Продавцы воздуха

"Могут ли телеведущие быть совестью нации?" – так формулировали однажды тему очередного выпуска "Культурной революции" на РТР ее создатели, обозначив тем самым совсем другую проблему. Сущность ее состоит в том, что в здоровом обществе такой вопрос просто априори не может возникнуть. Ибо журналист, телеведущий – это такая же профессия, как врач, учитель или ассенизатор. За эту работу платят зарплату. И если можно приплести сюда нравственность, то лишь в той мере, что и к любой другой: быть хорошим учителем – нравственно, плохим – безнравственно. Но причем здесь "совесть нации"? То-то и оно!

Наша журналистика больна мессианством. Подконтрольная, коррумпированная, мечтающая о грантах и о том, что "Запад нам поможет", она претендует на роль руки, если не сдающей карты, то, по крайней мере, их передергивающей. Профессиональное поведение называют "нерукоподаваемым", профессию подменяют борьбой, а баррикады делают местом заработка.

Судя по форумам на 2-3 популярных сайтах, журналистская тусовка всерьез озабочена величиной сумм, которые планируется "выдать грантоедам под выборы" на строительство демократического общества. Конечно, американцы – наивные люди: они убеждены, что желание идти в светлое будущее можно проплатить. И что если суммы сделать побольше, то человеческая природа серьезно улучшится. Опыт Ирака, как и предыдущих подобных ситуаций, все еще не может убедить, что демократию нельзя принести на крыльях зеленых шелестящих бумажек. Особенно когда речь идет о европейских странах с азиатским менталитетом.

…Намедни в министерском кабинете я встретил депутата, которому там, на первый взгляд, делать было нечего (для него кабинет был явно "непрофильным"). Криво улыбнувшись после того, как господин министр представил нас друг другу, депутат промямлил: "А-а, журналисты! С прессой надо дружить". Дескать, никуда не денешься, неизбежные неудобства. Но чем меньше становится неудобств в древних как мир взаимоотношениях власти и журналистов, тем активнее политическая и информационная журналистика претендует на особую роль и статус "совести нации". Никто не хочет быть "обслугой" – кем, собственно, нам и предписано быть. Только обслуживать при этом желательно общество, а не олигархов и зарубежных "инвесторов". Поступаем же мы наоборот – отсюда и полемический запал.

Повторюсь: телеведущий – не мессия, не духовный пастырь и не совесть нации, а работа, подобная множеству других. Разве что публичная. А потому – накладывающая особую ответственность Впрочем, сегодня даже обычные зрители отлично информированы, где канал Порошенко, где Пинчука, а где Медведчука, Ахметова или кого-либо другого. Фамилии на слуху, ибо медиаозабоченных и кредитоспособных в таких масштабах в стране немного.

Конечно, у нас есть десяток журналистов, которых с полным правом можно отнести к профессиональной буржуазии. Для них важны "ставки", то бишь легенды о собственной влиятельности и неподкупности. Именно они с пылом обличают коллег, избирая своим занятием освещение героической темы о том, что СМИ в Украине – больше, чем СМИ, а уж телевидение – и подавно. В этом есть определенный смысл – пусть не для зрителей, но для них самих, ибо самый дорогой товар – воздух. Продавцы воздуха – вот сегодня основное предназначение информационных и политических тружеников экрана, а антураж – это наркоз не только для потребителя, но и для работодателя, который стремится иметь в своих легионах побольше настоящих Коперфильдов: была статуя Свободы – нет статуи Свободы...

И все бы хорошо, каждый, в конце концов зарабатывает как может. Но журналистов хлебом не корми, а дай поговорить о себе, любимых. И в этих разговорах странным образом проявляется комплекс неполноценности в сочетании с манией величия. Только говорят всегда о чьем-то комплексе неполноценности и о собственном величии. А также недооцененности.

Возьмите глянцевые журналы и не только: десятки публикаций, профессиональные и семейные откровения ведущих, многозначительные интервью с фотографиями руководителей на тему "через тернии – к звездам". Тусовка всевозможных телепремий до тошноты одинакова и предсказуема, и те, кому их вручают, ничуть не лучше других. Правда, в некоторых случаях, и не хуже. Но разве это повод? Недавно (к 8 Марта) на центральном телеканале прогремел проект, в котором женщины-ведущие практически неглиже демонстрировали свою красоту и неотразимость. Ничего плохого, наверное, в этом нет. Но хочется спросить: а что, собственно, выдающегося произведено этими людьми в последние годы? В смысле телевизионного и журналистского продукта? И поймем: ничего особенного. Обычная рутинная работа, без профессиональных взлетов и падений. Взлеты, наверное, впереди. Падения – ежедневны и вполне в формате телевкусов хозяев. Такая ли совесть нужна нации?