Прощание "Славянского"

В феврале 2000 года Генпрокуратура возбудила уголовное дело против должностных лиц запорожского банка "Славянский" по ст.182 (уклонение от уплаты налогов). Одним из клиентов банка была компания "ЕЭСУ", чьи средства, по мнению прокуратуры, банк уводил в оффшор на острове Науру. Кроме того, банкирам вменяли в вину, что они устанавливали себе ставки 1680% годовых, получая сверхприбыли. Впрочем, осведомленные источники предполагают, что причиной ликвидации "Славянского" был коммерческий конфликт. Якобы недавно вышедший из заключения президент банка Борис Фельдман не выполнил каких-то обязательств перед Олегом Дубиной (тогда директором "Криворожстали") или вошел в конфликт с "Укрсиббанком", который теперь взял в обслуживание некоторые объекты "Славянского". Одной версии не существует и сейчас…

Этапы большого пути

13 марта 2000 года были задержаны руководители самого прибыльного и динамичного на тот момент банка Украины – КАБ "Славянский". В течение нескольких дней было задержано все руководство финансового учреждения: фактический владелец Борис Фельдман, председатель правления банка Елена Якименко, главный бухгалтер Юрий Винницкий и еще несколько человек.

Пикантная деталь. Все жалобы на необоснованность ареста рассматривались председателем Печерского районного суда города Киева Николаем Замковенко, который каждый раз отказывал в удовлетворении жалоб, мотивируя свой отказ тяжестью предъявленного обвинения. За время, которое Фельдман провел в тюрьме (г-жу Якименко ее днепропетровские друзья освободили под подписку раньше, и она даже пыталась выиграть выборы по Запорожью в 2002 году), произошло несколько существенных изменений политического и экономического характера. Во-первых, банк удалось закрыть. Вкладчикам было выплачено по 500 грн. компенсации. Во-вторых, Олег Дубина с того времени стал первым вице-премьером, потом перешел на работу в СНБО и теперь возглавляет "Национальную Энергетическую компанию Украины". О "деле Фельдмана" было написано великое множество противоположных по содержанию публикаций, а количество участвовавших в нем "героев второго плана" превысило все разумные пределы. От майора Мельниченко до активистов еврейских организаций и правозащитной структуры "Хельсинки-90". А Юлия Мостовая в свое время посвятила арестанту несколько строк в нашумевшей статье "На приз закрытия сезона": дескать, молчат господа банкиры пока их коллега осваивает быт следственного изолятора, а ведь прийти могут за каждым – все не безгрешны.

Следствие длилось больше двух лет, и в 2002-м Борис Фельдман был признан виновным в хищении денежных средств на сумму 7,4 млн. грн. и в уклонении от уплаты налогов на сумму более 1 млн. грн. и приговорен к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Верховный суд Украины отменил обвинение бывшего вице-президента банка "Славянский" в части уклонения от уплаты налогов, а также смягчил наказание с девяти до пяти лет лишения свободы за расхищение имущества в особо крупных размерах.

3 июня Жовтневый суд Луганска принял решение о досрочном освобождении Бориса Фельдмана. Выйдя на свободу, Фельдман пообещал добиться полного оправдания. Генпрокуратура в свою очередь подчеркнула, что Фельдман был условно-досрочно освобожден согласно решению Верховного суда, как отсидевший свыше половины срока. Однако, в производстве Артемовского суда Луганска находятся новые эпизоды уголовных дел в отношении экс-вице-президента банка, и по этим делам он находится на подписке о невыезде.

Видимые и невидимые парадоксы

Один из парадоксом, мало известный непосвященным, заключается в том, что уже после ареста Фельдмана, коммерческие структуры, связанные со "Славянским", продолжали работать с "Криворожсталью". Стоит заметить, что на момент прихода Дубины на комбинат возле "Криворожстали" кормились разные структуры, в том числе близкие к Юлии Тимошенко (все тот же банк "Славянский" и "Somoli Enterprises"), иностранные компании, объединившиеся в "Noethic Financial Holding", украинско-либерийское СП "САВІ" и поставщики сырья из числа донецкой бизнес-группы.

