Русские едут

Сын скандально известного российского бизнесмена Александра Смоленского Николай купил британский завод TVR, производящий эксклюзивные спортивные автомобили. 23-летний россиянин заплатил за предприятие от 10 до 25 млн. фунтов стерлингов, вырученных от продажи папиной банковской группы олигарху Владимиру Потанину. Самое интересное, что фамилия Смоленский повергает в шок западных финансистов, которых его банк в 1998 году "кинул" на миллиарды долларов…

Путь Смоленского-старшего из кооператоров в миллиардеры начался в 1989 году, когда он создал "Банк Столичный": один из первых советских частных банков. В 1993 году "Банк Столичный" становится "Столичным Банком Сбережений" (СБС). В 1996-ом СБС покупает пакет акций государственного "Агропромбанка" и превращается в "СБС-Агро". Смоленский становится одним из доноров предвыборной кампании Бориса Ельцина. В 1997 году "СБС-Агро" размещает евробонды на сумму $250 млн. и подписывает крупные контракты с иностранными компьютерными компаниями. Через год в России разразился финансовый кризис. 6 августа 1998 года (накануне "черного понедельника") "СБС-Агро" продает английской фирме Goldman Sachs правительственные облигации, номинированные в долларах. При этом "СБС-Агро" утаил одну важную деталь: облигации находились в залоге по так называемым сделкам РЕПО, которые банк заключал с иностранными кредиторами, разбросанными по всему миру.

17 августа 1998 года российское правительство объявляет дефолт по $40 млрд. долга и обесценивает рубль. 18 августа 1998-го у зарубежных инвесторов случается шок, плавно перетекающий в астенический синдром. 28 августа Центральный банк делает попытку ввести у находящегося на грани банкротства "СБС-Агро" временное управление. Вскоре после этого главу ЦБ увольняют, а новое руководство отменяет временное управление. В 1999 году отделение "СБС-Агро" в Самаре меняет название на “Первое ОВК” и начинает поглощать другие филиалы. Создается банковский холдинг "ОВК".

Данные российских силовых ведомств показывают, что акционерами банков новой сети, созданной под руководством Смоленского, были одни и те же четыре московские компании: ЗАО "Блейси", ЗАО "Энфлейд", ЗАО "Риэль" и ЗАО "Скалд". Все они были зарегистрированы в один день, а их директорами являлись одни и те же никому не известные москвичи, предъявившие компьютер в качестве уставного капитала, а потом выпустившие акции и сразу же продавшие их подставным кипрским компаниям. Местожительство одного из директоров найти не удалось, другой живет в обшарпанной московской квартире с собакой, но дома почти не появляется. В общем, типичные "зиц-председатели".

После избрания Владимира Путина президентом России было создано государственное учреждение – Государственное Агентство по реструктуризации кредитных организаций (АРКО), которое должно было заняться исключительно долгами "СБС-Агро". Западные кредиторы "СБС-Агро" обрадовались, но их радость длилась недолго: АРКО предложил по одному центу на утерянный "облигационный" доллар. Тогда же Смоленский стал председателем компании "СТБ-Кард", ранее принадлежавшей "СБС-Агро".

В западной прессе писали, что иностранные банки в результате десяти месяцев переговоров с "СБС-Агро" по вопросу о разделении убытков получили лишь пачку неоплаченных россиянами счетов за услуги финансовых консультантов, юристов и бухгалтеров. О вкладчиках, доверивших "СБС-Агро" свои сбережения, Смоленский высказался еще категоричнее: "у меня волосы встали дыбом, когда я увидел, что некоторые вложили больше $1 млн. Они, наверное, идиоты".

