С кем и куда?

Исторический опыт показывает, что отстающие в политико-экономическом отношении страны не могут разрешить свои исторические задачи путем простого заимствования политических форм передовых стран, каждая страна имеет свой путь политико-национально-исторического развития. И первым (и необходимым) этапом является период централизации власти, когда государство (как социальный институт) непосредственно осуществляет руководящую функцию.

Период жесткой иерархической подчиненности. Когда в обществе выработано ориентационно-ценностное единство, тогда наступает следующий этап – делегирование власти, и властные функции распределяются среди других социальных институтов или ветвей власти (исполнительная, законодательная, судебная). Наступает период гибкой иерархии. А уже в гражданском обществе, возникающем на информационном этапе развития мирового сообщества, властные функции (точнее их часть) постепенно делегируются самодеятельным общественным организациям, существующим отдельно от властной вертикали.

Путь России

Это масштабные всеобщие закономерности, на которые накладываются индивидуальные особенности, приводящие к уникальности развития каждого общества. К примеру, размах России, ее размеры приводят к тому, что роль центра там всегда будет гораздо выше, чем в компактных государствах центральной Европы. Близость к центру периферийных объектов, в которых сходные условия (природные в том числе) порождают одинаковые проблемы и подобные способы их разрешения, требует похожих управленческих решений и схожего стиля руководства. То есть в Европе изначально предполагается большая унификация и снижение роли центра. Плюс исторический опыт организации обществ, накладываемый на природные особенности. И совсем другое дело в России, которая при своих размерах часто соединяет в себе малосовместимое в других странах, по крайней мере, до последнего времени. Если у России не будет сильного центра и сильной федеральной власти, не будет самого понятия России. Вспомним, что началось в Союзе, когда роль центра снизилась, какие конфликты вылезли наружу.

На западе Европы глобальная стратегия развития – это постепенное подчинение индивидуальных стремлений коллективной организации. У России альтернативная стратегия – вначале натянуть вожжи, а потом их отпускать. Можно идти от индивидуума к коллективу, а можно от коллектива к индивидууму. Главное, как лучшим образом в конкретных исторических условиях сочетать и те, и другие интересы.

И поэтому Россия не осуществляет отход от демократии, как утверждают некоторые "демократические" западные политологии, боящиеся конкуренции с ее стороны и не желающие считаться с ее интересами. Наоборот, Россия, повышая управляемость своей государственной организации, улучшает состояние демократии в своей стране, повышая жизненный уровень, обеспечивая политическую стабильность в некоторых рамках и гарантируя государственную защиту в соблюдении базовых прав человека. В нищей стране со слабой властью демократии не бывает, не может быть по определению. То, что демократия России будет отличаться от западной, это – несомненно. Вызывает удивление, почему это изумляет людей, считающих себя продвинутыми демократами. Или только они знают, что такое настоящая демократия, или демократия – это то устройство общества, которое у них, а все остальное – от лукавого.

Демократия допускает возможность выбора между действительными конкурентами. Зачем искусственно создавать видимость выбора, если реальных альтернатив нет. Если в данный момент времени для большинства населения России относительный ПОРЯДОК в стране важнее политических дискуссий, у людей сейчас нет средств содержать несколько властных конкурирующих команд. Почему не признавать этот выбор демократическим, только потому, что он не соответствует практике богатых стран. Тем более известно, что русские долго запрягают.

Демократия – это результат эволюционного процесса. Но медведь (российский) в результате эволюции не станет львом (британским), хотя и медведь и лев являются продуктами эволюции. Демократия не имеет ничего общего с однолинейной эволюцией. Мир слишком разный, чтобы быть стандартным во всех его уголках, к одной цели можно идти различными путями. В этом разнообразии типов демократических государств залог развития и выживания человечества, зародыш нового типа мировой организации. Различные типы обществ могут сотрудничать, оставаясь самими собой. И вот это влияние экономических и культурных контактов будет оказывать стимулирующее воздействие и на внутриполитическое устройство, вырабатывая общие ценности сотрудничества, дополняя различающиеся между собой индивидуальные ценности разнообразных стран.

