Служение народу не терпит суеты

Отказавшись от власти над крупнейшей демократией в мире, Соня Ганди совершила акт самопожертвования? Или это был хитрый ход во имя будущего детей? Многим ее поступок напомнил Махатму Ганди, который отказывался от политической власти для того, чтобы служить народу...

После решительной победы Индийского Национального Конгресса (ИНК) на недавних парламентских выборах большинство депутатов проголосовали за кандидатуру Сони Ганди на пост премьер-министра. После отказа Ганди премьером был избран "архитектор экономических реформ" в Индии Манмохан Сингх.

Сюрпризы от Сони

Лидер ИНК по сути преподнесла одну сенсацию за другой. В мире еще не успели прийти в себя после ее достаточно неожиданной победы на выборах, а глава клана Неру-Ганди уже снова всех удивила.

После уверенной победы на выборах вдова премьер-министра Раджива Ганди заявила журналистам, что собирается создать "сильное, стабильное и светское правительство" и даже начала консультации по формированию нового кабинета. В течение нескольких дней не было никаких сомнений, что пост премьера займет именно Соня Ганди. Другие кандидатуры даже не обсуждались. Журналисты поспешили написать о том, что впервые в истории Индии во главе правительства встанет иностранка. Ведь Соня родилась и выросла в Италии. Победу Сони Ганди даже отпраздновали на Апеннинах, в деревне Овассанио недалеко от Турина. И вдруг – отказ.

Внятных объяснений своего решения сама Ганди не дала. Политики и эксперты по сей день ломают голову. "Ее муж и свекровь были убиты террористами. Конечно, это нельзя не принимать во внимание", – говорит один из высокопоставленных членов ее партии. По другой версии, решение было принято после встречи с президентом страны. Индия – парламентская республика, в которой президент мало что решает. Тем не менее, он вполне мог объяснить победительнице, что страна пока еще не готова к тому, чтобы ею управляла итальянка. По третьей версии, Ганди вообще не собиралась становиться премьер-министром. "Своей миссией она видела сохранение влияния своей семьи на партию, а своей партии на страну, – говорит один из индийских экспертов. – Победа на выборах одержана. Теперь ее задача – не раскачивать лодку и со временем передать власть в партии и стране своим детям. Учитывая споры вокруг ее происхождения, она, похоже, нашла наилучший способ сделать это". Есть еще четвертая, пятая, шестая версии, но факт остается фактом.

Искусство управлять

Как бы то ни было, подчеркивает знаменитый писатель индийского происхождения Салман Рушди, переполох, связанный с победой ИНК на этих выборах, сопоставим разве что с его поражением 27 лет назад, в 1977-м. Тогда, как и сейчас, все комментаторы и аналитики были убеждены, что действующий премьер одержит победу. Тогда, как и сейчас, оппозицию списывали со счетов. Тогда, как и сейчас, индийские избиратели бросали яйца в политиков и представителей СМИ. В своей статье во французской "Монд" писатель подчеркивает, что, хотя ИНК "вновь предстоит учиться искусству управлять", и он не может рассчитывать на безоговорочную поддержку, миру стоит приглядеться к индийской демократии, которая в столь многоликой стране обеспечивает ротацию власти.

Битва за главенство в принятии решений о будущей судьбе Индии в определенной степени всегда была битвой между городом и деревней. Не случайно наиболее сокрушительное поражение правящая коалиция потерпела в штатах Андра Прадеш и Тамил Наду, которые добились размещения на своей территории производственных мощностей компьютерного гиганта "Microsoft". "Microsoft" пробудил от вечной спячки "второсортные города" типа Мадраса, Бангалора и Хайдарабада, превратив их в быстрорастущие технологические центры. В результате богатые еще больше разбогатели, а уделом бедных фермеров этих штатов стало продолжающееся из года в год снижение уровня жизни. Пропасть между богатыми и бедными в Индии сегодня глубока как никогда, и именно в эту пропасть провалилось правительство страны.