Первым делом, Дубина заменил обслуживающий банк: "Славянский" на "Проминвестбанк", который обслуживал комбинат раньше. Причиной этого шага стало, по слухам, то, что Фельдман пообещал, но не дал кредитные ресурсы, на которые рассчитывал Дубина. Впрочем, одна из дочерних структур "Славянского" – коммерческая фирма с романтическим названием (то ли "Ясень", "Ятрань") продолжала заниматься полезным и трудным делом: устраивать зачеты по НДС с экспортируемой металлопродукции. По сведениям из очень компетентных источников, за короткое время после ареста Бориса Михайловича "Ясень" "зачла" "Криворожстали" налога на 30 млн грн., что, по всем параметрам, является суммой серьезной. Грубо "вышибленным" с комбината оказался только "Славянский". Других партнеров, вроде концерна "Энерго", потеснили мягко и без истерик. "ИСД" вроде бы не был обижен вообще – ни в поставках газа, ни в коксе с Алчевского коксохимического завода (дочерняя структура "ИСД" – "ДИС" владеет там одинаковым пакетом акций с "Интерпайпом"). Взамен поставщики исправно получали металл.

Другой занимательный нюанс заключается в сути обвинений хозяев "Славянского" (с юридической точки зрения – это завод "Трансформатор" и группа физических лиц). Как известно, они начисляли на вклады себе, друзьям и родственникам до 500% годовых в валюте, а прибыль переводили на тихоокеанский остров Науру. Но если верить протоколам регулярных проверок со стороны центрального аппарата Национального банка, ежегодным аудиторским отчетам международной компании KPMG и всем инстанциям арбитражного суда, банк действовал исключительно в рамках закона. Другими словами, сначала НБУ и KPMG говорят, что все о’кей, потом приходит налоговая милиция с наручниками и арестовывает за уклонение от уплаты налогов, хищение коллективного имущества и другие грехи. Т.е. либо проверяющие проявляли халатность, либо арестовывающие – чрезмерное служебное рвение.

Что же касается аудиторов, то их высокую квалификацию могла бы подтвердить Екатерина Чумаченко – супруга будущего (возможно) президента Виктора Ющенко, которая в недалеком прошлом работала в системе этого финансового гиганта директором по Украине “Barents group LLC”. Кстати, бурное и последнее в истории банка празднование его десятилетия на дебаркадере "Ласточка" проходило с участием тогдашнего главы НБУ. Есть даже фотографии, где Виктор Андреевич мило обнимается с будущим арестантом, которому-то и гулять на свободе оставалось всего – ничего.

Наконец, есть вопросы к местной власти. Вряд ли они узнали о хищении г-ном Фельдманом коллективного имущества в особо крупных размерах из обвинительного заключения. Ведь без опоры на местную власть банк не смог бы пробиться к обслуживанию привлекательных предприятий, реализовать инвестиционные проекты или участвовать в сырьевых тендерах. Бесспорно, для приднепровского региона деятельность "Славянского" была во многом позитивной (это признают многие специалисты), но слишком рискованной, поскольку входила в конфликт с интересами промышленно-финансовых групп. Можно предположить, что Фельдман (в прошлом – маляр-высотник) не рассчитал высоты и не подстраховался должным образом.

Вместо послесловия

Поначалу "наезды" со стороны начальника следственного управления ГНАУ, ставшего впоследствии Генпрокурором (теперь уже бывшим) в банке воспринимались с "хаханьками". Типа, кто мы, и кто они. Фельдман явно недооценил противника. В результате получилось увесистое обвинительное заключение, в котором было много чего: от "перекачивания" более $1,2 млрд. на счета банков Науру до злоупотреблений служебным положением, которые привели к имущественному ущербу на сумму 335 млн. грн. и уклонения от уплаты налогов на сумму более чем 5 млн. грн. Ходят слухи, что Борису Михайловичу предлагали "сдать" ненайденные следствием счета в обмен на освобождение и возможность выезда в Израиль. Но он отказался. То ли из-за денег, то ли из-за принципов…