самолет, скорее всего, развалился в воздухе. В то же время, как сообщает агентство "Интерфакс" со ссылкой на источник в Управлении ГО и ЧС области, хвост самолета упал на расстоянии 400 метров от фюзеляжа. "Это дает основания предположить, что взрыва на борту в воздухе не было", – отметил собеседник агентства.

Сейчас одни специалисты, подключенные к расследованию происшествия, занимаются поиском и сбором обломков обоих самолетов. Другие снимают информацию о "следах" самолетов на экранах радаров. Третьи расшифровывают бортовые самописцы. Затем, как это обычно происходит в рамках расследований авиапроисшествий, обломки самолетов, найденные на месте падения, структурируют, опишут и выложат по конструкции самолета. Только после всех этих действий эксперты смогут выдвинуть наиболее точные версии о хронологии и причинах авиакатастоф.

Получается, что самолеты могли погибнуть как от взрывов, вызванных техническими неисправностями или терактом, так и из-за природных катаклизмов.

Российский эксперт-взрывотехник, глава Центра "Взрывоустойчивость" Адольф Мишуев, рассказал о двух первых возможных причинах предполагаемого взрыва на борту самолетов. По его словам, если рассматривать версию теракта, то следы взрывного устройства могут быть обнаружены экспертами не обязательно при первом осмотре места катастрофы, но и после тщательных экспертиз, занимающих несколько недель. Эксперты должны взять соскобы со всех обломков самолета. По словам Адольфа Мишуева, бывает и так, что следы взрывчатки можно найти только в небольшом радиусе от того места, где она была заложена, а на других обломках самолета частиц может и не быть – газы при взрыве тротила распыляются на небольшое расстояние, что значительно затрудняет работу экспертов. Как отметил Мишуев, самолет может потерпеть катастрофу даже при взрыве мощностью от 400 г до 1 кг в тротиловом эквиваленте. В таком случае пассажиры, находящиеся на расстоянии более трех метров от эпицентра взрыва, могут и не получить сильных физических увечий. "Люди погибнут от ударной волны, но их одежда и тело могут сохраниться. Если же взрывное устройство мощностью около килограмма тротила срабатывает в метре от человека, тогда уже возможны физические увечья – оторванные руки и ноги", – заявил эксперт.

Вторая версия взрыва на борту может быть связана и с некачественным топливом. При перебоях с подачей горючего и прекращением горения в камере сгорания самолета при дальнейшей подаче топлива в камеру происходит бурное парообразование. Образуется взрывоопасная керосино-воздушная смесь, и любая искра может вызвать взрыв. "Это то же самое, как утечка бытового газа на кухне – она приводит к образованию метано-воздушной смеси, и при возникновении искры происходит мощный взрыв, который сопровождается разрушением дома", – заявил Адольф Мишуев. По словам эксперта, "один килограмм горючего газа или паров горючей жидкости создает взрывоопасную концентрацию в 10-15 кубических метрах помещения". И когда появляется источник зажигания, происходит взрыв с соответствующими разрушительными нагрузками, сообщил эксперт. Однако Адольф Мишуев отметил, что все это – пока лишь версии, которые нуждаются в проверке.

Что касается версии о природных факторах, то, по данным метеорологов, в ночь на 25 августа с запада на Европейскую часть России двигался холодный фронт. Фронт был очень мощным, он протянулся от южной границы Черного моря до Архангельска. Холодные фронты известны тем, что продвигаются очень быстро, и точно определить их местонахождение в каждый конкретный момент времени довольно сложно. Они вызывают мощные вертикальные воздушные течения, а вызванный холодными фронтами перепад температуры и давления приводит к ярко выраженным атмосферным явлениям. Таким, например, как смерчи, грозы и ураганы. 24 августа около 17.00 фронт вызвал мощный смерч в Крыму, который привел к разрушению более чем 60 домов и обесточил несколько сел. Этот же фронт привел к внезапному образованию смерча 25 августа в 12.55 в районе Адлера. Сообщений о жертвах и разрушениях из Cочи пока не поступало, известно лишь, что смерч гулял в районе берега около часа. А в то время, когда оба самолета совершали свой полет, самая мощная – передняя часть фронта находилась как раз на линии Тула – Воронеж – Ростов-на-Дону. Не исключено, что оба лайнера стали жертвами стихии, а связь с ними прервалась из-за повышенного электромагнитного фона в атмосфере.

Интересно, что против невероятных совпадений (в данном случае – практически одновременной гибели двух лайнеров) выступают не только авиационные эксперты, но и математики. Какова вероятность того, что два самолета разобьются примерно одновременно по естественным причинам? Допустим, с интервалом в три минуты. Год состоит из 364 дней или из 8736 часов, или 174720 трехминуток. Количество катастроф, происходящих в российской гражданской авиации за год, варьируется в пределах примерно от трех до девяти, и в среднем можно взять цифру шесть. Это значит, что вероятность того, что некая авиационная катастрофа произойдет в данные три минуты составляет 6:174720, или примерно одна тридцатитысячная. Ну, а для того, чтобы две катастрофы произошли в одну и ту же трехминутку, надо, по правилам математики, умножить вероятности наступления двух этих событий друг на друга. В итоге получается 1:847974400, или примерно одна восьмисотмиллионная. Если интенсивность полетов российской гражданской авиации сохранится, то такое событие будет происходить примерно раз в пять тысяч лет. Если же уменьшить интервал между катастрофами до одной минуты, то они будут происходит один раз в 15 тысяч лет.

Пока специалисты трудятся над останками самолетов и людей, российская пресса в один голос пророчит очередные неприятности на Северном Кавказе. Все без исключения газеты отмечают то, что статистически крайне маловероятна одновременная техническая поломка двух самолетов, вылетевших из одного аэропорта – как и произошло в случае с двумя Ту. По данным "NEWSru", газета "Время новостей" указывает, что если произошедшее признают терактом, то Россию может ждать резкое обострение ситуации в Чечне и значительное изменение внешней политики. "Если окажется, что оба самолета взорвали чеченские террористы, неизбежно последует резкая реакция – по действиям федеральных властей в Чечне, по очередному усилению мер безопасности вообще по всей стране, по санкциям властей России к властям стран, так или иначе помогающих или просто общающимся с представителями чеченских сепаратистов и т.д." – полагает газета.

Журналисты "Коммерсанта" пишут, что "перед выборами президента Чечни власти просто не хотят признать очевидный факт: теракты подобного масштаба в России могут организовать только чеченские боевики". Кроме того, с отрицанием версии теракта в ФСБ явно поторопились. "По мнению специалистов, чтобы в груде обломков самолетов отыскать место возможного взрыва, необходимо длительное время и соответствующие экспертизы. А ЦОС ФСБ стал отрицать версию о терактах еще до того, как были собраны все обломки лайнеров. "Наши ребята еще к работе не приступили, когда услышали по радио, что они уже не нашли следов теракта", – заявил газете один из взрывотехников, работавших в Ростовской области.

В любом случае, в ближайшее время точных выводов ожидать не приходится – представитель Межгосударственного авиационного комитета заявил, что первые итоги расследования комиссии могут появиться не раньше, чем через 10-15 дней. По его словам, обе катастрофы произошли при чрезвычайно редких обстоятельствах – во время горизонтального полета на большой высоте. За последние 10 лет были зафиксированы только три таких происшествия. Представитель МАК также отметил, что пока никаких претензий к авиакомпаниям "Сибирь" и "Волга-Авиаэкспресс" не предъявлено.