Отец и сын жили, несмотря на кризисы, припеваючи. Александр разъезжал по Москве на BWM 750, купил просторную квартиру на Патриарших прудах в самом центре города и построил загородную дачу. Постоянно летал в Европу навещать проживающую в Австрии жену и сына, учившегося в лондонской частной школе и бельгийском вузе. Попытка привлечь его по факту мошеннических операций, имевших место в начале 90-х, привели к появлению компромата на Генпрокурора России Юрия Скуратова. И его скорое увольнение. Не удалось и адвокатам западных компаний добиться сатисфакции в суде. Хотя у них появился ключевой свидетель: бывший сотрудник "СБС-Агро" Алексей Рассказов согласился выступить на суде в пользу Европейского банка реконструкции и развития. На слушаниях в лондонском арбитражном суде он поддержал требование ЕБРР к банку "Золото-Платина" (одному из ключевых звеньев новой сети Смоленского) о выплате возмещения на сумму $34 млн. Через несколько дней после возвращения Рассказова в Москву пять парней ворвались к нему в номер, избили его, засунули в брюки пистолет и закинули белый порошок в носки. Прямо как в ситуации с Григоришиным.

Смоленский отреагировал на избиение бывшего подчиненного хладнокровно: заявил, что не имеет к этой истории никакого отношения. По его словам, "органы" сами заинтересовались Рассказовым в связи с незаконным хранением оружия. "Где Рассказов, и где я?" – заявил он прессе. Вообще, папа-банкир всегда плевать хотел на общественное мнение и свою репутацию. Когда АРКО, сообщило, что иностранные кредиторы получат по центу на доллар, он засмеялся, заметив: "мои партнеры задохнулись от жадности".

Тем не менее, эпоха наглого папы-Смоленского подходила к концу. Он понимал это лучше других и в 2003 году передал сыну в управление принадлежавшую ему банковскую группу "ОВК". Амбиции у младшенького оказались еще те. Сразу после "инаугурации" в роли хозяина финансовой империи, 22-летний Коля Смоленский пообещал превзойти отца, а также представил свою технологическую находку. Так называемый розничный продукт – кредит "до зарплаты" сроком от одного до четырех месяцев.

Но и приход, и заманчивые продукты сына не решили судьбу банковской группы положительно. Но и тут папе с сыном повезло. Через год компания Владимира Потанина купила за $200 млн. шесть кредитных организаций группы ("Дальневосточное ОВК", "Первое ОВК", "Поволжское ОВК", "Приволжское ОВК", "Сибирское ОВК" "Центральное ОВК"), включая 325 филиалов и отделений, а также процессинговый центр "СТБ Кард", инкассаторская компания "Инкахран" и НКО "Объединенная расчетная система". Сейчас группа "Интеррос" планирует слияние "ОВК" с "Росбанком", а Смоленские на вырученные деньги решили купить что-то эдакое.

Надо заметить, что Александр Смоленский занялся автостроительным бизнесом еще несколько лет назад. Компания "Финансово-промышленная федерация" (ФПФ), созданная им на остатки средств, припрятанных после краха банковской группы "СБС-Агро", купила у группы "Объединенные машиностроительные заводы" (ОМЗ) контрольный пакет акций завода "ИМЗ-Урал" – единственного российского производителя тяжелых мотоциклов. Идея состояла в том, чтобы делать копии раритетных моделей "Урал", очень похожих на BMW R-75 времен гитлеровской Германии. Кстати, на "Уралы" был спрос в Америке, где за них готовы были платить $6000 – $11 000. Однако круг любителей старины оказался узок и проект провалился.

Теперь сынок решил, похоже, взять реванш за папины промахи. Приобретенная им TVR является изготовителем эксклюзивных спортивных автомобилей вполне рентабельна: в 2002 году ее прибыль составила 400 тысяч фунтов. На заводе работает около 400 человек, а в год производится 800-1000 экземпляров машин. Одна из моделей – Tuscan Speed Six – прославила TVR в 2001 году после того, как на машине именно этой марки ездил герой Джона Траволты в фильме "Пароль: Рыба-меч" ("Swordfish").

Кстати, компания была основана в 1947 году в городе Блэкпул британцем Тревором Уилкинсоном и названа по трем согласным буквам его имени. А ее последний английский владелец 60-летний Питер Уилер приобрел завод примерно в то же время, когда родился Смоленский-младший. Было это в 1982 году. Местная пресса восприняла сделку, осуществленную сыном российского банкира, так ловко кинувшего в том числе и английские банки 1998 году, как очередной удар по самолюбию местной элиты. Первым можно считать приобретение клуба "Челси" Романом Абрамовичем, а также массовую скупку престижного жилья в Лондоне российскими и украинскими бизнесменами с криминальным прошлым.