Централизация сестра авторитарности

Любая империя имеет централизованную, иерархическую систему власти, но не всякая централизованная система власти – империя, поскольку централизация это необходимый этап развития любого устройства власти на новом витке развития. В дальнейшем роль центра и его функции модифицируются, но никогда не пропадают совсем. Головной мозг, возникнув в результате эволюции, не может исчезнуть, меняются решаемые им задачи и способы управления поведением. Иерархические отношения внутри любой, даже самой демократической системы власти без надлежащего контроля и ограничения очень часто в силу своей природы превращаются в авторитарные. Что мы сейчас наблюдаем в мировом масштабе, где одно государство, не ограничиваемое ничем (и никем), кроме своей воли, пытается прибрать все к своим рукам, вмешивается в любые события, если сочтет нужными. Узко понятые национальные интересы приводят к игнорированию интересов других международных субъектов, и демократически построенное государство может вести себя на международной арене вполне по-имперски. Если ничего не изменится, то судьба его незавидна. Подорвав Советский Союз в гонке вооружений, оно само надорвется под бременем военных расходов, но построить весь мир по своему образу и подобию ему не удастся.

Надо отличать авторитарную власть от централизованной, т.е. пользоваться не только эмоциональными оценками, а и рациональными критериями. Термин "авторитарная власть" характеризует стиль принятия решения, а не само устройство власти. А этот стиль власти уже зависит от культуры принятия решений, существующей в этом обществе, и от политической культуры конкретного правителя. Государственная политика США это типичный авторитаризм в мировом масштабе, когда они позволяют себе не считаться ни с чьим мнением, если оно их не устраивает. Наш президент по сравнению с ними невинный шалунишка. Его основная вина заключается в том, что политическая система у нас устроена таким образом, что "всенародный" президент, вне зависимости от своего желания, превращается, как высказался один кандидат в президенты, в императора. Наверно, именно поэтому, этот кандидат и призывает ничего не менять, пока у него есть шанс стать таким императором.

То, что наш президент играет громадную роль в нашей политической системе – никто не отрицает. Но то, что он не всемогущ, это тоже правда. И то, что он учится, и овладевает не только авторитарными, а и политическими методами ведения борьбы тоже верно. В начале своего правления он имел парламент, в котором большинство не контролировалось им. Будучи на коне, после переизбрания, он сумел организовать бархатную революцию, получив уже ситуационное большинство, контролируемое им. Наконец, почти через 10 лет, он заимел парламент, в котором возможно и конституционное большинство (так ли это, мы вскоре сможем убедиться). Но вот как раз для того, чтобы следующий президент не тратил годы на приручение парламента, можно пойти другим путем – пускай сам парламент выбирает президента, и они вместе тянут страну, нарабатывая общие цели и ценности. Куда утянут уже другой вопрос, поэтому многие хотят остаться и тут, и там, и не брать на себя ответственность, вдруг через некоторое время окажется, что не туда зазывали.

Поэтому обвинения и России, и Украины в авторитарности преследуют иную цель. На сегодняшний день мир по-прежнему иерархичен – никакие поверхностные смещения не в состоянии этого изменить, но сейчас наблюдается новый этап построения общемировой структуры. И место государства в новой структуре будет зависеть от его возможностей. Внутренние противоречия отдельных игроков позволяют эгоистичным игрокам манипулировать неустойчивыми и вырабатывать лучшие условия для себя, отбрасывая остальных на нижние ступени иерархической пирамиды.

Путь Украины

Нет идеальных устройств общества, поэтому надо принимать современное западное "демократическое" устройство не за образец для подражания, а как возможный способ организации общества, который поможет облегчить нам вхождение в совместную жизнь. И наша цель – не членство в Евросоюзе, как заявляют отдельные наши прикормленные политики, а достижение мировых стандартов качества зрелого государства. Почувствуйте разницу: наша цель – Европа (подразумевается, мы за ценой не постоим). Или наша цель – достижение стандартов жизни, которых европейское общество достигло сегодня (а когда мы их достигнем, где они будут тогда). Или наша цель – мировые стандарты качества, востребованные завтра (другое дело, как их обозначить). Как говорят психологи, умейте ставить цели.

Во-первых, есть и в Европе государства, которые не входят в ЕС (например, Швейцария), но живут достаточно обеспеченно и не отказываются от всевозможных форм сотрудничества с этой организацией. У нас уже была цель – приватизация любой ценой, вместо достижения эффективности работы предприятия. Выясняется, что эффективность работы не всегда связана с характером собственности, но всегда связана с качеством менеджмента предприятия. В результате продажи государственной собственности народ имеет то, что его имеют.

