Победа зеркальных отражений

На встрече со своим грузинским коллегой Михаилом Саакашвили Президент Украины Леонид Кучма произнес одно из своих самых правильных по форме, но противоречивых по сути умозаключений. Он, как мы помним, вновь высказался за преемственность государственной политики после предстоящих президентских выборов в стране. И заявил, что разногласия между властью и оппозицией по стратегическим вопросам развития государства отсутствуют. "Это интеграция в европейские и евроатлантические структуры", — подчеркнул Кучма. А о возможном победителе электоральной гонки глава государства сказал: "Я считаю, что должен победить сильнейший, чью программу будет больше всех поддерживать население".

Проблемы выбора

И вот тут-то и заключается парадокс современной Украины — эта преемственность в экономическом развитии и продолжении намеченных интеграционных процессов и представляется возможной только в том случае, если народ не будет выбирать, а автоматически поддержит сложившийся статус-кво в политике и в экономике. Главным образом потому, что экономика в Украине зачастую не является базисом для политики и годами развивается не благодаря разумной политике государства, а вопреки ей. А так называемая "чистая политика" в Украине существует лишь в виде жесточайших по форме и бессмысленных по содержанию телодвижений в борьбе за власть, но ни в коем случае не определяет экономическую жизнь, а только отражает существующие реалии в экономике. И потому для преемственности нужен выбор без выбора — пролонгация статус-кво.

Если же будет выбор с выбором, то под угрозу может быть поставлен даже зафиксированный в последние годы и вызывающий неподдельную гордость власти экономический рост. Потому что происходит он, рост, из-за того, что основные игроки на экономической арене государства (по устоявшейся терминологии названные "кланами") сами поделили сферы влияния и хозяйствуют самостоятельно, а власть только позволяет им в своих институтах согласовывать правила игры и в равной мере удовлетворять лоббистские запросы и интересы.

Любые же изменения во власти чреваты ослаблением экономических позиций игроков, переделом сфер влияния, хаосом и нестабильностью, а следовательно, неизвестным по срокам периодом торможения развития страны и упадком. Длиться же этот период будет до тех пор, пока новые "хозяева жизни" все не переделят и не воссоздадут некое подобие нынешней ситуации, но только с новыми лицами во власти и экономике. И все потому, что в Украине пока нет единых правил игры в экономике, которые не зависели бы от борьбы за власть и персональных перемен на "верховном олимпе". И именно в этом смысле украинская экономика является заложницей политики, синонимом которой является борьба за власть. За всю полноту этой власти, тесно сросшейся с собственностью. И поэтому Президент прав только в том смысле, что "сильнейшим" победителем, способным сохранить преемственность, может стать тот, кто пообещает ничего не трогать. Таким человеком объективно может быть лишь тот, кто органично "встроен" в сложившуюся систему взаимоотношений и четко увязанных лоббистских хитросплетений, дающих положительный экономический результат. Отсюда и лихорадочные поиски "единого кандидата в президенты от власти".

Если же "сильнейшим" окажется тот, кто сломает нынешнюю расстановку сил в политике, то изменится и экономический ландшафт, по которому свирепым и безжалостным катком пройдутся экономические реваншисты из сегодняшней оппозиции. Те, кто сегодня уверен, что им, как тигру из анекдота, "мяса не докладывают". И кто тоже ищет "единого и неповторимого", способного победить. И уже нашел — это Виктор Ющенко.

Проблемы политреформы

Конечно, кто-то может возразить, что и в случае выбора новых людей возможны компромисс и достижение между ними и отброшенными от власти "стариками" новых договоренностей в изменившихся условиях. Да, возможно, но очень проблематично. По причине всеобщего недоверия украинских политико-экономических игроков. И не только в формате "провластные — оппозиция". Не доверяют друг другу как провластные "сильные мира сего", известные как олигархи, так и оппозиционные политики, и уже являющиеся олигархами, и стремящиеся ими стать. А самое яркое подтверждение этого тезиса — ход так называемой конституционной реформы. Точнее, то, почему власть с таким упорством хотела (и до сих пор хочет?) реформу осуществить, а оппозиция с такой же оголтелостью ей, реформе, противится. Несмотря даже на то, что именно оппозиция в свое время перекройку властных полномочий предложила, а власть против этого категорически возражала.

А все так происходит по очень простой причине — власть и оппозиция поменялись местами и взглядами не на политико-мировоззренческую суть реформы, а на ее прикладное, утилитарное предназначение. И это только лишний раз подчеркивает, как они одинаковы, потому что сделаны из одного политического "теста". Уже даже неискушенные в политике люди понимают, что задекларированная политтрансформация должна была своими изменениями в Конституцию не просто перераспределить полномочия между Президентом, Кабинетом министров и Верховной Радой, создав новый баланс ветвей власти. Ее целью было — гарантировать сохранение не так у руля страны, как у реальных рычагов влияния на жизнь государства нынешних основных игроков. Их планировалось просто пересадить в новые кресла и там, на новых местах, наделить новыми, но такими же сильными полномочиями. Например, из кресла президента перебросить в кресло премьера, ответственного уже не перед главой государства, как сейчас, а перед парламентским большинством, которое, в свою очередь, тесно связано меркантильными интересами именно с руководителем Кабмина.

К такому кульбиту в собственных представлениях о мироустройстве власть, похоже, пришла два года назад, когда перед ней встала проблема собственной низкой популярности, а также отсутствия сильных фигур, способных противостоять натиску самого рейтингового оппозиционного политика — лидера блока "Наша Украина" Виктора Ющенко. (Это окружение Ющенко во всеуслышанье и при поддержке новоявленных сателлитов из Соцпартии Александра Мороза сразу после оглушительного успеха "нашистов" на парламентских выборах 2002 года и генерировало идею изменения системы власти, а глава президентской администрации Виктор Медведчук идею "позаимствовал" и творчески ее "переработал" в свою пользу.) Однако когда получилось, что идею реформы у оппозиции "украли", то на изменение позиции власть предержащих оппо ответили адекватно — они тоже кардинально поменяли свои взгляды и выступили… против своей же идеи трансформации системы власти.