Всепроникающая стратегия премьера Ваджпаи "сияющая Индия" вызвала неожиданную реакцию отторжения. Точно так же в дни поражения Индиры Ганди ее грандиозный лозунг "Гариби Хатао" – "Ликвидировать бедность" был удачно трансформирован политическими оппонентами в "Индира Хатао" "Ликвидировать Индиру".

Злой рок семьи Ганди

Семья Неру-Ганди, самая успешная в Индии, считается на родине и одной из самых несчастных. Говорят даже, что над этим кланом тяготеет злой рок: все известные его члены погибли или были убиты.

Основоположником клана считается Джавахарлал Неру, первый премьер независимой Индии: он единственный, кто умер в своей постели. Его наследницей стала дочь Индира, ставшая премьером в 1966-м. Ей достались серьезные испытания: пришлось бороться с сепаратистскими движениями, попутно преодолевая экономический кризис, а также пережить скоропостижную смерть мужа и загадочную гибель в авиакатастрофе младшего сына Санджая, которого она называла своим политическим наследником. Сама Индира была убита сикхами из ее личной охраны. На посту премьера ее сменил старший сын Раджив, который вообще не собирался становиться политиком. Тем не менее, он вошел в историю как весьма успешный деятель, много сделавший для экономики. Погиб Раджив в мае 1991-го: на встрече с избирателями тамильские сепаратисты подослали к нему женщину с цветами, в которых был спрятан пластид. Взрыв был такой силы, что от Раджива осталась только обувь.

Весь мир помнит Жаклин Кеннеди, держащую на коленях простреленную голову мужа. А ведь подобное пришлось пережить и Соне. Когда утром 31 сентября 1984 года она только проснулась и, услышав выстрелы, выбежала в ночной рубашке во двор, то увидела, как ее вторая мать – Индира Ганди – лежит в луже крови. Соня не верила, что Индира погибла, и всю дорогу в машине до госпиталя прижимала ее окровавленное тело к себе, пытаясь облегчить боль, хотя та уже была мертва.

А через два года к ней, оставшейся в Дели, примчалась весть об убийстве ее мужа...

О себе и о нем

С тех пор Соня замкнулась, и все усилия сосредоточила на развитии Фонда Раджива Ганди, цель которого – оказание помощи жертвам террора и обездоленным. Тем не менее, ее всегда приглашали на все заседания Всеиндийского комитета конгресса, руководящего органа партии, которую основал Джавахарлал Неру и которую возглавляли Индира и Раджив Ганди. Ее неоднократно упрашивали выйти на политическую арену, стать лидером партии, но она неизменно отказывалась.

Зато написала книгу о себе и о нем. Свою встречу с Радживом она вспоминает так: "Мне было 18 лет, когда я приехала в Кембридж 7 января 1965 года. Меня приняли в колледж английского языка для иностранных студентов. Я заметила, что часто напротив моего стола в небольшом греческом ресторанчике, где я обедала, располагалась большая шумная компания. И в ней выделялся один парень, обращая на себя внимание и внешностью, и манерами. Он не был таким несдержанным, как другие, чувствовалась его внутренняя глубина, мягкость. У него были большие темные глаза и замечательно невинная и обворожительная улыбка.

Как-то во время обеда мой друг познакомил меня с тем парнем. Его звали Раджив. Как только мы посмотрели в глаза друг другу, я почувствовала, что это любовь с первого взгляда. И для него тоже!".

