Кто и зачем хочет приватизировать "Одесса–Броды"?

Прошло три месяца с того дня, когда правительство Украины приняло решение об использовании нефтепровода "Одесса–Броды". Помнится, всем нам обещали наполнить трубу технологической нефтью в апреле, а с мая начать коммерческую транспортировку сырья в страны Европы. До конца последнего весеннего месяца остались считанные дни, а правительственные чиновники продолжают говорить о наличии секретных контрактов и протоколов о намерениях. И, несмотря на то, что отдельные СМИ пестрят сообщениями о заинтересованности украинской трубой со стороны различных стран Каспийского региона, нефти в трубопроводе "Одесса–Броды" все равно нет. Что, впрочем, не очень удивляет. Удивляет другое.

Жесткая критика, прозвучавшая на апрельской пресс-конференции президента Леонида Кучмы в адрес бездействующего правительства, дала очередной толчок дискуссии вокруг нефтепровода "Одесса–Броды". "Нужен нефтепровод работающий, а не заполненный дорогим сырьем и простаивающий", – сказал президент. И добавил: "Украина только транспортер сырья, а должны быть еще продавец и покупатель. Так вот, сегодня нет ни продавца каспийской нефти, ни ее покупателя". Непонятно только, почему критические стрелы в адрес правительства породили ответную реакцию в виде многочисленных материалов в прессе, обосновывающих перспективность транспортировки каспийской нефти. Ведь, по сути, с этим никто не спорит. Хотелось бы спросить у чиновников, которых президент назвал ответственными за наполнение трубы "Одесса–Броды", прибавилось ли нефти от подобных разговоров?

Более того, вместо долгожданной нефти в простаивающей трубе, на днях в секретариате Верховной Рады был зарегистрирован законопроект, в котором предлагается начать процесс приватизации нефтепровода. Казалось бы, Украину уже нечем удивить в судьбе многострадальной трубы. Однако вышеупомянутый законопроект, предполагающий отчуждение из госсобственности стратегического объекта нефтетранспортной системы страны, перевел дискуссию вокруг нефтепровода "Одесса–Броды" в политическую плоскость.

Отметим, что это далеко не первая попытка со стороны финансово-промышленных групп Украины заполучить контроль над нефтепроводом. Несколько месяцев тому назад провалилась попытка передать нефтепровод в концессию, которая также осуществлялась путем внесения на рассмотрение Верховной Рады соответствующего законопроекта. Многие эксперты и народные депутаты тогда открыто заявляли о наличии у сторонников концессии скрытых приватизационных аппетитов. Теперь инициаторы приватизации трубопровода "Одесса–Броды" пошли в бой, что называется, с "открытым забралом".

Непосредственным поводом для активизации желающих получить контроль над нефтепроводом стало приближение часа "Ч", т.е. даты, когда правительство обещало начать прокачку нефти в Европу. Однако причины такой активизации могут лежать намного глубже. С учетом начавшейся президентской кампании интерес к нефтепроводу "Одесса–Броды" может иметь иное, достаточно интересное объяснение. Украинская труба уже давно стала камнем преткновения геополитических интересов Вашингтона и Москвы. Учитывая важность поддержки со стороны одной из мировых сверхдержав, показательное отстаивание прямого использования нефтепровода "Одесса–Броды" – реверанс в сторону Вашингтона.

Вместе с тем, последствия активизации политической игры вокруг нефтепровода "Одесса–Броды" могут быть достаточно интересны. Приведем очередную цитату президента Леонида Кучмы с апрельской пресс-конференции, которую распространили тогда "Українські новини". "Если мы пустим каспийскую нефть, вообще вся система нефтепровода будет убыточной", – сказал глава государства. "А на Украину давят. Что за этим стоит? Не экономика, а политика. А политика нам не нужна", – резюмировал Леонид Кучма. Но политические торги вокруг трубы только начинаются. Стратегически важный для энергетической безопасности Украины объект, каковым является нефтепровод "Одесса–Броды", уже в ближайшее время может быть передан в частные руки, что раз и навсегда закроет дискуссию о его использовании.