Но не в обиде, как вы понимаете, дело. Все гораздо банальнее. Причина в том, что оппозиционеры, наблюдающие откровенную растерянность власти и ее непопулярность, слишком рано уверовали в победу "своего" и уразумели, какие возможности они могут потерять, если их президент будет лишен тех полномочий, которые сегодня имеет Кучма. А уразумев и оценив перспективы, они однозначно, но совершенно неоправданно — сегодня это становится все очевиднее — взяли курс на получение всей полноты власти.

Эта полнота власти и сейчас по-прежнему застит глаза и заставляет участников драки вновь мутировать, возвращаясь к первоначальным позициям. Когда 8 апреля реформа была провалена, "нашисты" вдруг "осознали", что теперь в случае провала Ющенко вся полнота власти достанется их оппоненту, представителю провластного лагеря. В этом их дополнительно убеждает и то, что провластные силы таки сделали попытку выдвинуть единого кандидата — премьера Виктора Януковича, рейтинг которого начал стремительно догонять показатели популярности их собственного "мессии". И теперь уже "нашисты" пытаются вернуться к реформе, утверждают, что они тоже разработали проект конституционных изменений и готовы его представить на рассмотрение депутатского корпуса. А власть тихонько тормозит. Во всяком случае, если Кучма говорит о необходимости завершения реформы еще до президентских выборов, то другие вожди власти, в частности спикер парламента Владимир Литвин, утверждают, что это невозможно. А Янукович только потирает руки от удовольствия.

Проблемы выборов

Однако президентские выборы-2004 никто не отменял, и сейчас многие в Украине пытаются заранее определить, каковы же внутренние угрозы и внешние вызовы этого увлекательного мероприятия по использованию электората. В частности, этим проблемам и был посвящен недавний семинар для политологов и журналистов в Российском медиа-центре. Каких только сценариев не нарисовали участники этого мероприятия. И третий срок Президента Кучмы. И досрочные президентские, а потом и парламентские выборы. И откровенное вмешательство в украинскую политику сил извне — из США, ЕС и России. И война без правил в виде спецопераций-провокаций, похожих на выборы мэра Мукачево. И раскрутка различных экзотических идеологий — от "третьей силы" до "Украины, осажденной со всех сторон крепости, которой нужен третий путь". И применение в предвыборной борьбе мягкого (в виде деятельности агентов ощутимого влияния под видом неправительственных организаций, живущих на гранты) и жесткого (самые настоящие теракты и провокации с оружием) террора. И выборы будущего главы государства под маркой "переходного президента", который должен только подготовить почву для будущих побед — на парламентских выборах 2006 года.

Но самое интересное в том, что в Украине, к сожалению, как всегда, находящейся в состоянии неопределенности и разбалансированности, при отсутствии у главных игроков четких стратегических программ развития страны все эти варианты возможны. Потому что когда между собой схлестываются тактические наработки, а не ясные и понятные большинству населения стратегии, то перед любым государством встают две главные угрозы. С одной стороны, внутри страны возрастает риск применения экстремальных и даже экстремистских приемов в борьбе за власть. Чтобы привлечь сторонников и запугать противников, основные игроки пускаются во все тяжкие, а это окончательно подрывает основы и стабильность госорганизма. С другой — ослабление государственной машины и слабость элиты делает их уязвимыми к внешнему влиянию, которое начинает диктовать правила игры. И чем больше таких внешних факторов влияния, тем, в результате, слабее оказывается страна, ему, влиянию, подверженная. А повлиять на Украину охотников — хоть пруд пруди со всех концов.

Эпилог

Неутешительны и общие выводы из всей этой ситуации неопределенности и дисбаланса. Во-первых, реформа, действительно способная демократизировать как украинскую власть, так и всю жизнь страны и общества, не является самоцелью политиков в обоих лагерях. Она остается либо пропагандистским жупелом, либо пугалом для противников, либо инструментом запугивания оппонентов и сплочения колеблющихся сторонников. Выборы же могут привести не к обновлению элиты и не к выбору какого-либо иного — перспективного — пути развития, а сведутся лишь к банальному захвату власти. И приведут либо к консервации существующего положения, либо к хаосу и анархии, вызванным переделом сфер влияния и собственности, местью победителей прежним обидчикам, необходимостью расплачиваться украинской собственностью с внешними кредиторами. Во-вторых, из-за провала попыток демократизировать власть проиграло и становление общей демократии в стране.

Причиной же этого провала стал еще один парадокс украинской политики, который проявила конституционная реформа. В Украине, как известно, оппозиция считает власть авторитарной, а себя демократической. Власть же с этим не согласна и тоже причисляет себя к демократам. И вот в ходе реформы и обнаружилось, что "авторитарная" власть хочет демократизироваться, а "демократическая" оппозиция все эти попытки в конечном итоге практически завалила. И это только подтвердило старую истину: когда между собой борются демократы — побеждает кто-то третий, к примеру, авторитаризм…

…Однако в украинском варианте есть маленькая поправка к этой истине. В Украине между собой боролись и борются не демократы, а клоны, зеркальные отражения, только ряженные в демократические тоги. И нужна им не демократия, а власть, за которую они сражаются, азартно и беспощадно оплевывая свои зеркальные отражения. Вспомните трех Викторов, оспаривающих право на будущую "викторию". А зеркалом, изгаженным результатами этой борьбы, по-прежнему остается Украина…