Валерий Пустовойтенко: "Кого захотим, того и выдвинем"

Де-юре парламентское большинство существует, а де-факто его нет. Сегодня "большевики" заняты поиском оптимальной конфигурации для политического выживания в условиях выборов. Крупные фракции проводят "зачистку" своих рядов, избавляясь от неблагонадежных, мелкие – объединяются. У всех больших группировок есть партии, а "карликовые" образования испытывают в этом отношении определенный дефицит. У нового объединения Анатолия Кинаха и Валерия Пустовойтенко другая проблема: партий аж две (НДП и ПППУ), а на выборы целесообразно "выставлять" лишь одну. Журналисты «КТ» встретились с Валерием Пустовойтенко, чтобы побольше узнать о планах относительно небольших группировок Верховной Рады…

Валерий Павлович, необходимо ли было проводить обсуждение вопроса о выводе украинского контингента из Ирака в закрытом режиме?

— Эта тема сегодня очень волнует наших избирателей. Когда в Хмельницкой области хоронили двух наших солдат, погибших в Ираке, люди такое говорили об украинской власти, что стыдно слушать. В свое время я был председателем Бабушкинского райисполкома г. Днепропетровска, шла война в Афганистане. Мне пришлось встречать в аэропорту цинковый гроб. И когда мы привезли его семье, вот тогда я и прочувствовал всю трагедию войны. А сегодня мы куда-то послали свои войска… Ради чего? Мы что, защищаем какие-то национальные интересы Украины?

Да, стараемся поправить свой международный имидж, вернуть уважение к нам стран Европы, США. Но, к сожалению, за последние годы ситуация не улучшается. Что бы мы ни делали, на какие бы уступки Западу ни шли. Это внешний фактор иракского вопроса. И есть еще один — внутренний. Когда я читал лекцию в Академии государственного управления при Президенте, то спросил у своих слушателей: надо ли выводить наши войска из Ирака? Абсолютное большинство было "за". Вот какое после этого решение я как народный депутат должен принимать?

Проведение заседания парламента в закрытом режиме позволило представителям силовых ведомств более открыто говорить о событиях в Ираке. И, кстати, все они подчеркивали, что поддерживают вывод наших войск. Я хорошо знаю личное мнение руководителей, непосредственно занимающихся этим вопросом. Из всех предложенных вариантов постановлений ВР наш (фракции ПППУ—НДП) был наиболее приемлемым. Плохо, что он не набрал необходимого количества голосов. Это дает возможность отдельным политическим партиям и дальше блокировать заседания парламента. То, что войска из Ирака нужно рано или поздно выводить, — это однозначно. Думаю, такое решение все равно будет принято.

По Ираку, а также другим острым вопросам позиция объединенной фракции НДП—Партия промышленников не совпадает с мнением формального парламентского большинства. Вы, наверное, собираетесь писать заявление о выходе из рядов "большевиков"?

— У нашей партии и у меня лично есть своя позиция по многим стратегическим вопросам. Существуют программные документы, которыми мы руководствуемся. А заявлений о выходе из большинства никто не писал. И мы, естественно, тоже. Я считаю, что это абсолютно не нужно. До президентских выборов осталось не так много времени, и нынешнее правительство, в соответствии с действующей Конституцией, все равно через несколько месяцев сложит свои полномочия. Поэтому необходимо, чтобы Кабмин стабильно работал до окончания избирательной кампании. А потом придет время формировать новое правительство.

Почему так мало депутатов, представляющих ПППУ, перешли в новую, объединенную фракцию?

— Думаю, для некоторых это был неожиданный шаг. Но постепенно численность фракции увеличится.

Смогут ли два экс-премьера мирно жить в одной "депутатской берлоге"? У вас свои амбиции, у Анатолия Кинаха — свои…

— Во-первых, у меня нет никаких амбиций. Есть свои взгляды на политическую ситуацию, на экономику. Во-вторых, мы с Кинахом давно друг друга знаем, были депутатами первого созыва Верховной Рады (1991—1994 гг.). Вместе работали в Кабинете министров: он был вице-премьером, я — министром Кабинета министров. Затем я работал премьером, а он — первым вице-премьер-министром. Когда Анатолий Кинах стал премьером, то Пустовойтенко возглавил Министерство транспорта. Как видите, отношения у нас давние, и никогда никаких конфликтов не возникало. Думаю, мы найдем общий язык и станем конструктивно работать. Конечно, отдельные "товарищи" будут стараться вбить клин между нами. Причем очень большой, чтобы мало не показалось. Но мы постараемся все делать корректно. Кроме большого опыта работы в правительстве у нас есть еще и человеческие качества, которым, думаю, многие могут просто позавидовать.

А идея насчет создания альтернативной коалиции по выдвижению кандидата в президенты — это серьезно?

— Все может быть. Но самое главное для меня (не собираюсь говорить за Анатолия Кирилловича, он сам все скажет) — не кем я буду, а кем будут люди, которые состоят в Народно-демократической партии. Очень хочу, чтобы мы прежде всего сохранили НДП. Но не просто сохранили, а дали возможность людям нормально, стабильно работать при любых изменениях власти. У нас же как принято? Один пришел, всех "чужих" выгнал. Затем второй, третий. И так мы туда-сюда болтаемся, а четкой кадровой политики в государстве нет. Почему? Потому что профессионалы, хорошо подготовленные люди находятся не у дел.

Что будет с Анатолием Толстоуховым? Он останется работать министром Кабинета министров или же все-таки вернется во фракцию?

