Странная пара

К множеству национальных праздников Ирака, провозглашенных в послевоенный период, через несколько лет может прибавиться и день 1 июня: своего рода День "нет", символ первого проявления независимости. В последний год иракцы ограничивались тем, что праздновали не день рождения Саддама, а день свержения Саддама, отмечали дату ареста вместо даты его прихода к власти и так далее. Назначение Гази аль-Явара временным президентом страны не возвращает "полного суверенитета" государству, однако подтверждает желание восстановить этот суверенитет и является проявлением первого твердого сопротивления, которое члены Временного управляющего совета сумели выразить за год существования этого органа, пишет итальянская "La Stampa"

Вчера утром Аднан Пачачи, 81 год, бывший министр иностранных дел, назначенный губернатором Полом Бремером с согласия представителя ООН Брахими, объявил о своем отказе от должности: "На основании принятой нами конституции, – сказал Пачачи, – назначать президента должно временное правительство, а не союзное командование. Тот факт, что меня характеризируют как человека, избранного американцами, в глазах моих соотечественников делает меня меньшим патриотом, в то время как эта знаковая роль требует максимальной поддержки со стороны иракцев".

Незамедлительно развернулась настоящая баталия: кандидатура Гази аль-Явара, суннитского лидера, крайне критически настроенного в отношении американской оккупации, была блокирована самим Бремером, который, в свою очередь, предложил еще целую группу кандидатов, среди которых был, в частности, еще один суннитский шейх Сааб аль-Янаби, которого считают более послушным.

Никому не известно, что произошло в течение последующих часов, но бывшая резиденция диктатора, превращенная в штаб-квартиру губернатора, видела и более привлекательные сцены. Бывало и прежде, что Пол Бремер отступал от некоторых ранее принятых решений (например, об увольнении из государственных учреждений всех бывших руководителей партии "Баас"), но до сих пор он никогда не поддавался диктату по вопросу подбора членов правительства.

Однако вчера утром, к некоторому изумлению наблюдателей, имя аль-Явара вновь появилось на слуху и его назначение стало официальным. Кроме того, было объявлено о назначении двух вице-президентов: шиита Ибрагима аль-Джафари, лидера партии "Дауа", и курда Рожа Шавеса (Патриотический союз Курдистана), лидера автономного парламента провинции Эрбиль.

Передача власти, запланированная на 30 июня, остается символическим мероприятием, обусловленным как присутствием 138 тысяч иностранных солдат на территории Ирака, так и ограничениями, связанными с контролем над полицией и нефтяными ресурсами. Однако назначение аль-Явара имеет большое значение. Он возглавляет одно из самых больших племенных объединений страны Шаммар, численностью более 3 млн человек, населяющих северные районы вплоть до границы с Саудовской Аравией. Аль-Явару 45 лет, 15 из которых он провел в изгнании в Саудовской Аравии.

Этот человек имеет совершенно четкие позиции в отношении иностранного военного присутствия. "Мы, иракцы, надеемся, что резолюция ООН гарантирует нам суверенитет, – заявил он сразу же после назначения, – и позволит обрести единую, независимую, демократическую и федеральную родину".

Полномочия аль-Явара будут в основном представительскими, но президент, как кажется, намерен уравновесить позиции нового премьер-министра Аяда Алауи, инженера, шиита, получившего образование в Америке и обладающего сильными связями с Вашингтоном.

Аяд Алауи обнародовал список министров, который все еще отражает жесткую логику распределения постов между суннитами, шиитами и курдами, включает пять министров-женщин, чтобы придать кабинету цивилизованный налет. Некоторые члены Временного управляющего совета, который будет действовать до 30 июня, сохранили свои посты: так, министром иностранных дел останется курд Хошияр Зебари.

Стоит обратить внимание на то, что, начиная с самых первых заявлений, дистанция между президентом и премьер-министром кажется обусловленной более глубокими причинами, чем факт принадлежности к различным исламским течениям. Первый – типичный иракец, глубоко связанный с местными традициями и ценностями, базирующимися на своих понятиях о чести, принадлежащий к аристократическому классу страны. Второй – более гибкий и дальнозоркий политик.

"Я буду работать, чтобы построить свободную страну, где не будет дискриминации, – сказал президент, – и я обязуюсь играть позитивную роль в регионе, укрепляя узы дружбы со всеми нашими соседями".

Премьер-министр более пристально смотрит на Запад. "Мы будем просить наших исламских друзей помочь нам защититься от угроз, – заявил он, – а американских и европейских друзей – продолжать защищать нас до тех пор, пока мы не сможем этого делать сами".

Если аль-Явар делает акцент на полном суверенитете, то Алауи выражает "признательность коалиции, возглавляемой Соединенными Штатами, которые пожертвовали столькими жизнями своих граждан, чтобы освободить Ирак". Таким образом, аль-Явар как знаковая фигура поет в унисон с настроениями населения, в то время как Алауи обещает вести дела в соответствии с целями американцев.

Остается только наблюдать за тем, сможет ли эта странная пара руководить переходом с нынешней фазы, сравнимой с революционной ситуацией, к фазе, предшествующей проведению выборов, которые должны состояться в течение ближайших 6 месяцев.

Американский контингент делает все возможное, чтобы способствовать успеху переходного этапа: вчера генерал Томас Метц, с 15 мая возглавляющий штаб коалиционных сил, дал несколько интервью, чтобы объяснить, насколько изменились задачи иностранных войск. На нынешнем этапе коалиционные войска переходят от наступательных операций к деятельности, направленной на оказание поддержки усилиям правительства по восстановлению экономики и сил безопасности.

"Мы сохраним силы быстрого реагирования, – объявил генерал. – Мы будем создавать базы для оказания поддержки народу, который хочет быть свободным, чтобы процветать под властью закона. Совершенно ясно, что мы должны привлечь энергию, людей, ресурсы, чтобы создать структуры иракской безопасности; это является, вероятно, более важным приоритетом, чем боевые действия. И настанет тот день, когда экономика поднимется, а народ будет иметь рабочие места, и тогда больше людей смогут отказаться от АК-47 – знаменитых автоматов Калашникова. "Если ситуация с безопасностью улучшится, то улучшится и экономика, если экономика улучшится, улучшится и безопасность", – сказал генерал в заключение.

Итак, путь указан. Если, конечно, полевые командиры позволят по нему следовать.

Перевод – Inopressa.Ru