Укрощение продуктов

К концу 14-го года пребывания в Верховной Раде (в качестве парламентского корреспондента с мая 1990-го) я, как ни странно, был поражен новым наблюдением, вполне тянущим на открытие универсального закона человеческого бытия. Оказывается, бесконечно можно смотреть не только на огонь, воду и работающую женщину. Приблизительно такое же щемящее чувство удовлетворения вызывает и вид желающего поработать народного депутата. Чувство это становится всепоглощающим, если желание предаться трудолюбию высказывает депутатский начальник. Он же – председатель Верховной Рады, спикер, голова и Владимир Литвин в одном лице.

Редкий украинский телеканал осмелился не показать, а любое другое СМИ – не процитировать заявление Владимира Михайловича о том, что над успешным завершением конституционной реформы (КР) он, начиная с 23 марта сего года, готов работать по 20 часов. И одно его только волнует беспредельно – как смогут справиться с такой нагрузкой рядовые депутаты: ведь под ним кресло хорошее, удобное, не тесное, а вот народным избранникам приходится корпеть над счастьем народным в тесноте в общем зале, плечом к плечу, и иногда -- о ужас, вгоняющий в уныние любого маломальского стахановца! – жать на две (три, четыре, пять и т. д.) кнопок по очереди или даже одновременно. Согласитесь, такой труд любого Сизифа в гроб загонит без всякой мифологии и обещания легкой жизни после подъема на гору с последующим выходом на пенсию в ее реформированном виде.

Но не меньше поразило и другое. Так сказать, ретроспективное. Днем раньше, 22 марта 2004 года, на согласительном заседании депутатских фракций и групп этот же человек (Литвин, то есть) говорил, что над конституционной реформой работать, конечно, надо, но вот торопиться не стоит. Даже наоборот – таким делом, как перекраивание Конституции, по словам Литвина, следует заниматься в строгом соответствии с регламентом парламента, который, как известно даже непосвященным, запрещает работать в неустановленный срок, тем более по ночам с нечеловеческим перенапряжением хрупких депутатских сил. А перед этим спикер, посетив Волынь, резко раскритиковал пропорциональный закон о выборах, являющийся "предоплатой" левым фракциям социалистов и коммунистов, готовых голосовать за КР только после принятия упомянутого закона. И даже заявил, что губернаторов в областях надо избирать всенародно, а не подчинять премьер-министру, как этого требует все та же КР.

И так складно эта аргументация, направленная против изменений в Конституцию, у спикера получалась, что даже вызвала даже возмущение у координатора пропрезидентского парламентского большинства в ВР Степана Гавриша. Степан Богданович с прямотой харьковского адвоката ответственно и привселюдно сказал спикеру: так, мол, и так, Конституцию менять нужно немедленно, без проволочек -- время не ждет, крестьянам вон пахать надо, а не зрение портить, наблюдая по телеку, как некоторые депутаты устраивают ритуальные танцы на столе президиума в честь все той же Конституции, и при этом радостно поливают себя и зазевавшихся окружающих водой и дудят в дудки. Гавриш выступил за то, чтобы менять Конституцию немедленно, числа 23 или, в крайнем случае, 25 марта.

Спор вышел нешуточный, на грани выяснения отношений на наречии, доставшемся "вильной Украине" еще от монголо-татарского ига, и намеков, мол, не нравится менять Конституцию – нечего в спикерском кресле красоваться. А главное – пря была публичная и, разумеется, направленная против президента Леонида Кучмы, который и является инициатором изменений системы власти через нынешнюю ревизию Основного Закона, и если уж чего-то хочет, то хочет этого по-настоящему, а не как какой-то вертихвост с мандатом, готовый любой сор выносить из избы и нести его до самого, к примеру, Страсбурга и там азартно копошиться в бережливо собранном, пугая доверчивых европейцев криками о диктатуре. И пока украинский политикум недоумевал над причинами строптивости одного и смелости другого, обоих вызвал к себе президент. И поговорил. По очереди. А потом объяснился, так сказать, в расширенном формате, явившись на заседание лидеров "большевистских" фракций и групп вместе с премьер-министром Виктором Януковичем, не склонным гнать порожняк вообще и перед президентскими выборами в частности, и главой своей администрации Виктором Медведчуком, способным в результате погашения любого кризиса заставить даже безногого сплясать тарантеллу, просясь при этом в СДПУ(о) с алой розочкой в зубах.

И все прояснилось. Точнее, все получили подтверждение того, о чем они и так знали или догадывались. Оказывается, неуступчивость спикера – это не что иное, как проявление его несогласия с тем, что в результате КР жизнь со всеми прелестями рискует пройти мимо него -- в новой схеме власти Литвин может просто оказаться не у дел. Более того, без всяких гарантий на ближайшие месяцы и годы от него уже сейчас требуют собственными руками такое неприглядное будущее в ВР сотворить, заставив депутатов проголосовать за изменение Основного Закона. Вот спикер и потребовал таких гарантий, пугая всех парламентским регламентом, как тать под мостом кистенем. Так, кстати, с Литвином уже было и летом прошлого года, когда именно с его подачи и из-за его же заигрываний с противниками реформы парламент на смог принять за основу президентский вариант КР.

