Десепаратизация

Насладившись "аджарским триумфом" и победоносно прошагав по знаменитому батумскому бульвару, президент Грузии Михаил Саакашвили обратил свой взор на Абхазию. Находясь с визитом в Румынии, грузинский президент без тени сомнения заявил, что следующая революция произойдет в Абхазии. Подобные заявления на фоне аджарских событий послужили катализатором нового витка напряженности в политической жизни Грузии.

"Миша (так называют в народе президента Саакашвили) обязательно вернет нам Абхазию", — такие возгласы теперь часто можно услышать в Грузии. Оно и понятно, "аджарская эйфория" не прошла бесследно. Однако в отличие от Аджарии в Абхазии существуют несколько иные — этнические — проблемы, и сценарий, примененный против "старика Абашидзе", может не сработать. Тем более что Ардзинба и его преемник (а в октябре в Абхазии будет избран новый президент) вряд ли "убегут", бросив даже любимых животных на "съедение" победителям. С учетом же предвыборных обещаний Саакашвили "страсти по Абхазии" неизбежны, так как Миша пообещал избирателям, что "в отличие от Шеварднадзе у него есть самолюбие и он не посмеет баллотироваться на второй срок, если не вернет Абхазию в состав Грузии". Грузинский избиратель постоянно напоминает эту фразу президенту.

Именно поэтому Саакашвили начинает медленно, но верно наращивать давление на мятежную автономию, которая обрела де-факто независимость в 1993 году. Обращаясь к толпе в Батуми из окна бывшего кабинета Абашидзе, президент Грузии заявил: "Я уверен — скоро мы будем в Сухуми".

В столице автономии эти заявления вызвали воинственную реакцию. Почти все правительство самопровозглашенной республики стало комментировать заявления Саакашвили. Свое слово сказал даже лидер Абхазии Владислав Ардзинба, который тяжело болен и последние два года не проводил никаких встреч с прессой. "Заявления Саакашвили — следствие эйфории. Ситуация в Абхазии и вокруг нее коренным образом отличается от аджарской. Аджарцы являются этническими грузинами, и они никогда не выражали стремления к построению собственного независимого государства. По существу это был конфликт политических элит Тбилиси и Батуми. Абхазский народ в полной мере осознает свои национальные интересы, главным элементом которых является независимая государственность. Народ Абхазии неоднократно доказывал способность защищать свободу и независимость Абхазии и полон решимости бороться за это и сегодня. И располагает всеми необходимыми средствами для обеспечения безопасности и обороноспособности Абхазии. С учетом всех этих обстоятельств руководство Грузии должно трезво оценивать ситуацию и не вводить в заблуждение свое население", — заявил Ардзинба.

Но Тбилиси, видимо, уже имеет план действий, скорее всего, написанный где-то за рубежом, и четко придерживается этого "закордонного сценария". Первым этапом начала массированного давления на Сухуми можно считать появившуюся в грузинских СМИ информацию, что на улицах Сухуми появились плакаты с портретами Михаила Саакашвили и просьбами "помирить абхазов и грузин". Официальный Сухуми в лице министра иностранных дел Сергея Шамба отреагировал молниеносно и назвал эту информацию "бредом". Но "бредовая" новость — не что иное, как официальное начало PR-акции против мятежного Сухуми, которая со временем будет нарастать, как лавина. Однако на главный вопрос, сможет ли эта лавина накрыть сухумские власти, результатом чего станет восстановление юрисдикции Грузии, пока ответить сложно. Одно лишь не вызывает сомнения: Сухуми уже занервничал, и там стали готовиться к новой войне. Доказательством этого можно считать письмо министра обороны Абхазии Вячеслава Эшба к военным наблюдателям ООН. В нем сказано, что Грузия не выполняет соглашений по демилитаризации Кодорского ущелья (единственная высокогорная часть Абхазии, находящаяся под контролем центральных властей Грузии и расположенная в 55 километрах от Сухуми), где в зоне грузино-абхазского конфликта проживает до 4 тысяч грузин. Эшба полагает, что спецслужбы Грузии готовят дестабилизацию обстановки в Гальском районе Абхазии на границе с Грузией, что и может повлечь за собой вооруженное противостояние. После этого военный удар и будет нанесен именно с территории Кодорского ущелья.