— Мы этот выбор сделали очень давно. Я говорю "мы", поскольку данный вопрос обсуждался не только с Толстоуховым. Считаем, что одна из ключевых позиций в правительстве — это должность министра Кабинета министров. Он должен оставаться в правительстве и уделять еще больше внимания людям, которые работают в партии. Почему-то все говорят о том, что Толстоухову следует сложить свои депутатские полномочия. Но ведь есть еще целый ряд депутатов, которые работают в структурах исполнительной и судебной власти. Поэтому необходимо, чтобы все одновременно сдали свои мандаты. Тогда не будет никаких перегибов.

Вот вы говорили, что кто-то пытается вбить клин между Пустовойтенко и Кинахом. А не рассматривалась идея взять во фракцию третьего, "разводящего"? Например, вице-спикера Александра Зинченко?

— Я могу вам еще пять фамилий назвать.

Назовите.

— Мы это сделаем. Но чуть-чуть позже. А Зинченко, поскольку он занимает должность вице-спикера, не может входить в ту или иную фракцию Верховной Рады.

В ваше парламентское объединение вошли сразу две партии— НДП и ПППУ. Какая из них станет базовой во время парламентских выборов 2006 года?

— Мы обсуждали этот вопрос. Думаю, что из двух партий легче сделать одну, чем из ничего — две. В свое время и "Демократические инициативы" вели с нами переговоры по вопросу объединения, поскольку их интересовала наша партийная структура. Но поступила команда не объединяться, и они пошли по другому пути. Думаю, "Деминициативы" попытаются создать новую партию, но сделать это в наше время очень и очень непросто. Возникает целый комплекс вопросов: регистрация, кадры, региональные представительства. Поэтому интерес к НДП в последнее время возрос. Я делаю такой вывод на основе встреч с представителями политической элиты.

Вам поступили интересные предложения?

— Нашей фракции делались предложения, но я стараюсь о них не говорить. Если вдруг такая информация где-то всплывает, то начинаются ненужные политические "телодвижения".

Принятие пропорциональной избирательной системы было одним из условий реализации конституционной реформы. Поскольку реформа пока не состоялась, существует ли вероятность возврата к старой электоральной модели?

— Думаю, нет. Во-первых, закон не имеет обратной силы. А во-вторых, это будет нечестно по отношению к тем депутатам, которые настаивали на принятии новой избирательной системы. Они свои обязательства выполнили — проголосовали за внесение изменений в Конституцию, так же как и НДП. Если возвращаться к старой системе, то это будет, грубо говоря, "кидок". Как в таком случае вообще можно будет с кем-то договариваться?

А можно ли как-то договориться по поводу реализации конституционной реформы?

— Это будет сделать очень сложно. Сегодня шансов гораздо меньше, чем перед голосованием 8 апреля.

Ваша объединенная фракция уже определилась, какой вариант внесения изменений в Конституцию является наиболее приемлемым?

— Более приемлем вариант Александра Мороза. Но главная проблема заключается в следующем: мы настолько недемократично работали над проектом конституционного закона, что сегодня у нас нет возможности вносить в него даже небольшие изменения. А ведь я в свое время предлагал вынести конституционный процесс за стены парламента, провести ассамблею, но, к сожалению, это предложение не было поддержано. И сегодня мы вынуждены голосовать за то, что есть. Я считаю, что абсолютно неправильно тупо и бездумно вносить изменения в Конституцию.

Существует версия, что вы объединились с "промышленниками" Кинаха в том числе и для того, чтобы привлечь внимание единого кандидата — Виктора Януковича. Поторговаться с ним об условиях своей поддержки. Это так?

— Однозначно нет. Нам не надо привлекать внимание Януковича. Зачем? Он нас прекрасно знает. Мы его тоже. Тем более что в свое время я заявил, что никогда не стану голосовать за отставку премьер-министра. Дело не в этом. Не существует единого принципа формирования широкой коалиции по выдвижению кандидата в президенты. У нас уже есть горький опыт создания подобного объединения — блок "За единую Украину!", который после выборов исчез.

Еще раз повторю: и у НДП, и у Партии промышленников и предпринимателей есть право выдвигать своего кандидата в президенты. Ни Пустовойтенко, ни любой другой лидер не вправе принимать единоличные решения по этому поводу. Должно быть коллективное решение.

Вы как-то сказали, что НДП могла бы рассматривать выдвижение Ющенко кандидатом в президенты. Виктор Андреевич, наверное, обрадовался?

— Я не совсем так сказал. В соответствии со старой редакцией закона о выборах президента, в мае должна была начаться избирательная кампания. Теперь срок проведения кампании сокращен. Но у нас в НДП состоялись партконференции на региональном уровне, в ходе которых обсуждался вопрос об участии в президентских выборах. И в процессе такого обсуждения, особенно в западных регионах, а также в центре, выдвигались в основном две кандидатуры — Пустовойтенко и Ющенко. В некоторых регионах мы с ним даже сравнялись. Но подавляющее большинство поддержало Пустовойтенко, а некоторые организации никакого решения не приняли. Они просто указали на единого кандидата. Это произошло в тех регионах, где власть обладает большим влиянием на партию. Но таких организаций немного. Теперь мы будем дальше обсуждать кандидатуру, которую поддержат члены партии. У нас в этом смысле полная демократия — кого захотят, того и выдвинут. Я считаю, что каждый член нашей партии может стать президентом.

Беседовали Владимир Скачко, Александр Юрчук