Во-вторых, мы уже были в Союзе, где существовали общая валюта, армия, рынок и не было внутренних границ. Но мы объявили, что нас это не устраивает, это унижает нашу "гідність", наше достоинство, мы выбираем другой, самостоятельный образ жизни. Не прошло и года, как оказывается, для нас уже возможно совместное проживание, но в другой семье. Понятно, что мы были недовольны не союзом, как формой объединения, а характером взаимоотношений с нашим "старшим братом". Он нам надоел, поэтому мы стремимся в другую "братскую семью" народов, но где у нас будет уже не один старший брат, а несколько старших, с десяток средних и младших. А мы будем на положении "немовлят", младенцев, которые только и могут радостно и одобрительно кивать головой, когда к нам будут обращаться взрослые члены семьи. Мы так и рассчитываем, что нас с ложечки кормить будут. Но не тут-то было, нас берут как пасынков, приемных детей, потому что если оставить нас одних, то мы можем пойти не по той дорожке. Хотя в глаза нас все будут уверять, что нас слушают и понимают, и наш голос будет учитываться (только в качестве одобрямса). Пока мы сами не решим свои проблемы, новая семья не поможет. Как гласит народная мудрость, личностные проблемы остаются теми же: бабу менять, только время терять.

Как раз последние события в Европейском парламенте показывают, что среди всех равных существуют самые равные, которые на особом положении, и поведение которых оценивается по другим критериям. ЕС до сих пор строится по иерархическому принципу. Это объективный этап развития любого общества на индустриальном и постиндустриальном этапе развития мирового сообщества. В иерархической организации управление, в конечном счете, всегда сводится к обладанию властью и властными ресурсами. В современном мире по-другому и не бывает, он так устроен: по хорошо известному нам принципу "демократического централизма" – низы говорят, верхи (старейшины) решают. Поэтому, пока мы не встали в ряд экономических и политических тяжеловесов, с которыми нельзя не считаться, и не заняли свою нишу в международном разделении труда, надеяться на то, что наше мнение будут учитывать, наивно.

В-третьих, сотрудничая с Западом, который достиг на данном этапе развития мирового сообщества видимых успехов в уровне своего благосостояния, корпоративная элита, включенная в международные связи, ориентируется на достигнутые Западом стандарты жизни. Но сама она для своих подчиненных создать такие условия не может. Мы не говорим про обслугу этой элиты, которая худо-бедно может что-то урвать с барского стола. Самое интересное, что именно то, в чем всегда обвиняли сторонников советского строя, "колбасный" аргумент, т.е. удовлетворение базовых потребностей, когда желудок диктует всему остальному, стал основным доказательством превосходства "западного" образа жизни. И нет большой разницы, кем провозглашаются эти "желудочные" ценности в СМИ: теми, кто напрямую приобщен к кормушке своих хозяев (а кто может у нас позволить себе держать СМИ), или теми, кто получает гранты или гуманитарную помощь (т.е. опять же прикормленных, но уже другими хозяевами) – суть от этого не меняется. Обществу навязываются потребительские, наглядные критерии оценки качества жизни, но внутренние причины достижения таких результатов игнорируются: сознательно или по недомыслию – не так важно. С полным желудком, который ограничивает движения (пустой тоже), подняться к вершинам Духа нам не удастся, а всю тайну жизни можем свести к удовлетворению инстинктивных позывов тела. Интересы прибыли диктуют сведение жизненных стандартов к обладанию материальными благами, упрощение и примитивизацию духовных сфер жизни, сопровождающиеся неприкрытым культом насилия во имя того, что, казалось бы, несовместимо с насилием – во имя прав человека (очень часто понимаемых очень узко, как только собственных прав).

"Гражданское" общество требует культуры общества, способного привить и донести эту культуру до индивидуальных субъектов не только в теории, но и практикой общественной жизни. Но это же общество требует от индивидуального субъекта умения учитывать интересы других. Гораздо важнее совершать добро, чем проповедовать его, или, не ограничиваясь этой проповедью, прививать его насилием. Как на практике научиться сочетать личное и общественное, как выстроить взаимоотношения, ведущие к пониманию себя, других и нашего совместного предназначения? У каждого свой путь исканий, не исключающий ошибок и заблуждений, но основанный на вере в своих силах и своих возможностях идти по этому пути к достижению нелегкой цели.