Женитьба внука Неру на итальянской простолюдинке была не просто скандалом. Семейство Неру принадлежало к высшей индийской касте жрецов-браминов. Когда отпрыск такого семейства берет себе в жены иностранку, к тому же низкого происхождения, в глазах традиционалистов это выглядит не просто преступлением, а смертным грехом. Но тогда казалось, что у новой семьи все сложилось. Раджив работал пилотом, Соня воспитывала детей – сына Рахула и дочь Приянку. Однако, как говорится, жизнь внесла свои коррективы. Когда Раджив стал премьером, Соня писала: "Впервые между мной и Радживом появилась какая-то напряженность. Я сражалась как тигрица – за него, за нас, за наших детей, за ту жизнь, которую мы вместе строили, за его работу пилота, которую он так любил, за все то, что мы так любили вместе – за нашу свободу, за наши обычные человеческие права, которые мы так оберегали"…

Возвращение

Можно только гадать, какими мотивами руководствовалась Соня, когда после шести лет затворничества все-таки приняла решение пойти в большую политику. Так или иначе, эта женщина пошла навстречу ветеранам-конгрессистам, вошла в состав партии, стала ее лидером и впервые в таком качестве приняла участие во всеобщих парламентских выборах 1999 года. Причем, ей чуть-чуть не хватило, чтобы победить. Помешала собственная внутрипартийная несогласованность.

За время, прошедшее после 1999 года, Соня Ганди провела решительную чистку внутрипартийных рядов, занялась повышением дисциплины, наладила организаторскую работу. Но, главное, она сама училась быть политиком. Соня тщательно изучала манеру поведения и выступлений Индиры Ганди, она досконально выучила хинди – второй, наряду с английским, государственный язык Индии, она накапливала опыт политической борьбы и опыт лидера оппозиции. Она иногда устраивала в парламенте показательные порки правящей коалиции и постепенно Ганди-IV фактически признали в Индии. Соня перестала быть иностранкой, она стала настоящим лидером крупнейшей политической партии. Не последнюю роль в этом, как ни странно, сыграло замужество ее дочери, избранником которой стал индийский бизнесмен Вадра, и скорое рождение у них ребенка. В Индии особо относятся к традициям семейной жизни, и если видят, что в семье все нормально, значит, считается, что человек, в особенности женщина, – на правильном пути.

Когда в этом году началась предвыборная кампания, Конгрессу пришлось начинать с нуля, поскольку выборы были объявлены неожиданно. У ИНК было лишь три месяца для ведения агитации и пропаганды в условиях, когда против него и лично против Сони были пущены в ход все средства государственного ресурса. От воспоминаний о том, как во времена Раджива Ганди за взятки контракт на изготовление гаубиц для индийской армии получила шведская фирма "Бофорс", а один из участников скандала – итальянец, до постоянных упоминаний о том, что иностранка не может быть премьером, хотя Соня – гражданка Индии, и стала она ею сразу же после убийства Индиры Ганди.

Я похожа на иностранку? А ведь она моя мать!

Но правящей коалиции ничто не помогло, и случилось невероятное. Старший сын Сони Ганди – Рахул Ганди выставил на прошедших выборах свою кандидатуру в округе Аметхи в штате Уттар-прадеш, где и победил. Это округ, от которого традиционно баллотировался Раджив, на которого сын удивительно похож.

Во всей предвыборной кампании брата сопровождала сестра Приянка (по-русски "приятная"), которая самым удивительным образом похожа на Индиру Ганди. Что было одним из выигрышных моментов: отвечая на заявления критиков, что иностранка не может быть премьером, Приянка не считала нужным даже спорить. Она просто говорила: "Посмотрите на меня. Я похожа на иностранку? А ведь Соня Ганди – моя мать!" Толпа отвечала бурным проявлением восторга.

В Индии не исключают, что пройдет немного времени, и в активную политику вступит и Приянка. Это здесь называют "решительным обновлением Конгресса". А Соня Ганди после этого вернется к своему детищу Фонду Раджива Ганди, у которого дел всегда будет хватать.

P.S. Клан Неру – Ганди находился у власти в Индии с перерывами в общей сложности 39 лет. Продлится ли этот срок теперь, после успеха ИНК(И) на нынешних парламентских выборах? Время покажет.