Ударим Конвенцией по взяточничеству!

Не прошло и года, как украинских чиновников перестала пугать аббревиатура FATF, и у них появилась новая страшилка. На смену борьбе с отмыванием денег приходит борьба с коррупцией. Правительство предлагает ратифицировать одноименную конвенцию. Если парламент согласится, то страна автоматически станет членом GRECO -– Группы государств против коррупции. А это значит, что за высокопоставленными госслужащими будут не только следить с целью вычислить их расходы, но и требовать при случае денег за моральный и прочий ущерб…

О чем идет речь?

Международная организация под названием GRECO (Council of Europe Group of States against Corruption) была создана в 1999 году на 105-м заседании Комитета министров Совета Европы в Страсбурге (Франция). Там же находится штаб-квартира организации, ее исполнительные структуры (Бюро и Администрация), а также обитает руководство. Должность исполнительного секретаря GRECO занимает Вольфганг Рау, админстратора – Карло Чиромонте. Более подробную информацию о GRECO можно получить на ее сайте. А мы вернемся к теме коррупции и противостояния с ней в европейских масштабах. На упомянутом совещании в 1999 году была не только учреждена евроорганизация, но и принята Гражданская конвенция о борьбе с коррупцией, которую Украина подписала, однако пока не ратифицировала. До этого (еще 26.07.95 г.) появилась рамочная Конвенция, касающаяся защиты финансовых интересов Европейского Сообщества. Они являются основополагающими актами, в которых сконцентрированы все нормы и понятия, касающиеся борьбы с должностными преступлениями.

Согласно первому документу, коррупция делится на пассивную и активную. Пассивная – это "умышленное деяние, совершаемое чиновником, который прямо или через посредничество третьего лица пользуется или получает выгоды, какого бы ни было рода, для себя самого или третьих лиц, либо оно состоит в принятии обещания этого вознаграждения за то, чтобы выполнить или не выполнить, в противоречие своим должностным обязанностям, действие в пользу этого лица, которое (действие) наносит вред или может принести вред финансовым интересам третьей стороны". Под активной коррупцией подразумевается "умышленное деяние, совершенное кем-либо, кто обещает или дает, прямо или через посредничество третьих лиц, какое-либо вознаграждение чиновнику, ему самому или другому лицу, за то, чтобы тот совершил действие или воздержался от его совершения, в противоречие своим должностным обязанностям, в его (дающего лица) пользу, которое причиняет вред или может причинить вред финансовым интересам третьего лица". Однако в Конвенции не затронуты некоторые виды служебных злоупотреблений, которые традиционно считаются преступлениями в национальных законодательствах ряда развитых западноевропейских стран, например, так называемая торговля влиянием.

Второй документ – Гражданская конвенция о борьбе с коррупцией намного конкретнее. Он гласит, что государство берет на себя обязательство создать эффективные способы правовой защиты граждан, которым был причинен ущерб в результате коррупционных действий, включая возможность получить компенсацию за ущерб. В соответствии с Конвенцией, лицо, пострадавшее от коррупции, будет иметь право подать в суд с целью получить компенсацию за ущерб. Такая компенсация может охватывать материальный ущерб, потерянную выгоду и неимущественный ущерб.

На днях законопроект о ратификации вышеупомянутого документа, разработанный министерством юстиции Украины, был утвержден правительством и направлен в Верховную Раду. Министр юстиции Александр Лавринович высказал по этому поводу мнение, что ратификация Конвенции "станет одним из политических обязательств нашего государства, а также еще одним шагом, свидетельствующим о твердом намерении Украины применить все возможные меры по преодолению коррупции".

С чем боремся?

Борьба с должностными злоупотреблениями в Украине является хронической и время от времени дает "рецидивы" в виде очередного "стратегического документа". Последний по счету был утвержден 29.07.2004 г. Тогда Кабинет министров одобрил разработанный минюстом и Академией правовых наук проект закона "О криминологической экспертизе проектов нормативно-правовых актов". Проектом предлагается ввести криминологическую экспертизу нормативно-правовых актов на наличие положений, которые будут создавать потенциальные условия для совершения преступлений и коррупции.

А еще год назад было подписано правительственное распоряжение с длинным названием "Об утверждении плана мер по созданию и обеспечению функционирования системы государственного финансового контроля за декларированием и расходованием доходов лиц, которые претендуют на занятие постов госслужащих, и лиц, уполномоченных на исполнение функций государства, с целью усиления борьбы с сокрытием доходов от налогообложения и коррупцией". Этот документ содержит целый перечень мер по финансовому контролю за госслужащими, который, впрочем, пока еще не узаконен.

Поиски следов законопроекта "О государственном (финансовом) контроле за декларированием доходов лиц, уполномоченных выполнять функции государства, и их расходами" показали, что данный проект ждет повторного второго чтения еще с лета прошлого года. Но руки до него у депутатов не доходят. А ведь с его принятием жизнь госслужащих может радикально измениться. Им придется не только декларировать свои доходы и доходы членов семьи, но и вести контроль за расходами (!). Более того, чиновников, замеченных при покупке товаров или получении услуг стоимостью более 100 минимальных зарплат, будут мониторить гораздо внимательнее. Наверное – как потенциальных коррупционеров. Да и сейчас контроль за расходами должностных лиц весьма активно проводится "оперативными сотрудниками" спецслужб. С тем, чтобы определить, по средствам ли они живут. Правда, никакого преступления в том, что некий министр пообедал в дорогом ресторане или отдохнул за границей, нет. Искать коррупционные корни нужно в совсем других местах.

Кстати, стоит напомнить, что бороться с коррупцией у нас пытались не только посредством законов, но и с помощью указов, постановлений и распоряжений. Несколько лет назад были подписаны соответственно приказ управления Госслужбы № 58 и указ президента № 1242 "О дополнительных мерах по усилению борьбы с коррупцией…". Первый документ, который является одним из самых курьезных продуктов бюрократической мысли, обязывает чиновников сообщать о наличии у него "конфликта интересов", т.е. "общего делового и политического интереса с кем-либо" (цитата). Указ предусматривал сокращение на 20% парка служебных автомобилей и отмену скидок на курортные путевки. В целом же оба правовых акта пронизаны духом борьбы с привилегиями и наставлениями блудливых коррупционных овец на путь истинный, но ничего общего с реальными антикоррупционными намерениями не имеют.

Данный факт и заставил президента Леонид Кучма поручить Кабмину разработку мер "усиления контроля над декларированием и расходованием доходов чиновниками и претендентами на должности в государственной службе". Одновременно глава государства велел создать "четкую систему государственного финансового контроля за чиновниками и претендентами на госслужбу". Увы, в наших условиях подобные системы не могут быть четкими по определению. Судя по всему, не поможет приближению антикоррупционных норм к реалиям жизни и ратификация вышеупомянутой Конвенции. Правда, членство Украины в GRECO, как и установление "добрососедских" отношений с FATF, потребует определенных усилий. Возможно, даже придется провести небольшую "чистку рядов" и отловить парочку провинциальных коррупционеров. Разработать же механизм судебной компенсации "коррупционного ущерба" в обозримом будущем невозможно. Во всяком случае, юристы в этом плане пессимистичны. Правда, ратификацию Конвенции могут совместить с принятием закона "О государственном (финансовом) контроле за декларированием доходов лиц…". И это, пожалуй, будет самым большим достижением нашей власти на трудном попроще самоочищения. Хотя, не уверен, что наиболее эффективным…