Абхазские власти поспешил "успокоить" начальник генштаба вооруженных сил Грузии Гиви Иукуридзе, который заявил, что Грузия не планирует вооруженного вторжения в Абхазию. "Власти Грузии стараются решить абхазскую проблему мирным путем", — сказал он. Но начальник генштаба, несмотря на эту вроде бы успокоительную новость, сделал заявление, которое еще больше напрягло ситуацию. "У меня есть достоверная информация, что в Абхазии скоро начнутся мирные выступления за воссоединение с Грузией, и абхазские власти попытаются их подавить, но у них ничего не выйдет", — сказал Иукуридзе.

Естественно, подобные "заверения" грузинских властей не разрядили, а еще больше обострили напряженную обстановку вокруг Абхазии. Первым нервы не выдержали у премьер-министра самопровозглашенной республики Абхазия Рауля Хаджимба, который заявил: "Мы приняли решение ужесточить режим пересечения грузино-абхазской границы по линии реки Ингури. Недопустимо, чтобы на территории Гальского района (приграничный с остальной Грузией регион, в котором проживают 50 тысяч грузин) были проведены митинги, подобные тем, которые проводились в Тбилиси и Батуми. Мы располагаем информацией, что грузинские власти попытаются спровоцировать массовые выступления. В Гальский район введены дополнительные силы милиции, чтобы не допустить обострения ситуации в республике. Мы сделаем все для сохранения стабильности. В случае если грузинским властям удастся спровоцировать обострение ситуации в Гальском районе, от этого в первую очередь пострадают грузины".

Однако самым важным фактором можно смело считать позицию Москвы, которая будет решающей в уже неминуемом противостоянии Сухуми и Тбилиси. Именно с "легкой руки" Бориса Ельцина Абхазия обрела де-факто независимость в начале 90-х. Однако с тех пор и политика, и хозяин Кремля поменялись. Теперь российское руководство больше не проводит плохо маскируемой политики поддержки самопровозглашенных республик. Кремль уже четко формулирует свои интересы на постсоветском пространстве. Разговоры о том, что Москва потеряла влияние на процессы в Закавказье, — не что иное, как иллюзия. Кремль уже продемонстрировал свою "влиятельность" во время отставок Шеварднадзе и Абашидзе. Именно поэтому от возможного решения по Абхазии, принятого в кабинете, который в начале прошлого века занимал "вождь всех народов" Иосиф Сталин, а ныне российский президент Владимир Путин, во многом зависит успех предприятия, начатого Михаилом Саакашвили.

Большинство политиков в Грузии считают, что "кремлевский вердикт по Абхазии" во многом зависит и от самого грузинского президента. Саакашвили на самом деле есть что предложить России, и только тогда стратегия Тбилиси в отношении Сухуми окажется вполне продуманной и даже разумной. Речь идет о конфликте политическом, на пике которого грузинский президент попытается использовать все возможности, чтобы ослабить позиции руководства Абхазии. Скорее всего, в модель будущего противостояния заложен расчет на продолжительный, изматывающий конфликт, в котором победа есть безусловная величина, но зависеть она будет исключительно от субъективных факторов: спокойствия, мудрости, определенной доли популизма и таланта привлекать общественные симпатии.

Несомненно, успех сего многотрудного мероприятия определится в очень значительной мере умением использовать такие, по общему мнению, сомнительные в нравственном отношении, но вечные инструменты политических баталий, как интрига, предательство, искусство посеять вражду там, где ее никогда не было и т. д. Вся описываемая архитектоника действий и есть суть политики, которая всегда проходит по тонком краю между пусть даже искусственно спровоцированным конфликтом или даже кризисом и войной. Главная задача политики — уйти от вооруженного противостояния в ситуациях, когда оно кажется неизбежным. Эра "легких побед" для Михаила Саакашвили завершилась, и теперь ему предстоит самое трудное испытание, которое окончательно покажет, на самом ли деле грузинский президент — человек, умеющий "играть по-крупному".