Ну а любезнейший Степан Богданович наоборот – в неуступчивости спикера и его фронде увидел шанс выдвинуться самому. То есть подсидеть Литвина демонстрацией своей жизни и деятельности по принципу "святее самого Папы Римского". Гавриш так и сказал спикеру: дескать, не забывайся(тесь), дорогой товарищ, брат и господин, не надо себя мнить "не первым, но и не вторым", ты (вы) -- всего лишь воплощение кадрового компромисса между многими желающими, а следовательно, работай(те) и не выпендривайся(тесь). А не желаешь(те) – заставим. Перед тем, как снять к чертовой матери. Да-да, Гавриш, отсекая слухи о возможной отставке Литвина, так и сказал: "Действительно, от главы Верховной Рады зависит все больше и больше (в том числе, и в принятии КР. – Авт.), но любых дискуссий относительно отставки председателя Верховной Рады Украины не только не было, но они и не допустимы, поскольку председатель Верховной Рады является продуктом парламентского большинства, именно оно (большинство) привело его в это кресло и не ставит данный вопрос сейчас, а реагировать на какие-либо эмоции означало бы расписаться в собственном бессилии". А потом подчеркнул, что парламентское большинство ведет со спикером украинского парламента упомянутую дискуссию недвусмысленно. "В том числе и я. Я ищу с ним взаимопонимание. Я не миротворец, я координатор. Моя задача - вести линию парламентского большинства, и если она будет такой, я буду считать, что это для меня является заданием, иначе я не должен там быть, как координатор", -- резюмировал Степан Богданович, и себя, как видим, причисляя ко все тем же большевистским "продуктам".

Леонид же Данилович, коего Гавриш охарактеризовал как человека, "который максимально эффективно ведет политическую реформу", похоже, нашел "слова такие нежные", что успокоил обоих. А на свет появился график прохождения КР и сопутствующих документов. А спикер публично поклялся работать над КР по 20 часов в сутки, лишь бы всем -- а Степану Богдановичу в особенности -- было хорошо.

И что же из всего этого следует? Во-первых, перемирие на почве КР вряд ли надо считать прелюдией к длительному миру. Потому что не один Гавриш ведь хочет Владимира Михайловича подсидеть: как вы знаете, плох тот нардеп, который не хочет стать спикером. (Кстати, когда я писал эту фразу, случилась очень символическая опечатка – в слове "плох" сама по себе не пропечаталась первая буква, и какое удивительное прочтение фразы вышло!) А КР, устанавливающая новые принципы взаимоотношений между ветвями власти, поднимает роль спикера. Как координатора и "продукта" будущей парламентской коалиции. И Литвин, заставив с собой считаться, еще раз показал, что может спикер ВР, вооруженный регламентом и желающий жить исключительно по нормам этого документа. Как говорится, демократия – это регламент, правила игры…

Во-вторых, вряд ли Литвину стоит почивать на лаврах даже в случае успешного прохождения КР. Строптивость с применением легкого шантажа при решении важных государственных дел вряд ли прощается любому "продукту", даже если он такой важный, как Владимир Михайлович. Кроме того, поговаривают, что в связи с возможным изменением статуса парламентского головы на эту должность намылился нынешний глава АП Виктор Медведчук – ему ведь тоже не хочется, чтобы жизнь проходила мимо. А с этим человеком, если он срочно "баллотнется" в нардепы, например, по освободившемуся округу Сергея Кивалова, Владимиру Михайловичу придется несладко. Человек, который пробавляется тем, что создает кризисы, чтобы потом их же и устранять, -- это крепкий орешек, сплошной источник адреналина для окружающих. Да и вообще, если КР случится, очень скоро начнется увлекательный процесс гадания и составления властной триады "президент—спикер—премьер" по конкретным персоналиям. Янукович—Литвин—Медведчук, Мороз—Литвин—Янукович, Янукович—Мороз—Медведчук, Янукович—Медведчук—Кучма, Симоненко—Литвин--Янукович – уже от этого комбинирования, согласитесь, захватывает дух: это похлеще кубика Рубика. А есть же еще лидер "Нашей Украины" Виктор Ющенко, который почему-то уверен, что КР провалилась, а он – президент, раздающий направо и налево собственность поверженных врагов-олигархов, награждающий Мадлен Олбрайт и Джорджа Сороса всеми известными в Украине орденами и делающий кума Порошенко министром землетрясений и директором Черного моря одновременно.

И, наконец, в-третьих, сложившаяся ситуация доказывает одну несомненную пользу от КР. Затухший спор вновь напомнил, как президент Кучма гордился тем, что "стимулировал" депутатов, чтобы они в 1996 году приняли Конституцию. Не подпиши Кучма тогда указа о проведении референдума в поддержку своего варианта Основного Закона – депутаты еще 6 лет обсуждали бы конституционные нормы. А так приняли за одну ночь. Сейчас именно эта Конституция меняется. И меняется опять под давлением и с применением "стимулов". Как законных, так и не очень. Но меняется так, что любой будущий президент, лишаясь огромного количества полномочий, получает взамен только более широкие возможности стимулирования парламента. Вплоть до роспуска высшего законодательного органа, если его состав – коллективный "продукт" электорального волеизъявления -- не будет работать. Стимулы эти будут четко и недвусмысленно выписаны в Конституции, и будущему главе государства не придется привлекать к ускорению законотворческой работы "потусторонние силы" -- налоговиков, милиционеров, пожарных, санэпидемиологов и еще не знаю кого, кто сейчас может войти к депутату и, намекая на его бизнес, спросить: "А почему, собственно, тормозим?.."

…По новой же Конституции, например, если депутаты откажутся создавать парламентскую коалицию и формировать правительство, то президент по прошествии 30 дней их может разогнать со спокойной совестью. И на законных основаниях. А пожарные в это время будут тушить пожары или традиционно спать, милиционеры с санитарными врачами – ловить блох и преступников, налоговики – принимать налоги от счастливых сограждан, Ющенко – чистить ульи со словами Шевченко на устах и передавать аккуратные баночки с медом все тем же Олбрайт с Соросом. И все будут кайфовать так же неотвратимо, как вертится планета. Чем не рай на многострадальной украинской земле?…